Кто найдет соляную ладью

Бабушкинский район считается одним из чистейших в экологическом смысле. С давних времен здесь развивались соляные промыслы, в наши дни открыты минеральные источники. Леса богаты зверем и дичью, реки и озера — рыбой. Но главное богатство — люди.

Что такое Подболотье?
Несколько лет назад зимой во время одной из поездок по области я заблудился и целую ночь провел на лесной делянке в рабочем вагончике, спасаясь от холода тем, что топил небольшую печку. А от скуки — тем, что пел песни и играл сам с собой в города. Когда же рассвело, двинулся в путь по зимней дороге. Наконец вышел к какой-то деревне, и местная жительница мне сказала, что я попал в Подболотье. Замерзший и уставший, я тогда не очень-то понимал, как умудрился из Никольского района попасть в Бабушкинский, да еще и не в ближайшую от границы деревню. Уже потом мне объяснили, что Подболотьем называется не только населенный пункт, но и большой куст деревень.

И вот я снова в Подболотье, в местечке, которое с большой дороги кажется уютным, так как стоит в небольшой низинке (деревни расположены очень близко друг к другу, словно это одно большое селение). И особенно приятно смотреть на него, когда сгущаются сумерки и деревни искрятся огоньками.

Школьники
В Подболотье я попал ближе к обеду. Проходя мимо школы в селе Ляменьга, увидел стайку ребят, которые что-то весело обсуждали. Была суббота, но в школе шли занятия. Иду дальше.

Сельская администрация, стела в честь героев-земляков. Тут ко мне подошел глава сельского поселения Сергей Леонидович Чежин. На мой вопрос, почему ребята учатся по субботам, он ответил, что учителя стараются дать ребятам углубленные знания и пятидневки для этого мало. Зато многие выпускники школы поступают в высшие учебные заведения Вологды и Череповца.

Например, в этом году Маргарита Федюшина и Надежда Южакова окончили школу на отлично и поступили в ЧГУ на бюджетные места. Для сельской школы, где в выпускном классе и всего-то семь человек, это большое событие. Жаль только, что золотых медалей за ученический труд, как было раньше, теперь не дают.  Все ребята, с которыми я разговаривал, рады, что учатся дома, и верят, что все будет хорошо. Никто не высказал желания покинуть родной край и не возвращаться. Они верят в будущее, и это не красивые слова.

Хозяйская рука
Все, что я видел, меня радовало. Строятся дома, ремонтируются дороги. Во всем чувствуется хозяйская рука. Люди заняты на различных работах, дорожат своим местом.

В кочегарку так и вообще чуть ли не на конкурсной основе можно попасть. Кругом чистота. А еще меня поразил местный магазин. После наших огромных и шумных супермаркетов я словно оказался в какой-то идиллии. В магазине пахло свежевыпеченным хлебом, на лицах продавцов улыбки, а не усталость и раздражение. Чем еще отличаются сельские магазины, так это тем, что тут можно узнать все новости, тебя могут напоить чаем, выслушать и поддержать в трудную минуту. И здесь всегда продается то, что нужно в хозяйстве.

Где родился, там и пригодился
Продолжая разговор о молодежи, Сергей Леонидович привел в пример своего сына Николая, который учится в ЧГУ. После окончания университета он намерен вернуться в родные места, работать здесь. Николай очень интересный человек, многого в жизни добился сам. Он прекрасно поет, пробует себя в живописи, участвует во многих университетских мероприятиях. Позже мы с Николаем встретились в Череповце (хотелось еще поговорить и с его землячками, но девчонки из скромности отказались, сославшись на загруженность учебой). Кстати, еще школьником Николай заявил родителям, что хочет учиться в кадетской школе Сокола, о которой узнал из новостей. И стал больше внимания уделять физической подготовке, при этом не забывая об учебе. И поступил. Но проучившись четыре года, понял, что военная служба не для него, и вернулся в родную школу.

