35media.ru

Как не утонуть в мусоре

В российских регионах разгорается настоящая мусорная война. Пока субъекты РФ препятствуют возможности ввозить отходы с других территорий, стране остро требуются мусороперерабатывающие производства, которых сегодня ничтожно мало. Отстают и законы.

Война миров

Не успел отполыхать пожар, разгоревшийся в Архангельской области, где местные жители активно препятствовали строительству на станции Шиес мусорного полигона (туда предполагалось свозить отходы жизнедеятельности города Москвы), как намечаются следующие «возгорания».

В СМИ появилась информация, что столичная мэрия подготовила новый проект территориальной схемы обращения с отходами. Архангельская область в ней уже отсутствует. Зато согласно документу в течение десяти лет более 60 млн тонн московского мусора окажутся в Московской, Калужской и Владимирской областях.

Губернатор последней, Владимир Сипягин, до этого не единожды обещал не допустить в регион столь неприятных поставок и, похоже, пытается стоять на своем. В ответ на указанное выше сообщение власти Владимирской области указали, что скорректированная территориальная схема обращения с отходами «не предусматривает ввоза мусора из других регионов».

Понятно, что Москва, хоть и не резиновая, расти не перестает, а потому миллионы тонн мусора множатся вместе с миллионами ее жителей, и складировать отходы где-то надо.

Понятно, что и другие регионы не виноваты в безудержном росте объемов продуктов столичной жизнедеятельности: тут со своими бы разобраться.

Наконец, множить свалки — вообще теперь не наш метод, коль скоро разворачивается в стране пресловутая мусорная реформа. А значит, должно быть найдено оптимальное решение. Точнее, оно давно уже существует, но внедрение его — дело небыстрое.

Ожидания и реальность

Чуть менее чем все твердые коммунальные отходы в стране, по данным Минприроды, вывозятся на мусорные полигоны — около 70 млн тонн ежегодно. И лишь 4 — 5 % всего мусора идет на переработку или сжигание.

При этом ранее представитель президента по вопросам экологии Сергей Иванов сообщал, что в перспективе в России будут перерабатывать до 60 % отходов, еще 20 % — сжигать на мусоросжигательных заводах (после сжигания на свалки отправится менее одного процента от изначального объема).

А национальный проект «Чистая страна» предусматривает, что уже к 2024 году в России на вторичную переработку должно идти 36 % твердых коммунальных отходов. Это бумага, картон, пластик, стекло.
Что и как должно гореть, тоже немаловажно. Сжигается в основном органика, которую нельзя переработать, прежде всего — пищевые отходы.

В результате получается либо компост, либо гранулы, которые идут на дорожное строительство. Но сегодня все усилия общественников направлены на то, чтобы чиновники не увлекались сжиганием, а больше налегали именно на переработку. Дело это, конечно, более трудоемкое, поэтому и законы пишутся так, чтобы никто не расслаблялся.

Жечь или перерабатывать?

Буквально на днях комитет по экологии Госдумы поддержал поправки к правительственному законопроекту (его готовят ко второму чтению) о плате за негативное воздействие на окружающую среду. Они касаются запрета на сжигание необработанного мусора. То есть из мусора, который привезли на завод, сначала нужно будет извлечь все полезные фракции, а уже остатки отправить на сжигание.

Кроме того, предстоит четко определить, на какие цели будет расходоваться экологический сбор — плата, которую производители будут отчислять государству за последующую утилизацию своих товаров.

В прессе появилась информация, что сжигание мусора законодатели собираются приравнять к утилизации. А это может привести к тому, что проекты строительства заводов по сжиганию мусора будут финансироваться из средств экологического сбора.

Правда, позднее это опровергли представители «Российского экологического оператора». В компании объяснили, что сжигание или компостирование отходов — способ более приоритетный по сравнению с размещением отходов на полигоне, но не более важный, чем вторичная переработка.

С подходом согласны и в Госдуме: новыми поправками предлагается, что средства экосбора будут направляться только на переработку мусора.

Под угрозой коллапса

Однако пока все, о чем только что шла речь, — задачи на перспективу. Сегодня в регионах проблемы по большей части денежные и организационные, и, увы, наша Вологодская область находится под усиленным вниманием федерального центра вовсе не по причине образцового выполнения «мусорной» реформы.

В Минприроды беспокоятся, что над многими региональными операторами нависла угроза банкротства, а собираемость платежей с юрлиц не превышает 70 %. В итоге ряд регионов были предупреждены об опасности возникновения мусорного коллапса, в том числе и Вологодчина.

На проблемы указывает и «Российский экологический оператор». По данным компании, в Вологодской области и еще в ряде регионов есть высокие риски банкротства региональных мусорных операторов. Если они уйдут с рынка, альтернатив им не будет. В РЭО предложили предусмотреть корректировку тарифов и нормативов накопления мусора, а также компенсировать выпадающие доходы убыточным операторам.

По тому, сколько уже было сказано о «мусорной» реформе и сколько копий сломано, может показаться, что с реформой этой мы живем уже давным-давно. Но нет, по факту мы еще только в самом начале пути. И да, этот тот самый случай, когда сор из избы не вынесешь: со всем этим сором нужно что-то делать внутри страны. И уж, разумеется, не спихивая его друг другу.

Андрей Савин