35media.ru

«По волейболу скучаю, но ни о чем не жалею»

В 1999 году в Череповце появилась первая профессиональная волейбольная команда, позднее выросшая в клуб со школой, одной из лучших в России. Капитан команды, с которой начался большой волейбол в Череповце, Александра Исакова (Лисенко) до сих пор в игре.

Волейбол спас от комплексов

— Мы с вами встретились в Волейбольном центре. Работаете с молодежью?

— Работаю массажистом, а когда нужно, помогаю и тренером.

— Как вы пришли в волейбол?

— Это было не в Череповце, я уроженка Самарканда. Мой брат занимался баскетболом и однажды уехал в спортивный лагерь. Мы приехали навестить его, тренер по волейболу заметила, что я высокорослая, и пригласила в команду. Уже в следующий заезд я отправилась в спортивный лагерь вместе с братом. Стояли 90-е годы, было непросто, и мы с семьей переехали в Череповец к родственникам. Мне тогда было 12 лет. В школе я нашла объявление о наборе в секцию волейбола и пошла записываться. Михаил Евгеньевич Глазунов привел меня в команду к Юрию Вячеславовичу Валькову, который тогда был тренером (сейчас — директор волейбольного клуба «Северянка». — Авт.). Я отлично помню, как девчонки меня провожали в спортзал школы № 7, в которой были тренировки. Города я тогда не знала.

— Вы всегда отличались ростом?

— Да, с самого детства выше всех сверстников. Родители у меня тоже высокие, и мне было куда расти (улыбается). В детстве мне очень нравилось, что я высокая, и я гордилась тем, что меня ставят первой в строй. С возрастом стала смущаться из-за своего роста. Да это неудобно в повседневной жизни — трудно одежду и обувь найти, в деревне до сих пор лбом о дверной косяк стукаюсь. Если бы не волейбол, я бы, наверное, закомплексовала из-за этого. А так… В секции я не одна была высокая, и стеснение уходило.

Команда молодости

— Помните первые слова, которые сказал вам тренер?

— Сказал, что я подхожу в команду — физические данные у меня были хорошие. Я была быстрая, резкая, прыжок у меня всегда неплохой был. Самым сложным на первом этапе было влиться в коллектив, потому что девчонки занимались около года и уже были сплоченной командой. Мы тогда много ездили по ближайшим городам и областям, много играли. Команда была маленькая и очень дружная.

— Что стало с игроками той команды?

— Одни остались в волейболе, стали тренерами. Другие работают в других сферах: одна в МВД, другая логопедом в детском саду работает, третья машины продает в автосалоне. Мы встречаемся раз в год, обычно летом — сидим в кафе, вспоминаем. Но сейчас уже чаще обсуждаем своих детей. Кстати, некоторые из наших одноклубниц отдали своих дочерей в наш Волейбольный центр.

— Сначала вы ходили заниматься в секцию после школы, а потом пришлось вместо школы: команда выигрывала чемпионаты страны и заявлялась в Первую лигу. Что говорили в школе?

— Были проблемы с учебой, это да. Количество игр росло, было много разъездов. Вдобавок начались утренние тренировки, занимались по два раза в день. Мы не были спортклассом, и Юрий Вячеславович с начальником команды ходили в школу, беседовали с учителями, уговаривали дать шанс тем девочкам, которые не успевали по школьной программе. Ноутбуков и планшетов тогда не было, и приходилось возить с собой гору учебников, заниматься после игр. Девятый класс я окончила без троек, а одиннадцатый — с тройками. Тогда уже было не до учебы. Я помню, когда позднее в нашу команду пришли еще более молодые девчонки (Юлия Подскальная, Наталья Дианская и другие), они просили у нас помощи с домашним заданием.

— Помню те времена, вы были лицом череповецкого волейбола, вас показывали на местных телеканалах, портреты были в газетах и на баннерах. Часто узнавали?

— Нет, что вы. Я бы не сказала, что была такая уж слава. Узнавали, случалось, но в общем и целом мы жили спокойно. Кстати говоря, болельщики старшего поколения до сих пор узнают, окликают на улице.

— Тогда, 20 лет назад, внимание болельщиков приходилось завоевывать?

