35media.ru

Дождались лекарства для жизни. Что дальше?

25 ноября вечером Виталий Бутковский после многочисленных писем и обращений в самые разные инстанции получил жизненно важный препарат «Сорафениб», которого хватит до 21 декабря. А что потом — препарат будет?

Минздрав отвечает

Напомним, что 20 ноября в статье «Ждите лекарство для жизни. Ждите» наша газета рассказала о ситуации с отсутствием препарата «Сорафениб», который необходим Виталию Бутковскому и еще 14 жителям области для жизни (данные на 1 ноября). Показания к применению данного лекарства — онкологические заболевания печени и почек. Цена одной упаковки более 130 тысяч рублей, и ее хватает на один месяц, а в большинстве случаев препарат назначается пожизненно или до устойчивой ремиссии. Приобрести лекарство в аптеке за наличные невозможно — в Череповце мы не нашли ни одной аптеки, где бы приняли заказ.

Виталий Юрьевич ждал препарат с 3 ноября, получил 25 ноября вечером:

— Я очень рад, что могу продолжить выполнять назначения врача-онколога. Но этой упаковки хватит до 21 декабря. Смогу ли я получить лекарство перед новогодними праздниками? И вообще, что будет в 2020 году с поставкой лекарств для льготников?

Ответ на этот вопрос Виталий Юрьевич и наша редакция искали с 5 ноября. Первым пришел письменный ответ из департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Министерства здравоохранения РФ. Приводим выдержки из письма: «<…> Полномочия по организации обеспечения необходимыми лекарственными препаратами отдельных категорий граждан переданы субъектам Российской Федерации и, следовательно, относятся к функциям органов государственной власти субъектов РФ в сфере охраны здоровья и решаются ими за счет средств соответствующего уровня бюджета, а также внебюджетных источников. <…>

На основании изложенного просим департамент здравоохранения Вологодской области разобраться в сложившейся ситуации и принять в интересах Бутковского В.Ю. все возможные меры к обеспечению необходимыми лекарственными препаратами».

Перевод: Минздрав РФ уведомляет, что вся ответственность по обеспечению льготников лекарствами лежит целиком и полностью на департаменте здравоохранения Вологодской области.

Денег нет

— Закупки препаратов начинаются у нас в конце года. Так, например, в 2017 году мы закупили 150 упаковок препарата «Сорафениб», в 2018 году — 60 упаковок, поскольку у нас был запас с 2017 года, и никаких перерывов в выдаче препарата не было, — рассказала «Речи» главный консультант департамента здравоохранения Вологодской области Анна Бобровская. — В конце 2018 года мы закупили на 2019 год 90 упаковок за счет средств областного бюджета для пациентов, получающих терапию данным препаратом, на федеральное финансирование для инвалидов закупка состоялась в мае текущего года в количестве 50 упаковок. В связи с появлением новых пациентов препарата хватило до августа. На обеспечение лекарствами инвалида выделяется 860 рублей в месяц, а этот препарат в закупе стоит более 100 тысяч рублей. Каким образом закрыть эту потребность? Департамент здравоохранения закупает лекарственные препараты не только для онкологических пациентов, но и для больных с бронхиальной астмой, детей-инвалидов с эпилепсией, больных сахарным диабетом, требующих дорогостоящего лечения, превышающего установленный норматив. На данный момент Виталий Бутковский обеспечен лекарством, которое перераспределили из другой аптеки в связи с отсутствием обращения пациента за препаратом.

— Есть гарантия, что в декабре препарат «Сорафениб» будет ждать в аптеках пациентов с онкозаболеваниями?

— С октября текущего года департаментом здравоохранения организованы аукционы по закупкам лекарств на 2020 год. И уже часть аукционов прошла. Если торги состоятся — препарат будет.

— Почему получается так, что человек с серьезным заболеванием с июля по октябрь получает жизненно необходимый препарат, а в ноябре нет?

— Это происходит из-за роста количества пациентов. Мы не можем спрогнозировать рост онкопациентов на таргетной терапии. Иметь товарный запас препаратов данной группы сложно в связи с тем, что пациентам меняют схемы лечения, а у лекарств есть срок годности, и списание дорогостоящих лекарственных препаратов недопустимо, — резюмирует Анна Бобровская.

По данным официального сайта Комитета государственного заказа Вологодской области на 15.00 28 ноября, ни одного аукциона по закупу препарата «Сорафениб» не объявлено.

Заложники системы

21 ноября мы получили отклик от врача, который попросил анонимно опубликовать его мнение:

— Врач и пациент — заложники этой системы, при этом нас именно вопрос лекарственного обеспечения разводит по разные стороны. А мы должны быть единой командой, чтобы победить болезнь. И это касается не только пациентов с онкологией. Принимая пациента, сообщая ему серьезный диагноз, я очень часто понимаю, что самостоятельно человек не потянет покупку медикаментов. И вот тут появляется неразрешимая проблема: я — врач или чиновник-экономист? Выписывая препарат из списка ЖНВЛП, я обязан проверить его наличие на областном аптечном складе. «Препарата нет в наличии, значит, не выписывайте!» — рекомендует руководство. И я понимаю, что в этом случае я — чиновник, считающий средства государства. Но как врач я должен думать в первую очередь о благе пациента, о том, как отразится тот или иной препарат на его состоянии. И в моей практике слишком часто бывает, что каждый день с лекарством — это шанс на жизнь. Если государство гарантирует обеспечение лекарствами социально незащищенным гражданам, то государство обязано исполнять обязательства. Я очень жду вместе с пациентами, что до чиновников дойдет, что государственная медицина не должна экономить и на ней не должны экономить.

Мнение депутата

Депутат Государственной думы Алексей Канаев на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» опубликовал такую запись:

«На заседании фракции «Единая Россия» в Законодательном собрании области обсудили вопрос бесперебойного обеспечения льготников всех категорий. В ходе принципиального и жесткого разговора с департаментом здравоохранения разбирались, с чем связаны перебои с поставками, в частности, инсулина, в октябре — ноябре этого года. Вывод неутешительный: неповоротливость конкретных чиновников, ответственных за планирование поставок лекарств и проведение конкурсных процедур. Ресурсы на покупку лекарств в бюджете заложены, возможности для оперативного перераспределения финансов в рамках госпрограмм имеются. Но видимо, не хватает или квалификации, или желания. И то и другое плохо. Значит, надо проводить работу над ошибками».

Полина Удовиченко