Стали меньше пить — врачи подтверждают

Стереотип, что русский — значит пьяный, постепенно уходит в прошлое. Во всяком случае, так следует из недавнего доклада ВОЗ, где снижение потребления алкоголя в стране объясняют целым комплексом предпринимаемых в этом отношении мер.

Воз уже не там?

В 2003 году, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в России потребляли в среднем по 20,4 литра алкоголя на душу населения в год. Это был один из самых высоких показателей в мире.

Как следует из недавнего доклада ВОЗ, общее употребление алкоголя на душу населения с 2003 года непрерывно уменьшается и к 2016 году снизилось в стране на 43 %. Так, зарегистрированное употребление сократилось на 40 %, а незарегистрированное — то есть употребление алкоголя, производимого и продаваемого вне рамок государственного контроля, — на 48 %.

В 2016 году в России потребление алкоголя на душу населения составляло 11,7 литра. С 2010 года, по данным ВОЗ, оно снизилось на 4,1 литра. В списке стран с самым высоким уровнем потребления алкоголя по версии ВОЗ Россия занимает 16-е место. На первом находится Молдавия с 15,2 литра в год, на втором — Литва с 15 литрами.

Отражением этой тенденции в России стало сокращение смертности от всех причин за указанный период на 39 % у мужчин и на 36 % у женщин. Наиболее значительно снизилось число смертей, связанных с употреблением алкоголя. Благодаря этому в 2018 году средняя ожидаемая продолжительность жизни достигла в Российской Федерации исторического максимума: почти 68 лет для мужчин и 78 лет для женщин.

«В 2011 году Россия поддержала принятие разработанного ВОЗ «Европейского плана действий по сокращению вредного употребления алкоголя, 2012 — 2020 гг.» и с тех пор выполнила многие рекомендации, включенные в этот план», — говорится в докладе.

Так, за последние несколько лет был утвержден и реализован целый ряд мер, рекомендованных ВОЗ в качестве действенных или экономически рациональных. В частности, правительство постепенно подняло акцизы на алкогольную продукцию; в 2003 году ввело минимальную розничную цену на водку, а затем регулярно повышало ее в течение нескольких лет, после чего распространило этот подход на другие спиртные напитки; внедрило систему мониторинга производства и продажи алкогольной продукции, работающую в режиме реального времени; приступило к введению в национальном масштабе комплексного запрета на ночную торговлю алкоголем на вынос (а в некоторых регионах введены еще более строгие ограничения); ужесточило правила, касающиеся свободных от алкоголя общественных мест, и так далее.

Вышли из десятки

В ноябре этого года Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала свой рейтинг самых пьющих стран и включила Россию в первую десятку.

По данным организации (правда, только за 2017 год), россияне выпивают в год в среднем 11,1 литра алкоголя. Столько же, сколько жители Венгрии, с которой мы делим седьмое место. При этом отмечается, что за 10 лет в России произошло самое значительное снижение потребления алкоголя: на 7 литров на душу населения в год.

Антилидером рейтинга стала Литва. Ее жители в год потребляют в среднем 12,3 литра алкоголя. На втором месте Австрия с показателем 11,8 литра, третью позицию поделили Чехия и Франция, где выпивают по 11,6 литра алкоголя в год. Жители Люксембурга в год употребляют по 11,3 литра. Шестое место у Ирландии и Латвии (11,2 литра). Восьмую строчку заняла Германия с показателем 10,8 литра. Девятое место у Португалии (10,7 литра), а десятое у Польши (10,6 литра).

Самыми «непьющими» признали Индонезию (0,3 литра), Турцию (1,4 литра), Израиль (2,6 литра), Индию (3,0 литра) и Коста-Рику (3,8 литра). При этом почти во всех государствах — участниках рейтинга потребление алкоголя в период с 2007 по 2017 год снизилось.

По словам замминистра здравоохранения Олега Салагая, если бы ОЭСР составляла свой доклад на основании данных 2018 года, а не 2017-го, то Россия в первую десятку не попала бы. В 2018 году Минздрав РФ заявил, что с 2011 года потребление алкоголя в стране сократилось почти вдвое — с 18 до 9,3 литра на душу населения.

Север греется?

Вологодская область ухудшила свои позиции в рейтинге трезвости регионов России, переместившись с 63-го места в 2017 году на 72-е в 2018-м. Об этом можно судить из ежегодного рейтинга федерального проекта «Трезвая Россия», где регионы распределяются от самого благополучного (1-е место) к самому проблемному (85-е место).

При составлении рейтинга использовались такие критерии, как число умерших от отравления алкоголем; численность больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом «алкоголизм» и «алкогольные психозы»; число преступлений, совершенных лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения; региональный объем всей проданной алкогольной продукции в литрах чистого спирта; число правонарушений, связанных с незаконным производством и оборотом этилового спирта и алкогольной продукции; сила регионального антиалкогольного законодательства (количество часов в сутки и количество дней в году, когда продажа алкоголя запрещена).