— Знаете, болельщиков у нас всегда было много: к родным и близким подключились друзья, потом друзья друзей, любители волейбола появились. К нам стали приезжать сильные команды из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов, были очень напряженные матчи. На игры в Доме физкультуры собирался целый балкон, в три ряда стояли — кричали, поддерживали. Мы приезжали в другие города и нередко видели полупустые залы, а у нас на волейбольных играх всегда была поддержка. Наверное, решение построить СК «Юбилейный» появилось во многом из-за того, что болельщики не помещались на этом балконе.

— На фасаде городского ФОКа до сих пор располагается ваше фото и всей команды. Посматриваете на него, проходя мимо?

— Когда только повесили, было в новинку, смотрела, даже фотографировалась на фоне этого баннера и отправляла снимки родственникам в другие города. А сейчас привыкла и горожанам примелькалось. Наверное, заменят скоро фотографией новых игроков. И это правильно, нужно вперед смотреть.

Капитан Лисенко

— Как вы стали капитаном?

— Это получилось так. Нам нужно было отправляться на первые соревнования, и Юрий Вячеславович сказал, что нужно выбрать капитана. Устроили голосование, написали бумажки с фамилиями. Я выиграла с перевесом то ли в один голос, то ли в два. В принципе, я понимала, что могут выбрать. Главное, что тренер поддержал мою кандидатуру. И около десяти лет я оставалась капитаном.

— Капитанская должность сложная или номинальная?

— Когда как. Капитан не только на площадке себя проявляет, но и в раздевалке. Приходилось разговаривать, настраивать девчонок, даже гасить конфликты. Помню, у нас была очень темпераментная девочка, которую мне, как капитану, постоянно приходилось успокаивать. Она затевала конфликты с игроками другой команды, переругивались через сетку.

— Когда стали платить зарплату, этого хватало на жизнь?

— Сначала были небольшие деньги, потом побольше. Платили по уровню мастерства. Советовали нам не говорить подругам по команде, кто сколько получает, потому что деньги портят отношения в команде. Поэтому, кто сколько получал, я не знаю. Мне моей зарплаты хватало на жизнь, кажется, это было даже выше, чем средняя по городу.

— Вы ушли из большого спорта на взлете. Почему?

— Ушла, выйдя замуж. До этого у меня был разговор с будущим мужем. Он сказал: «Я подожду тебя два года, а потом сама решай». Когда дети рождаются, приоритеты меняются, а профессиональная волейболистка редко бывает дома. Может быть, кто-то может совмещать спорт и материнство, но я не видела такой возможности. Приняла решение уйти в семью, мне было 24 года. Со мной Юрий Вячеславович разговаривал, говорил, что ухожу, по-настоящему не начав спортивную карьеру. Я отвечала: «Биологические часы тикают, никуда не денешься». Предлагали перейти в другие клубы, но я отказалась.

— Жалели?

— Я не могу жалеть. Если бы осталась в спорте, у меня бы не было моих замечательных малышей. Это невозможно сравнивать. Я скучала, это было. Но в меру: в профессиональных командах коллектив меняется каждый сезон и спорт предстает в своем суровом проявлении. Это уже не любительская команда, где все свои: выиграл — радуемся, проиграл — вместе слезы льем.

— Ваш муж имеет отношение к спорту?

— Нет, хотя в юности играл в баскетбол. Он инженер. Мы познакомились в Интернете, списались, потом созвонились. Голосами друг другу понравились, я пригласила его на тренировку. Он пришел, но не знал, как я выгляжу: социальных сетей не было. Представляю, как ему было трудно определить, какая девушка из команды — я. К счастью, он оказался выше меня на 10 сантиметров. Не буду лукавить, для меня это важно.

— Сколько лет вашим «малышам»? Спортом занимаются?

— У меня мальчишки — 7 и 11 лет. Старший ходит в танцевальный клуб «Мальвина», младший тоже ходил туда, но заартачился. Сказал, хочу на футбол. Сейчас первый год отдали на футбол, ходит с удовольствием. Если бы в Череповце был мужской волейбол, отдала бы обоих, у них и телосложение подходящее — оба высокие для своего возраста. Волейбол для меня на всю жизнь любимая игра.

Сергей Виноградов