Учащиеся или обучающиеся?

Редко когда информационный повод к федеральным новостям берет свое начало в Череповце, но это как раз тот случай. С подачи местной учительницы в России ускоряется продвижение закона, позволяющего студентам педвузов преподавать в школах. А что их там ждет?

Придали ускорение

Напомним, в феврале на встрече президента Владимира Путина с общественностью в Череповце учитель начальных классов Виктория Смирнова напомнила об идее разрешить студентам последних курсов педагогических вузов преподавать в школах.

С легкой руки СМИ, особенно местных, стало считаться, что череповецкий педагог предложила какое-то ноу-хау. Но мало кто услышал, что «ноу-хау» появилось уже давно, а Виктория Смирнова посетовала лишь на то, что вопрос этот в Госдуме «отложен на неопределенный срок».

— Почему не разрешать студентам старших курсов, я, честно говоря, не понимаю, — сказал тогда президент.

— Он [законопроект. — Ред.] поставлен на апрель на второе чтение, поэтому это легко ускорить, — тут же ответила профильный вице-премьер Татьяна Голикова.

— Да, — резюмировал Путин.

Так что пресловутая «поправка Смирновой», как окрестил глава государства предложение череповецкой учительницы, — это лишь своеобразное «волшебное ускорение» всем заинтересованным сторонам.

И стороны ускорились. Глава Минпросвещения Сергей Кравцов заявил, что поправку о допуске к преподаванию студентов старших курсов поддерживает. А Госдума планирует рассмотреть законопроект во втором чтении не в апреле, а уже 20 февраля. В целом профильный комитет нижней палаты планирует закончить работу над законом в весеннюю сессию, чтобы уже нынешние студенты старших курсов смогли пойти в школы на правах учителей.

Кадровый голод

В середине прошлого года эксперты Общероссийского народного фронта провели опрос российских педагогов из 83 регионов и выяснили, что дефицит учителей год за годом растет.

О том, что в их школах не хватает педагогов-предметников, сообщает 51 % учителей (годом ранее 48 %). О нехватке педагогов говорят как в сельских школах (54 %), так и городских (50 %). 38 % отметили, что замену уволившимся нашли с трудом, а в 22 % случаев ушедшего из школы педагога так никто и не подменил.

При этом муниципалитеты рекомендуют обходиться своими силами, чтобы средняя зарплата не падала ниже уровня майских указов. «Негласный приказ — не увеличивать количество учителей. Даже если учитель уволился, его часы перераспределяются», «Распределяли нагрузку среди оставшихся педагогов, в том числе и не по профилю», — говорили педагоги во время опроса.

Есть школы, где один педагог ведет математику, историю и английский язык, а другой — физику, изобразительное искусство и ОБЖ. Сельский учитель физкультуры может преподавать еще и английский язык, а учитель информатики — музыку и ИЗО.

Напомним, Владимир Путин для поддержки сельских педагогов предложил запустить с 2020 года программу «Земский учитель» — переехавшие в сельскую местность учителя получат миллион рублей подъемных. Но в случае со студентами педвузов только ли в деньгах дело?

Бич современной школы

Учась в университете, педагогическую практику автор этих строк проходил дважды, на четвертом и пятом курсах. Давненько, правда, это было, но не суть. В первый раз ему достался класс в одной из «элитных» городских школ, во второй — в одной из самых проблемных, плюс руководство коррекционным классом. К слову, работа в последнем в чем-то была даже интереснее, а ребята добрее и душевнее, но это лирика.

В сухом остатке у всего моего курса, где бы они ни практиковались, — тихий ужас. Причем не от педагогической деятельности как таковой, не от детей-сорванцов, считающих своим долгом, как сейчас говорят, «потроллить» молодого студента, а от той учебной бюрократии, бесконечной писанины, к которой привыкнуть, как кажется, невозможно.

Задумаемся, но ведь именно это не только увидят (как мы, простые практиканты), но и сразу же прочувствуют на себе студенты «в праве учителя».

В том же ОНФ еще несколько лет назад обращали внимание на то, что ежегодно жизнь учителей усложняют все новыми бюрократическими требованиями, уже давно не сравнимыми с теми, что в свое время так напугали нас.

В соцсетях педагоги сетуют на бюрократию не меньше, чем на материальный достаток.

«Вместо того, чтобы все школьное и внеурочное время посвящать своим ученикам, педагоги вынуждены заниматься школьным документооборотом, — читаем в одном из учительских сообществ. — На составление разнообразных планов, отчетов, графиков, написание характеристик, ведение портфолио учащихся, заполнение классного журнала и дневников, проверку тетрадей уходит львиная часть времени педагога, которую он с радостью бы посвятил своим подопечным. Но… интересы чиновников важнее».

Нужные навыки

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла пошел дальше и опубликовал доклад, в котором называет всеобщую бюрократизацию главной чумой российского образования. По его мнению, чтобы улучшить систему образования, нужно отменить 99 % бумажных требований к преподавателям. Но это, скорее, риторическое предложение, а пока…

А пока Госдума одолеет, конечно, законопроект с «поправкой Смирновой». Однако студенту-старшекурснику, решившему подвизаться на ниве учительской работы, старшие коллеги и завуч будут помогать не тем, чтобы объяснить тонкости работы с детьми. Не тем, как понятнее раскрыть перед ними тему интеграла. Не тем, как найти подход к Васе Иванову —
грозе всей школы.

А тем, чтобы тот, оформляя очередной отчет, не дай бог не перепутал понятия «учащийся» и «обучающийся». Потому что некорректно заполненные бумаги могут быть признаны недействительными.

Посмотрит на все это студент, доучится он в вузе. А потом придет в школу на постоянную работу? Скажем мягко: не факт.

Андрей Савин