8 ноября 2019

Как извиняться перед ребенком. И надо ли

Простая, казалось бы, тема вызвала большой интерес читателей газеты «Речь», участников нашей группы в соцсети «ВКонтакте» и других череповчан. 9000 просмотров, 91 комментарий, 50 лайков. Было много полезной информации, советов. Расскажем.

Дискуссия началась с письма мамы
В проект «Семья онлайн», который реализуют журналисты ООО «Медиа-Центр» совместно с программой «Дорога к дому», обратилась мама Наталья с вопросом:

«Как извиниться перед ребенком? Вопрос, может, кому-то покажется странным, но у меня что-то не получается. Моя мама ни разу не извинилась передо мной. Она всегда вела себя так, как будто все время права, а ошибаюсь только я. Мне было это тяжело. Если б она хоть раз сказала: «Наташа, я была неправа», я бы сразу все простила, забыла, мне стало бы легче. И я решила, что перед своим ребенком буду признавать свою вину или ошибку. Но когда я извиняюсь перед дочкой (бывает, накричала не по делу или еще что-то и жалею об этом), она начинает еще больше обвинять меня. И никакого примирения не получается, мне становится только хуже, ей — не знаю. Помогите понять, в чем дело? Как нужно извиняться, чтобы нам обеим стало легче? Или мама была права и не нужно извиняться совсем?»

Важнее не ЧТО говорить, а КАК

— По-моему, у этой девушки развилось постоянное чувство вины, спасибо маме нужно сказать, — первой откликнулась наша читательница Елена Плетнева. — Раньше перед мамой была виноватой, теперь чувствует вину перед ребенком, а ребенок этим пользуется и наглеет.
— Все познается в сравнении, — уточняет Виктория Пименова, — а этой девочке не с чем сравнивать. Она видит ситуацию однобоко: мама снова не права и сама это признает, если извиняется. Думаю, именно маме нужно разобраться в себе.
— Полностью согласна! — написала Елена.

Психолог БФ «Дорога к дому» Екатерина Кряжева ответила:

— К сожалению, Наталья не приводит высказывания, которые она говорит своей дочери. Но важнее даже не то, ЧТО она говорит, а КАК. На одной из проводимых мной родительских встреч мама поделилась, что, когда она пытается успокаивать ребенка, тот начинает кричать и топать ногами. Ее попросили продемонстрировать, как она это делает. В итоге один из участников заявил, что ему в результате тоже захотелось кричать и топать ногами. Реакция была вызвана ощущением неискренности произносимого. Мама пыталась успокоить ребенка, но сама была не спокойна. Возможно, похожая ситуация складывается и у Натальи. Может быть, она говорит дочери извинения, а в этот момент думает о своей матери, о той обиде, что та ей причинила. Дочь чувствует, что мама в этот момент «не с ней», и заводится еще больше.
— Как же извиняться грамотно? — спросили мы психолога.
— Например, — предложила Екатерина Кряжева, — формулировка для извинений может быть такой: «Доченька (сынок), мне очень жаль, что я накричала на тебя (несправедливо обвинила, приняла поспешное решение, не посоветовалась с тобой, не предупредила вовремя…). Я очень сожалею о своем поступке». В идеальном варианте можно еще добавить фразу: «Как я могу загладить причиненный тебе вред?» Эта фраза учит, что любой вред должен быть компенсирован. Справедливость должна быть восстановлена. Однако это должно быть непременным условием существования каждого члена семьи, без исключений. В противном случае эта фраза может превратиться в ловушку для самого родителя. Поэтому если решитесь употребить ее, то делайте это с осторожностью!

И еще важный момент отметила Екатерина Кряжева:

— В ситуации прощения всегда позиции не равны. Прощающий всегда находится в позиции «сверху», а прощаемый — в позиции «снизу». По теории системной семейной терапии, если говорить о прощении, то прощение родителя ребенком нарушает семейную иерархию, так как родители по отношению к нам всегда находятся выше нас по иерархии. Поэтому, когда мы работаем с чувствами клиентов по отношению к собственным родителям, речь идет о проживании и отпускании и четком разделении ответственности с родителем.
— В каких случаях бывает, что с ребенком советуются — а он начинает считать себя главным, пытается командовать родителями? В случае с извинениями, наверное, та же картина? — спросили психолога.

Екатерина Кряжева пояснила:

— Чаще всего это происходит в ситуациях перекладывания ответственности. Если родитель скажет, например: «Да, твое мнение важно, мы его обязательно выслушаем, примем во внимание; используя все имеющиеся возможности, попытаемся реализовать, но последнее слово и принятие решения останется за мной в этой ситуации». Думаю, ни у какого ребенка не возникнет желания покомандовать. Но опять же здесь не стоит забывать о том, КАК произнести эти слова!

