Хозяев пса, разорвавшего собачку, оштрафовали на 5 000 рублей

Человек, чей пес на прогулке загрыз метиса пекинеса по кличке Гном, предстал перед судом. Оказалось, что мужчина не является владельцем собаки, но на решение суда это не повлияло. Скорее всего, это не последнее судебное разбирательство по делу.

Что случилось

20 октября 11-летняя Элина гуляла с Гномом — метисом пекинеса и шпица — возле своего дома. В это же время неподалеку сосед выгуливал питбуля по кличке Ульф. Ульф набросился на Гнома и загрыз его на глазах у девочки. («Голос Череповца» рассказывал об этом случае в номере от 29 октября).

Сосед Сергей Иванов (имя изменено) признает, что действительно выгуливал собаку без поводка, но заявляет, что сам при этом был абсолютно трезв, а пес был в наморднике, который смог стянуть в момент нападения. Мама Элины и хозяйка Гнома Юлия Ветрова утверждает, что мужчина был пьян (это подтверждают некоторые из свидетельских показаний), а намордника на Ульфе не было изначально. Сергей возражает: у Ульфа шерсть темно-шоколадного цвета, и намордник просто не был заметен. По словам Юлии, первые минуты Сергей даже не пробовал разнять собак и спасти Гнома, а предпринимать что-то начал только тогда, когда на него стали кричать прохожие, а некоторые люди принялись снимать происходящее на мобильные телефоны; и то — мужчина принялся пинать собак, и половина пинков пришлась на Гнома. По словам Сергея, он сразу же попытался спасти Гнома и заставить Ульфа разжать челюсти, но у него не получилось, поскольку питбуль — это все-таки не пудель.

Острый шок

Дело рассматривалось в мировом суде, речь шла об административном правонарушении — «Нарушение правил содержания собак и кошек, повлекшее причинение ущерба здоровью и (или) имуществу граждан» (ч. 2 ст. 1.4 Закона «Об административных правонарушениях в Вологодской области»).

В суде Юлия Ветрова еще раз рассказала, что случилось 20 октября и что было потом.

— После всего произошедшего дочка прибежала ко мне, сказала: «Мамочка, прости меня, пожалуйста, я не успела взять Гнома на руки». Мне вот, если честно, страшно: если бы она успела взять Гнома на руки, чем бы эта ситуация закончилась? <…> На следующий день мы обратились в детское отделение центра психического здоровья при психоневрологическом диспансере. Элина была в состоянии острого шока, у нее был сильный стресс. Она не могла уснуть, не могла даже просто закрывать глаза — видела эту сцену. Собака ей снится до сих пор. А причина всех этих тяжелых последствий для моего ребенка и моей семьи — всего лишь безответственность. Собака любой породы всегда должна быть на поводке, всегда должна быть контролируема своим хозяином.

Юлия рассказала, что, когда история получила огласку в соцсети, ей поступило немало сообщений от людей, предлагавших застрелить или отравить Ульфа. Всем Юлия отвечала, что не хочет этого, и просила ни в коем случае ничего не предпринимать.

«Да, виноват»

В зале суда Сергей признался, что думал, будто Ульф понюхает собаку и отойдет.

— Что еще могу сказать? Да, виноват — выводил без поводка. И очень жаль, что там находилась несовершеннолетняя девочка. Я сам-то был в шоке, а уж она…

Перед началом слушания мы поговорили с Сергеем.
— Что с собакой сейчас? Ее усыпили или собираются усыплять?

— Собака не наша, она моего пасынка, он добро на усыпление не дает. Воспитанием собаки тоже занимался он. Сейчас его дома нет, поэтому пес у нас. Ульф всегда был спокойным, у нас раньше жила маленькая собака — йоркширский терьер (недавно умер от старости), они нормально ладили, никаких «драк» не было. Я понимаю, что порода бойцовая. Поэтому выгуливаю всегда в наморднике, но он умеет его снимать, хотя недавно мы как раз вставили металлическое кольцо в намордник, чтоб его сложнее было снять. Не помогло. Она (Юлия — прим. авт.) говорит, что я ее собаку пинал, но какой мне был смысл это делать? Я пытался заставить Ульфа разжать челюсти.

Очень больно

С Юлией Ветровой мы поговорили, когда суд удалился на совещание.
— Я правильно понимаю, что вы не требуете усыпить собаку?

— Я настаиваю на том, чтобы они собаку социализировали. Я не имею права отбирать жизнь другого животного.

Юлия настаивала, что пес должен пройти ОКД (общий курс дрессировки); Сергей согласился.
Одна из вещей, которые молодую женщину возмутили особенно, — отсутствие каких-либо извинений после инцидента, никто не пробовал выйти на связь, попросить прощения, попытки начались только после того, как стало ясно, что ситуация принимает «судебный оборот».

Когда Юлия рассказывала о Гноме, ей то и дело приходилось приостанавливаться из-за слез. Она не преувеличивала, когда говорила, что Гном — член семьи. Я прямо кожей чувствовала, как ей нехорошо и тяжело. В такие моменты приходится себе напоминать, что ты посторонний человек и будет неуместно, например, погладить собеседника по плечу.

— Гном появился в нашей семье случайно, мы не планировали заводить собаку. Я просто взяла на руки этого щенка и поняла, что больше не могу никому отдать, — Юлия сделала несколько глубоких вдохов и медленных выдохов, вытирая слезы. — Я хотела купить маме пекинеса, пришла и вижу, что это не пекинес, не чистокровный. А мне сказали: «Ну, если ты его не заберешь, мы его утопим или выкинем куда-нибудь». И я его забрала себе. Он был такой маленький, мы его поили из пипетки. Он не мог перешагивать через порог, потому что застревал. Я часто носила его на руках, потому что он мерз. Сегодня ровно месяц с того дня… — Юлия вновь перевела дыхание. — Я до сих пор плачу. Чтобы мои этого не видели, я каждое утро специально встаю на полчаса раньше. Я до сих пор не отпустила эту ситуацию, она очень больно по мне ударила.

Элине нужна долгая — около года — реабилитация, в том числе медикаментами.

— Ей первое время снился весь этот кошмар. Сейчас ей Гном тоже снится, но снится уже по-доброму — что он просто приходит с ней играть. И она верит, что ему там, на радуге, хорошо, и она рисует Гнома, который улетел на небо.

Не молчать

Для того чтобы подать в суд, в том числе с требованием возместить моральный ущерб, нужно сначала, чтобы подсудимый был признан виновным, то есть получил штраф за административное нарушение. Но дело для Ветровых отнюдь не в деньгах.

— Я хочу, чтобы наконец-то общественность и наши депутаты поняли, что нужно принимать реальные законы. Что такая ситуация повторяется. Понимаете, подобное происходит систематически, и будет все хуже, если люди всегда будут молчать. Если мы все будем замалчивать эти ситуации, будет полная безнаказанность. А нужно принимать нормальные законы, потому что 245-я статья («Жестокое обращение с животными», УК РФ — прим. авт.) не действует. Конечно, я говорю о борьбе с безответственностью людей, а не с животными. Собака-то в чем виновата? Собака — проводник, что мы в нее внедряем, то она и делает.
Сергея Иванова признали виновным в совершении административного правонарушения, он должен выплатить штраф 5 тысяч рублей.

Елена Бжания, газета «Голос Череповца»