35media.ru

Ждите лекарство для жизни. Ждите

«Онкология — не приговор», — бодро рапортуют врачи и чиновники с экранов телевизоров и на всевозможных совещаниях. Но отсутствие противоопухолевого препарата может стать приговором для кон-кретного жителя Череповца…

«Что меня ждет?»

Эта история началась 5 ноября со звонка 49-летнего Виталия Бутковского в нашу редакцию:

— Может быть, сможете помочь? Дело в том, что я второй день без жизненно необходимого препарата. Мой диагноз — гепатоцеллюлярный рак на фоне цирроза печени. Последний раз препарат «Сорафениб-натив» я получил 3 октября, принимать должен каждый день: 112 таблеток на месяц. Стоит одна упаковка на месяц более 130 тысяч рублей. Таких средств у меня нет…

В тот же день мы сделали звонки в департамент здравоохранения Вологодской области, который обеспечивает все необходимые этапы поставки препаратов для льготников. Виталий Бутковский также неоднократно звонил по всевозможным телефонам департамента в Череповце и Вологде. Каждый день ожидания работает против Виталия Юрьевича.

Максимальный возможный перерыв в приеме препарата — 10 дней. «Замены этому препарату нет», — сказал лечащий врач.

Личная встреча в редакции состоялась 18 ноября. Виталий Бутковский поделился своей историей с нами:

— Диагноз «гепатит С» свалился на меня в 1998 году при плановом медосмотре. Ранее врачи не назначали этих анализов и на здоровье не жаловался. Я никогда не употреблял наркотики, не злоупотреблял алкоголем, и такой диагноз стал шоком… Почти 20 лет я прожил с этим диагнозом, выполняя все указания врачей, лечился в стационаре и амбулаторно, сдавал кровь — следил за показаниями. В 2018 году в поликлинике № 7 я проходил обычную диспансеризацию, и во время УЗИ печени врач обнаружила подозрительное новообразование. Вот тут-то и начались мои мучения…

Виталий Юрьевич действительно не производит впечатления человека с вредными привычками, у него есть семья, 16-летний сын. Всю жизнь он проработал на стройке, сейчас на инвалидности по основному заболеванию.

— В 2018 году я прождал в общей сложности восемь месяцев, чтобы пройти банальное обследование для постановки диагноза. Сперва нужно было сделать компьютерную томографию — ждал больше трех месяцев, в итоге сделал платно. Затем назначили компьютерную томографию с контрастным веществом — и опять ждал. Я постоянно обращался в поликлинику № 7, звонил в департамент здравоохранения, в итоге помогли лишь неоднократные обращения в страховую медицинскую компанию «Согаз». Но все равно время было упущено… Выяснилось, что развился уже цирроз печени IV стадии и рак. Меня дважды прооперировали в Российском научном центре радиологии и хирургических технологий имени академика А.М. Гранова Министерства здравоохранения Российской Федерации (Санкт-Петербург). В июне этого года врачи центра назначили мне прием препарата «Сорафениб», который серьезно замедляет рост опухоли. Препарат я должен принимать до тех пор, пока определенные показатели не стабилизируются и мне можно будет продолжать эндоваскулярное лечение. Это мой шанс на жизнь. С июля по октябрь я получал без задержек бесплатно препарат «Сорафениб-натив». Последняя упаковка закончилась, и неизвестно, что дальше… В департаменте здравоохранения области мне говорят: денег нет, не ждите препарат. То же самое говорят в аптеке, которая обслуживает льготников. Что меня ждет? Я уже обратился письменно в Росздравнадзор, департамент здравоохранения области и Министерство здравоохранения РФ — жду ответов на конкретные вопросы, жду изменений в системе и жду лекарство.

Когда будет лекарство?

Противоопухолевый препарат «Сорафениб» (международное непатентованное название) включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), а значит, государство гарантирует бесплатное обеспечение этим лекарством. Все онкобольные получают инвалидность, что автоматически включает гражданина РФ в федеральную программу дополнительного лекарственного обеспечения. Региональные департаменты здравоохранения исполняют функцию по обеспечению федеральных льготников медикаментами: организуют закупку, занимаются планированием по необходимым поставкам и непосредственно выдачей препаратов больному. Дорогостоящие медикаменты, к которым и относится «Сорафениб», выделены в отдельную подпрограмму, и финансирование должно быть. Но это в идеале. На деле система постоянно дает сбой.

Источник «Речи» в департаменте здравоохранения Вологодской области сообщил нам 5 ноября, что на закупку дорогостоящего противоопухолевого препарата выделены дополнительные средства. Препарат будет. Но когда? Ответ на этот вопрос неизвестен.
По нашей информации, на начало ноября в Вологодской области в препарате «Сорафениб» нуждались 15 человек…

Согласно информации на официальном сайте комитета государственных закупок Вологодской области, три аукциона на поставку препарата «Сорафениб» были объявлены 7 ноября 2019 года, прием заявок завершен 18 ноября. Планируется приобрести девять упаковок «Сорафениба» на общую сумму 1 млн 145 тыс. 954 рубля. Если контракт на поставку подписан, то поставщик обязан привезти медикамент на областной аптечный склад в Вологде в течение 14 дней. Дальше препараты будут отправлены в аптеки, где их ждут больные, ждут уже более 10 дней… Все это означает, что Виталий Бутковский получит «Сорафениб» не ранее начала декабря — перерыв в приеме противоопухолевого препарата составит месяц, а врачи рекомендуют не прерывать курс более чем на 10 дней.

История закупок

Согласно истории госзакупок «Сорафениба», в 2019 году первый аукцион был объявлен 16 апреля, в 2018 году — 17 марта. Почему такие существенные перерывы в закупках? Что будет с началом 2020 года, когда рецепты 2019 года станут недействительны? Препарат можно будет получить в январе, феврале, марте 2020 года?

В 2017 году на закуп «Сорафениба» было потрачено около 22,9 млн руб., в 2018 году — 14,63 млн руб. А в 2019 году лишь 7,43 млн руб. С чем связано столь существенное снижение финансирования?

Редакция газеты «Речь» запрашивала комментарий у департамента здравоохранения Вологодской области по всей этой ситуации. Ответ на момент подготовки данной статьи не поступил. Мы просим считать эту статью официальным обращением ко всем уровням законодательной и исполнительной власти РФ, а также в адрес контролирующих инстанций. Ответы и комментарии готовы опубликовать. Мы вместе с Виталием Бутковским ждем.

Полина Удовиченко