Корни — в опыте детства
Участники делились своим детским опытом, и вновь подтвердилось: наши проблемы — родом из детства. Кому-то с юных лет трудно извиниться: «Буду тянуть, переживать, плакать, пытаться загладить свою вину поступками, делами. Но вот произнести «Извини меня, пожалуйста, я больше так не буду» (именно эту фразу ведь нас чаще всего просят произнести в детстве родители, когда мы что-то наделали?) для меня очень сложно».

Кого-то извиняться заставляли, но примирение было сладким: «Меня мама учила извиняться. Прямо вынуждала. Я иногда стояла в углу за свои проступки — условием выхода оттуда было извинение. Поэтому в углу я стояла и храбрилась. Именно так ей удалось смягчить мой характер. Мне было сложно наступить на горло своей гордости, но стоило мне это сделать — мы обнимались с мамой, она объясняла, что можно извиниться сразу после осознания вины — мы семья, мы простим друг друга».

Бывало и так: «Я воспитывалась в семье, где слово папы было закон — и все. Маме было все равно, что я думаю. Об извинениях вообще речи не шло никогда. В итоге в мелочах я извиняюсь перед детьми, в остальном мы просто дискутируем и спорим, но каждый, как правило, остается при своем мнении».

Ребенок не готов извиниться сразу
Екатерина Кряжева прокомментировала воспоминания участников так:

— Мда… Ох уж этот наш детский опыт… Дело в том, что в процессе обучения новая информация должна пройти как минимум три стадии: ознакомление, осознание и реализация. Это относится и к нашему практическому опыту, а не только к процессу обучения в школе. То есть прежде чем ребенку извиниться, ему нужно дать время на понимание и осознание того, что он сделал не так, и только потом разговаривать с ним и просить его выразить искреннее сожаление о проступке. К сожалению, на практике происходит все с точностью до наоборот. Ребенок совершает проступок, родитель сразу все понял и во всем разобрался, сразу же ребенка наказывает, ребенок ничего не понимает, а только испытывает обиду, гнев, боль и страх из-за поведения родителя. Чувству сожаления за проступок тут просто нет места, все вытеснили новые чувства. Странно ждать, что потом выросший ребенок будет с готовностью выражать сожаления по поводу своих ошибок.

Если родитель не извиняется
Папа написал: «Я считаю, перед ребенком незачем извиняться. Нужно соблюдать авторитет родителей. Главные — родители, ребенок должен к ним прислушиваться и у них учиться».

— Тогда ребенок просто накопит обиды, — возразила ему Елизавета Матвеева.

Екатерина Кряжева считает, что проблема еще серьезнее: не извиняться перед ребенком — значит подталкивать его к зависимостям.

— Предполагаю, что папа, написавший эти слова, искренне желает добра своему ребенку и хочет для него благополучного будущего. Я согласна с его утверждением, что родители главные. Однако не согласна со всем остальным. К сожалению, если перед ребенком не извиняться, то он усвоит только одно — ошибки недопустимы. А если случаются, то их лучше отрицать. Но если ошибки отрицать, а не исправлять, то в итоге они будут копиться, как снежный ком, который просто станет неподъемным. В итоге рано или поздно произойдет отказ от деятельности или так называемое бегство от проблем. А куда «бегут» люди?! Чаще всего это различные варианты зависимостей, правонарушения, заболевания и даже самое страшное — суицид. Не думаю, что папа хочет такого будущего для своего ребенка. Просто стоит помнить о том, что извинение — это не унижение! Выражение сожаления — это поступок смелого и великодушного человека, — говорит Екатерина.

Ответственность или уход от нее?
Дополняя мнения читателей и коллег, интересные мысли высказала психолог службы «Подросток» благотворительного фонда «Дорога к дому» Елена Ливенцева:

— Есть польза в том, что родитель остается выше и старше ребенка, сохраняя авторитет. Иногда именно этот принцип (зацикленность на нем) не дает родителям признать свои ошибки и извиниться.

Авторитет они понимают как идеальность. Но авторитет — это не идеальность, это скорее ответственность: «Я вижу свою ошибку и готов исправить ее, взять на себя ответственность. И я исправляю. Делаю шаг вперед». И этот шаг важен для того, чтобы сохранить авторитет.

А есть другая ситуация: я извиняюсь, чтобы меня извинили, чтобы мне, как ребенку, простили шалость. То есть: я извиняюсь, чтобы уйти от ответственности.