Каждый регион получил определенное количество баллов. Чем их меньше, тем лучше. В итоге самыми трезвыми вполне ожидаемо оказались Чечня, Ингушетия и Дагестан. В конце рейтинга расположились преимущественно северные регионы. Последнее место с 48,14 балла занял Чукотский автономный округ. Вологодская область набрала 41,31 балла. А вот результаты некоторых наших соседей для сравнения: у Новгородской области — 39,2 балла, у Ярославской — 41, а у Республики Карелии — 44,7.

Больше возможностей — меньше поводов

Как обстоят дела с потреблением алкоголя в Череповце сегодня? И если череповчане, как и остальные жители России, действительно стали пить меньше, то с чем это может быть связано? По мнению экспертов, дело не только в запретах и ограничениях.

Вячеслав Фролов, врач — психиатр-нарколог:

За последние десять лет в Череповце стали пить объективно меньше. Те люди, которые раньше выпивали, сейчас либо совсем не пьют, либо исключительно малыми дозами. Эта тенденция просматривается очень хорошо. Почему? Я считаю, что они становятся умнее. А чем человек умнее, тем более спокойно он относится к алкоголю. Он прекрасно понимает, что если с этим свяжется, то в дураках в конечном итоге и окажется. Если в советские времена была одна установка: «Ты работай, а в остальном мы тебе поможем (например, дадим квартиру, отправим в санаторий и так далее)», то сейчас такого нет, каждый должен сам обо всем позаботиться. Чтобы чего-то достичь в жизни, надо засучить рукава. Алкоголь мешает достичь цели, поэтому люди от него отказываются и обращают свое внимание на другое, на то, как улучшить свое состояние. Материальное, жилищное, связанное с образованием и так далее. Есть такая фраза: «То, на что мы обращаем внимание, определяет то, что мы опускаем». Везде надо платить, а если пить, то ты ничего не получишь.

Сознание людей изменилось. Появилась возможность заработать, которой раньше не было, и какие-то запреты тут ни при чем. Есть система нейрологических уровней, система восприятия и переработки информации: первый уровень — окружение, второй — поведение, третий — способности, четвертый — убеждения и ценности, затем — собственная идентичность (кто я?) и личная миссия. Когда начинают отодвигать ларьки от школ или запрещать продажу алкоголя, это нижний уровень переработки информации: проще всего сделать, но толку мало. Или взять уровень поведения, когда, например, спрашивают: зачем вместо парка ты идешь в ресторан или в магазин? На следующем уровне, уровне способностей, обычно оправдываются тем, что нет силы воли. Если говорить об употреблении алкоголя, то это проблема уровня системы ценностей и убеждений. Именно на этом уровне с пьющим человеком и нужно начинать вести работу. Все, которые находятся ниже, — не действуют.

Большинство пьющих сегодня — это рабочий люд. На приемах стало меньше людей с хорошим образованием, занимающих высокие должности. А раньше, помню, и профессора, и директора были. Алкотестеры на предприятиях являются сдерживающим фактором, но, когда люди теряют социальный контроль, они начинают обращать меньше внимания на такие вещи.

Молодежь и студенты сейчас приходят редко, потому что, по моим наблюдениям, они если и выпивают, то в основном слабоалкогольные напитки: пиво, коктейли. Конечно, бывает и пивная зависимость, но здесь надо смотреть на количество выпиваемого.

К сожалению, за последнее время женщин стало приходить не сказать, что много, но все-таки побольше. Возможно, раньше они просто стеснялись визита к наркологу, кодировки, а сейчас стали проще к этому относиться.

Александр Крамшов, врач — психиатр-нарколог:

Снизилось уличное пьянство. Заметили, наверное, что меньше стали пить во дворах и подъездах? Употребление алкоголя стало организованнее из-за того, что появилось больше сдерживающих факторов. Так, например, на проходных крупных предприятий Череповца теперь стоят алкометры: придешь пьяным, и тебя могут уволить. К водителям стали гораздо строже относиться. Народ это понимает. Выпивают теперь, можно сказать, по расписанию, организованно. Так называемые наливайки, которые открываются в городе, не влияют на количество употребляющих. Все зависит не от числа питейных заведений, а от числа зависимых. Люди с формой перманентного пьянства, которые пьют часто, но понемногу, будут продолжать туда ходить. А запойные после запоя обычно долго держатся, кодируются. Но пьют они, как правило, дома, и им проще купить водки в магазине. Все меры запретительного характера действуют все-таки только на социально адаптированную категорию населения. На тех, кто работает, у кого есть семьи, на тех, кто понимает законы и не перешел еще к энцефалопатической стадии алкоголизма.

Иеромонах Феодосий, руководитель отдела по работе с зависимыми от психоактивных веществ Череповецкой епархии:

Работа по снижению употребления алкоголя в Череповце ведется. Этим занимается и Русская православная церковь, и общественные организации. У нас есть консультационный кабинет, телефон доверия. Можно позвонить, встретиться, направить человека на реабилитацию. Она может проходить как при монастырях, так и при других организациях. Работа ведется как с зависимыми от алкоголя, так и с созависимыми, то есть с родственниками. Если они реагируют адекватно, то больной чувствует поддержку. А если они позволяют себе резкие высказывания, мол, собирай вещи и уходи из дома, то выздоровление дается сложнее. Созависимым следует воспитывать в себе сдержанность и понимание ситуации.

Илья Драницин