Как череповчане решились на переезд в район

Современные люди очень мобильны и легко меняют сферу деятельности или место жительства. Вот и череповчане уезжают на ПМЖ в теплые страны, в другие города, особенно крупные — в Ярославль, Москву, Санкт-Петербург. Но кто-то выбирает для переезда совсем маленькие населенные пункты. И как правило, такой выбор не совсем понятен тем, кто стремится расширить границы своего жизненного пространства. Сегодня мы открываем новую рубрику. Ее автор — Анна Белая, несколько месяцев назад ее семья приняла решение поменять городскую квартиру на дом в поселке.

История 1
«Мы не дауншифтеры». Наше решение о переезде далось нам легко — я сама выросла в деревне, а муж всегда хотел жить поближе к природе. Наверное, мы еще не осознали всех радостей деревенской жизни, только-только переехали, все еще впереди. Да и заселились мы глубокой осенью, когда на деревьях уже не было листвы. Я с трепетом жду весну, так как очень хочется увидеть, какие именно деревья нас окружают. А их тут много!

Пошел третий месяц, как наша семья перебралась жить в деревню Череповецкого района. Не в ту деревню, после переезда в которую все говорят: «Да вы что? В такую глушь?!» Нет, вполне себе нормальный поселок с магазинами (во множественном числе), с почтой (где меня уже знают) и даже с ФАП (я не уверена, что правильно расшифрую аббревиатуру, в общем, медик есть).
Мы не дауншифтеры какие-набудь: английский термин дауншифтинг — «переключение на низкую передачу» — это социальное явление целенаправленного осознанного спуска по социальной иерархии, связанное с «жизнью для себя», «отказом от чужих целей». До отречения от городской жизни и перерубания «каната зависимости» от города не доросли. Но явно шагнули куда-то совсем в другую сторону, потому как вопрос, как решились на переезд в деревню, слышим постоянно.

И правда, я не понимаю, как можно решиться переехать жить из квартиры в свой дом? Как можно решиться променять городской воздух на деревенский? Как можно решиться выйти утром во двор, да хоть даже в нижнем белье (муж практикует, не я), и поздороваться с солнцем? Или в 4 утра пилить болгаркой (муж практикует, не я), невзирая на соседей. Как можно решиться думать о весне — о том, где лучше посадить кабачки (это уже мои заботы), знать, что не надо ждать выходных, чтобы планировать поездку и вовремя полить, порыхлить нежные всходы? Как можно решиться топить каждый день печь, слушать треск дров, шевелить угли, жарить на печке картошку, а потом сидеть за круглым столом и смотреть, как за окном шумит зима, а дома тепло и вкусно? Как можно начать жить свободно? Я не знаю. Но мы начинаем. Живя в деревне даже такое непродолжительное время, мы ощущаем свободу. Это внутренняя свобода, свобода выбора и действий.

Да, в материальном плане пока мы очень сильно зависим от города — муж работает на заводе, его зарплата — основной источник дохода в нашей семье.
Но в остальном деревня — это огромный потенциал для развития! Для мужчины тут всегда есть работа, некогда лежать на диване перед телевизором. Да и отдыхать есть время и возможность. Мне уже очень хочется заняться огородом, посадить первые цветы и плодовые деревья.
Вот кому в деревне полная благодать, так это детям! Шуметь можно сколько угодно, не беспокоясь, что помешают соседям. К этому мы привыкали: первое время, когда ребята громко топали вечером, хотелось сказать привычное «потише!». А потом понимаешь: зачем «потише»? Разве что мышей в подвале дома распугают.

Выбор, где и как жить, каждый делает сам. Мы выбрали непривычный для современного большинства вариант жизни — в работе и заботах.
Российская деревня не просто умирает. Она уже умерла. Дома — это судьбы и люди. Видеть, как стоят сломанные судьбы, сломленные люди, — больно. Деревня убита равнодушием, ненужностью, невыгодностью…
Где-то еще остались живые дома. И они — как вызов, как крик: «Мы тут! Мы живые!» Только этот крик никто не слышит, и он гуляет эхом среди деревни…
Мы бросили вызов. Мы — молодые жители деревни. И живется нам тут не холодно и не голодно, а счастливо!

История 2
«Идея переезда витает в воздухе». Владимир и Надежда Варнавские — молодая семья. Оба жили в Череповце до переезда в деревню. По профессии программисты. Владимир продолжил заниматься программированием, это основной источник дохода в семье, и работать может из любой точки планеты. Поэтому, наверное, и не возникло сложностей с переездом. Тем более что для жизни выбрали не очень далекую точку от Череповца — живут в деревне Шайма, в 10 километрах от города.

По словам супругов, основной причиной переезда послужило то, что в деревне воздух чистый и тишина.

«Радостно в окошко посмотреть и увидеть там живую лису, которая выкапывает что-то из снега на нашем участке. Однажды гуляли пешком и встретили по дороге лося!» — рассказывают супруги.

Надежда занимается изготовлением вкусной и полезной выпечки, проводит мастер-классы. Супруги в городе бывают очень часто — расстояние позволяет регулярно посещать Череповец, да и общественная деятельность требует личного присутствия.

«Среди моих знакомых все больше людей, которые переезжают жить за город, — рассказывает Владимир. — Кто-то уже уехал из Череповца, кто-то купил участок и строит дом. А кто-то еще только мечтает о переезде. Но идея переезда за город витает в воздухе».

История Владимира и Надежды действительно молодежная. Она пример того, что для переезда в свой собственный дом необязательно выбирать какую-то глухую деревню, можно жить рядом с городом, жить активной городской жизнью, при этом жить в собственном доме.

Анна Белая, газета «Голос Череповца»