Конечно, Николая волнует проблема оттока молодежи из деревень в города. Он размышляет о том, как сделать, чтобы молодежь оставалась на селе. Ведь он помнит, как раньше работали на полях, как проводили сенокос. А сейчас порой даже с хорошей техникой не зайти на поле. Я сам видел, как техника буксовала на поле, где убирали овес. Но меня все же заверили: если почва подмерзнет и не будет снега, овес получится убрать.

Настоятель
Деревня Логдуз находится на самой окраине Бабушкинского района, вдали от федеральной дороги на Котлас. Логдуз — особое место, будто живет своей жизнью, тихой и размеренной. Был воскресный день, и я попал на службу в недавно открывшемся храме. Церковь ремонтировали всем миром, одни давали деньги, другие помогали крыть крышу и вставлять ставни.

Настоятелем храма назначили уроженца этих мест, отца Иоанна, человека с очень интересной судьбой. Родом он из соседней деревни Плешкино, но школу окончил в Логдузе. Учился в одном классе со своей будущей супругой, матушкой Анастасией. Еще второклассником он ей сказал, что она будет его женой. Тогда девочка лишь рассмеялась — и дала списать очередную задачку по математике. После окончания школы юноша уехал искать свое место в жизни. В один из его приездов домой они вновь встретились, завязались уже взрослые отношения. Родилась семья. Иван Иванович (так звали отца Иоанна до принятия священнического сана) работал начальником службы безопасности на одном из предприятий «Газпрома». Как-то так получилось, что он стал интересоваться всем, что связано с православием. Появилось желание стать священником. Окончил семинарию, получил небольшой опыт — и был назначен настоятелем в храм Логдуза.

Душа просит красоты
Сейчас в храме начались первые службы, появились и первые помощники, например Василий Федорович Медведев. Он уже давно на пенсии. В сельском храме Василий Федорович звонарь, и еще на нем вся хозяйственная работа.

А в свободное время он увлекается живописью. Это я узнал, когда увидел у него копию картины «Три богатыря». Оказалось, ее написал хозяин. Страсть к рисованию, как сказал сам Василий Федорович, у него возникла давно. Его трудовая деятельность началась с того, что его подростком назначили почтальоном, дали лошадь — и развози по деревням письма да бандероли. Должности мой герой был очень рад: в месяц давали десять рублей деньгами, тогда как все в колхозе в те времена работали за трудодни. Мать радовалась, что сын на эти деньги и одежду справит, и обувку, да и дома будет копейка. А Василий тайком от родительницы скопил денег и при первом удобном случае купил в Никольске краски и кисти. Рисовал — или, как говорили в деревне, «занимался не делом» — вечерами после работы. Но потом призвали в армию, затем семья, сорок лет работы в лесной отрасли. Не до «художеств» было. Но вот дети выросли, обзавелись своими семьями, и Василий Федорович решил заняться творчеством. И что самое главное — землякам нравится. Дома как в картиной галерее: кругом пейзажи и натюрморты. Чем не Васнецов или Левитан — тот же осенний лес в позолоте, дали, уходящие за горизонт…

Легенда от старосты
Встретился я в Логдузе и с сельским старостой Натальей Поповой, человеком добрым и всеми уважаемым. Наталья для односельчан — пример во всем. С ее участием проводятся интересные мероприятия. Она находит время, чтобы навещать людей, интересоваться их проблемами, воспитывает с супругом детей. А еще она строит дом, в который надеется въехать уже к Новому году.

Наталья поведала мне местную легенду, будто у них на Мостовицком болоте можно, если хорошо поискать, найти ладью, которая затонула в те давние времена, когда здесь проходил соляной волок. По нему везли из Тотьмы и Бабушкина к сибирским рекам соль, а возвращались с большими барышами. Многие ходили, искали, но все затянуло болото, все покрылось мхом. А как бы было хорошо найти эту ладью, достать ее «золотой запас» да пустить эти деньги на возрождение деревни. Глядишь, и вернулась бы молодежь, заиграла бы тальянка, и была бы жизнь доброй и веселой. Но где та ладья, где то золото?.. Может быть, когда-то и сыщут. Да что надеяться на клад? Жители Подболотья больше рассчитывают на свои силы. А клад — это сама родная земля.

Сергей Рычков