35media.ru

Слабое звено «нормандской четверки»

От встречи «нормандской четверки» мало кто ждал прорывных решений. Увы, скептические ожидания большинства в целом подтвердились. Пока складывается впечатление, что с таким успехом конфликт в Донбассе может растянуться на десятилетия.

Без сюрпризов

Итак, в понедельник в Париже прошла встреча лидеров Германии, России, Украины и Франции в формате «нормандской четверки». Ангела Меркель, Владимир Путин, Владимир Зеленский и Эммануэль Макрон провели почти шестичасовые переговоры, из которых полтора часа общались с глазу на глаз президенты России и Украины.

Итоговый выход к прессе за полночь и коммюнике по итогам встречи любителей прорывных решений не обнадежили.

Было еще раз подчеркнуто, что основой работы «нормандского формата» остаются минские соглашения. Зафиксирована заинтересованность всех участников в согласовании особого статуса Донбасса. Предусмотрено разведение сил к концу марта 2020 года в трех новых точках и открытие новых пунктов пропуска в течение месяца.

Трехстороннюю контактную группу, где представлены Украина и непризнанные ДНР и ЛНР, лидеры «четверки» призвали обеспечить обмен удерживаемых в Донбассе по формуле «всех на всех» — до конца этого года.

Также стало известно, что следующая встреча состоится через четыре месяца. Одной из основных ее тем станет организация в Донбассе местных выборов.

Несмотря на то, что лидеры стран выразили удовлетворение переговорами, а по словам Владимира Путина, в вопросе урегулирования ситуации в Донбассе произошло потепление, всем, кто знаком с ситуацией в регионе, сразу стало понятно: процесс затягивается.

Непоследовательность

По многим ключевым точкам соглашений достичь не удалось.

Так, договоренности о разведении сил и средств по всей линии их соприкосновения осуществить не удалось. Многие помнят, с каким скрипом с июня по ноябрь отводились войска в трех точках: Станице Луганской, Золотом и Петровском. Теперь вот еще три. Темпы черепашьи.

По минским соглашениям в Конституции Украины должен быть закреплен особый статус для отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), но Владимир Зеленский заявил, что Киев на это никогда не пойдет, ибо «Украина — независимая страна, которая сама определяет свой политический путь». Уже смешно.

С одной стороны, в итоговом документе саммита говорится, что в украинское законодательство должна быть интегрирована «формула Штайнмайера» (по имени экс-главы МИД Германии, а сейчас президента страны Франка-Вальтера Штайнмайера). Согласно ей, закон об особом статусе Донбасса вступит в силу только после проведения там выборов, которые признает ОБСЕ.

Но одновременно Зеленский настаивает, что сначала власти Украины должны восстановить контроль над участком границы с Россией. В минских же соглашениях восстановление контроля начинается на следующий день после выборов.

Понятно, что наблюдателей больше всего настораживает именно непоследовательность украинской стороны. Похоже на то, что Киев продолжает саботировать все то, что ранее подписал.

Что такое переговоры?

Еще до парижской встречи целый ряд украинских аналитиков (заметим, не из «ура-патриотического» лагеря) напоминали о том, что саммиты на столь высоком уровне обычно представляют собой не столько полноценные переговоры, сколько уточнение уже известных позиций. А позиции эти заранее прорабатываются через дипломатические каналы, и основные параметры итогового коммюнике посвященным лицам известны заранее.

Проще говоря, стороны должны знать, зачем они едут на саммит и что в итоге должно получиться. Терять время никто не хочет.

— Но я боюсь, Зеленский едет на саммит именно вести переговоры, спорить и убеждать, — сказал в одном из эфиров эксперт Дмитрий Джангиров.

Так ли это было на самом деле, неизвестно. Косвенно опасения господина Джангирова подтверждает инсайд «Коммерсанта». Мол, еще до саммита в Париже помощники лидеров «нормандской четверки» согласовали разведение сил по всей линии соприкосновения, но утвердить его не удалось. Причина: отвод своих войск не готова гарантировать Украина.

Немногочисленные оптимисты, склонявшиеся к мысли о том, что Владимир Зеленский просто играет в молчанку, дабы не раскрывать заранее всех карт и не будоражить оппозицию, подтверждения своих надежд не нашли.

Доверие без влияния

Проблема установления мира в Донбассе является ключевой на Украине: об этом свидетельствуют все опросы жителей страны. Особенно это касается тех, кто на минувших выборах голосовал за Владимира Зеленского и его партию «Слуга народа». Напомним, Зеленский на президентских выборах заручился поддержкой 73 % избирателей во втором туре, а его партия на парламентских — 43 %.

Сторонников «войны до победного конца», напротив, не набирается и десятой части от населения.
Казалось бы, есть и огромный запрос общества, и непоколебимый мандат доверия — действуй! И как же жалко смотрятся шаги украинского лидера, который боится давления на себя со стороны радикальных националистов, коих подавляющее меньшинство.

Логика и опыт поколений показывают, что усидеть на двух стульях (в случае Зеленского приходить к реальным договоренностям по миру и не получить обвинений радикалов в капитуляции) не смог из политиков еще никто. Не хочется думать, что Владимир Александрович Зеленский желает доказать свою в этом смысле уникальность.

Более здравый, но одновременно и более печальный вывод: его искреннее, возможно, желание установить мир на востоке страны никак не подкреплено влиянием. Влиянием на силовиков, на дипломатов, на радикальные группы, да даже на собственное парламентское большинство, где окопалось множество конъюнктурщиков.

А глава государства без реальной власти — это не только печально, но и опасно.

Андрей Савин