35media.ru

Питерских котов Румянцева привезли на родину художника

Коты художника Владимира Румянцева стали одним из символов Санкт-Петербурга. Он рассказывал, что в каждом из его котов отражены черты Рыжика, кота из череповецкого детства художника. До выставки на родине он не дожил двух с половиной месяцев.

Коты Владимира Румянцева — исконные петербуржцы. Они деловито разгуливают на двух лапах среди зданий Росси и Растрелли, обедают на петербургских крышах (не из миски, а по-благородному — за столом), любуются Невой с живописных питерских мостов. Абы с кем коты Румянцева не общаются, предпочитая компанию знаменитостей, например Александра Пушкина. На одной из картин кот здоровается с поэтом, на другой — сидит на коленях и нашептывает бессмертные строчки.
В Санкт-Петербурге коты Владимира Румянцева превратились в один из городских символов — рыжики и полосатики гуляют по социальным сетям, их изображения (открытки, магнитики, кружки, альбомы и даже наволочки с котами) продаются на развалах в местах скопления туристов, которые развозят творения Владимира Румянцева по всему миру.

Наверное, доезжали и до родного художнику Череповца, но выставку в фойе Центральной библиотеки имени В.В. Верещагина можно назвать первым творческим возвращением художника к землякам. Пока выставлены репродукции Владимира Румянцева, но организаторы рассказали «Речи» о том, что ведут переговоры о приезде подлинных картин художника.

Владимир Румянцев родился в Череповце в 1957 году и взял в руки кисть в четырехлетнем возрасте. В детские годы был замечен известным череповецким педагогом Ангелиной Алексеевой (ее имя носит Дворец детского и юношеского творчества), о которой с огромной любовью художник написал в предисловии к одному из своих альбомов.


«Благодарен Ангелине Анатольевне Алексеевой за то, что нашла во мне художника, — заявил Владимир Румянцев. — С Ангелиной Анатольевной лет с семи начал ходить в походы по близлежащим деревням на два-три дня. Топали ногами по 15 — 20 километров в день, собирали для краеведческого музея расписные прялки, коромысла, домотканые коврики, одеяла и расшитые рубашки, рушники, кокошники, деревянную посуду и иконы. Все интересное и красивое».

На ниве творчества

Владимир Румянцев в школьные годы особенно близко сошелся с одноклассником Николаем Дорофеевым, ныне известным череповецким художником.

«Учились мы вместе с первого класса, но начали дружить с 5 — 6-го класса, — рассказал он «Речи». — Тогда в Череповце открыли художественную школу, он туда поступил и меня пригласил. Сам я боялся туда идти учиться, но он договорился. После окончания 8-го класса он поехал продолжать учебу в Ленинград, поступил в художественное училище имени Серова. Мы переписывались, и он меня тоже сагитировал поступать. Учились вместе, он на курс постарше. Мы общались, но уже меньше. В середине 2000-х годов я приезжал в Санкт-Петербург, мы встретились, было очень приятно. Он подарил мне набор открыток с котами».

По словам Николая Дорофеева, даже в зрелых петербургских работах Владимира Румянцева нет-нет да и мелькнет Череповец.

«Например, в образах его деревьев прослеживается тема Соборной горки, где мы часто гуляли в детстве», — говорит художник.

Организатор череповецкой выставки Анна Дулько рассказала «Речи» о том, что познакомилась с Владимиром Румянцевым незадолго до смерти художника и разговаривала с ним по телефону.

«Обсуждали открытие его персональной выставки в Череповце, планировали на следующий год, — говорит Анна. — Но не сложилось, художник скончался. Ему было очень приятно, что Череповец интересуется его творчеством, о городе вспоминал с большой теплотой».

По словам Анны, в Санкт-Петербурге готовят большую памятную выставку Владимира Румянцева, которая потом, возможно, приедет в Череповец.

Сергей Виноградов