Один дед воевал, другой — кормил фронт

Александр Петров 25 лет отработал в полиции. Когда вышел на пенсию, появилось время заняться давно интересовавшим делом — поиском без вести пропавших солдат. Три года назад он стал бойцом отряда «Журавли» и впервые принял участие в поисковой экспедиции.

Почему я стал поисковиком

— С детства привлекала военная история. Смотрел фильмы про войну, читал книги, особенно интересовали танки. Многие мои родственники воевали. Поэтому хотелось побывать на местах сражений, увидеть не приукрашенную войну, как в музеях, а как было на самом деле. Но работа в полиции не оставляла времени для этого. Когда вышел на пенсию, познакомился с поисковиками отряда «Журавли». В первой экспедиции, в Новгородскую область, понравилось все: люди, обстановка, место и результаты поиска. Уже побывал в десятке экспедиций, нашел пять бойцов.

Прошел всю войну водителем

Виктор Дмитриевич Петров, дед со стороны отца, родом из Кириллова. Школу окончил в Череповце, где и остался работать художником в музее, хотя был самоучкой.

В 1931 — 1932 годах проходил срочную службу в погранвойсках НКВД.

В 1939 году был призван на финскую кампанию — пулеметчиком в лыжный батальон. А в сентябре 1941 года его призвали на войну с гитлеровской Германией. После финской войны он получил водительские права, и это ему помогло выжить и пройти всю Великую Отечественную: он был водителем командирского состава полка связи со Ставкой Сталина. В 1945 году его перекинули на Дальневосточный фронт — это была Советско-японская война. Демобилизовался в декабре 1945 года. Воспоминания у него остались очень тяжелые, поэтому про войну рассказывать не любил. По словам бабушки, когда он пришел домой с войны, несколько дней лежал, не ел, не разговаривал. Врач, вызванный бабушкой, поставил диагноз: не болен, просто устал. Виктор Дмитриевич награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Эти боевые награды он отдал в череповецкий городской музей, в котором работал художником. И где они находятся сейчас, я даже не знаю.

А в 60-е годы дед был внештатным фотокорреспондентом в газете «Коммунист». Сохранилось очень много его фотографий о жизни Череповца. Не стало его в 1994 году — через год после того, как мы похоронили моего отца. Бабушка с дедом пережили всех своих сыновей.
 
Снабжал блокадный Ленинград

Николай Богданович Богданов, мамин отец, всю жизнь прожил в деревне Абрамова Гора Ленинградской области. Он был незаконнорожденным ребенком местного помещика. Фамилия и отчество у него не отцовские, их ему дали как байстрюку.

В деревне его дразнили, поэтому он вырос коммунистом до мозга костей. Есть семейное предание, что в 18 лет дед ушел в Красную армию, воевал в Первой конной армии.

В одном из боев был ранен из винтовки, пуля застряла рядом с позвоночником. Делать операцию не стали, прожил с пулей в спине всю жизнь. Был три раза женат, у него родилось 10 детей, из которых выжили не все. Мама моя родилась в 1942 году уже в браке с последней женой — моей бабушкой Матреной Михайловной. Когда пришла война, всех мужиков из деревни забрали. Деда не призвали из-за ранения. Он остался председателем колхоза, в котором работали женщины и дети. Немцы до Абрамовой Горы не дошли буквально 50 км, остановились под Тихвином. Но война деревню не обошла стороной: были авианалеты, в деревню привозили раненых солдат. Все продукты были вывезены в 1941 году, а позже забрали и скотину. В общем, деревня кормила фронт, продукты увозили в блокадный Ленинград: рядом проходила Дорога жизни. Жители деревни спасались ловлей рыбы из местных озер. Было одно карстовое озеро, из которого зимой 1941 года ушла вода, что периодически случалось, а рыба осталась подо льдом. Эту рыбу возами доставляли в деревню. Выживали как могли: ели крапиву, охотились, рыбачили. Николай Богданович умер в 1978 году.

Жанна Газзаева