Важно, как сам родитель извиняется. Он просит ребенка, чтобы тот родителя простил? Если так, то ребенок становится выше родителя, «старше», начинает смотреть на родителя сверху и требовать контрибуции. Что не очень приятно, появляется торг. Ребенку не полезна ситуация нарушения иерархии, когда его ставят выше родителей.

А если так: признаю свою ошибку, называю свою ошибку, проговариваю следующий шаг.

Говорю: «Спасибо за ситуацию. Давай в следующий раз будем по-другому». То есть родитель берет ответственность, не уходит в вину, не просит извинений. Ему не нужно, чтобы его простили. Он сам готов исправить ситуацию и согласен на то, что другой не простит. Родитель даже право другому дает: «Можешь и не прощать меня за эту ситуацию. Я и сам понимаю, что она не должна повториться!»

Тогда отношения сохраняются уважительные. Елена четко определила критерий эффективности извинений, их вреда или пользы: это ответственность самого родителя.

«Не права? Признаю это!»
Своим опытом поделилась мама троих детей Татьяна Кузнецова:

— Я считаю, что извиняться перед детьми нужно. Тогда они учатся признавать свои ошибки и быть честными перед собой. Мне тоже было очень сложно признать свою неправоту, так как родители никогда не извинялись. Для меня они были истиной в последней инстанции, но по мере взросления я стала понимать, что родители — не истина, и внутри меня шла борьба, и все варилось во мне. И вот со старшим сыном получилось так же, как и со мной (не извинялась, не признавала свои ошибки). В итоге у нас в отношениях появилась пропасть, мы не понимали друг друга, не разговаривали, сын замкнулся. Вскоре я попала в программу «Дорога к дому», где меня наставляют. Я научилась исправлять свои ошибки. С младшими детьми легче извиняться, мы обсуждаем ситуацию, разбираем, слушаем друг друга, и если я не права, то признаю это и говорю детям. Мнение спрашиваю у всех детей, если что-то не сходится, то приходим, обсуждая, к результату, который всех устроит. По себе знаю, извиняться нужно спокойной и с холодной головой, иначе получится конфликт.

Можно постараться исправить ситуацию
Людмила Иохим, детский психолог, порекомендовала книгу психолога Лоры Маркем «Спокойный родитель, счастливые дети: как перестать кричать и начать общаться» в издании Psychology Today.

— Автор четко и понятно рассказывает, почему родителям иногда следует просить прощения у своих детей — и как это правильно делать, — пояснила Людмила.

Вот какие аргументы в пользу гармоничного извинения приводит автор: «Чему научится ребенок, если его родитель предпочитает не извиняться? Он будет считать верными следующие высказывания.

— Необходимость просить прощения означает, что ты сделал что-то плохое или ты сам плохой. Плюс добавляется чувство стыда.

— Испортить отношения, не признать этого или не попытаться исправить ситуацию — нормально.

— Извиняясь, ты теряешь свой статус.

— Родители всегда говорят мне извиняться перед братом/сестрой, но я не буду этого делать, если меня не заставят.

Не лучше ли будет, если научить ребенка иному, подавая пример своими извинениями?

— Все иногда совершают ошибки, но мы можем постараться исправить ситуацию.

— Иногда все причиняют кому-то боль. Важно признавать, что это произошло, и стараться загладить вину.

— Когда ты извиняешься, тому, кого ты обидел, становится лучше и он к тебе лучше относится.

— Я предпочту дождаться момента, когда буду готов извиниться, но в конечном итоге сделаю это, потому что от этого всем станет легче».

Важнее, чем собственное эго
Прекрасную точку поставил в нашей дискуссии Виктор Ленивенко, приведя слова Эриха Марии Ремарка: «Извинение не означает, что ты не прав, а другой человек прав. Это всего лишь означает, что ценность ваших отношений важнее, чем собственное эго». И добавил:

— Прошу, найдите в себе силы побороть собственное эго и найти общий язык с собственным ребенком.

Результаты опроса, проведенного газетой «Речь»
Опрос, проведенный нами в соцсети «ВКонтакте», показал: почти две трети ответивших родителей извиняются перед детьми («так ребенок учится прощать»). 27 % выбрали вариант «Извиняюсь, только если очень виноват(а)», потому что свой авторитет надо поддерживать. Еще 4 % извиняются, только когда хотят. Вариант «Я никогда не извиняюсь: если ребенок будет видеть, что взрослый неправ, он не будет слушаться» выбрали менее одного процента — два человека. Всего проголосовали 234 человека.

Ирина Ромина