Череповчане пожаловались на пчел и застройщиков

Приемный день у Алексея Канаева выдался очень насыщенным — в общественную приемную партии «Единая Россия» (ул. Сталеваров, 42) обратились десять горожан с разными вопросами: о дачных участках, проблемах ЖКХ, о медицине, прописке и даже о пчелах.

Пенсионерка Тамара Витальевна владеет частью дома и участком в селе Нелазском. Другая часть дома принадлежит ее соседу, который на своем участке держит пасеку из семи ульев. Земельные владения разделены забором из сетки-рабицы.

— Я не могу работать на своем участке: пчелы мешают. Они летят через забор, роятся на моем участке, потому что у меня много цветов, — пожаловалась депутату Тамара Витальевна. — Я знаю, что по закону должен быть сплошной забор, чтобы пчелы не перелетали на соседний участок. Сосед менять забор не собирается. Я не знаю, куда еще обратиться, чтобы мне помогли с установкой забора.

По словам пенсионерки, она также обращалась в ветеринарную службу, но оттуда последовал ответ, что пчелы не больные, поэтому проблемы нет.

— Если есть пасека на участке в населенном пункте, то в таких случаях требуется сплошной забор высотой не менее двух метров, — объяснил Алексей Канаев. — Я проверю, почему закон не исполняется и насколько правомерны действия соседа. Думаю, за зимний период мы эту проблему решим.

Жильцам нового дома на ул. Белинского, 47, не повезло с застройщиком. Дом возводила Строительная корпорация Вологодской области, которая сейчас находится в стадии банкротства. У десятиэтажного дома разрушаются фасады, протекает крыша, в стенах образовались трещины, неправильно сделан парапет. Жильцов беспокоят падающие на их машины куски кирпичей. Первое время строительная компания делала ремонты по гарантии, но после 2017 года все прекратилось.

— Областная Госжилинспекция, не разбираясь в ситуации, выдала нашему товариществу собственников недвижимости предписание, что ТСН сам должен устранять недостатки, — возмущается жилец проблемного дома Александр Анатольевич. — Но дом на гарантии, ТСН не обязан это делать. Мы можем отремонтировать фасады. Но перестройка парапета и крыши — это колоссальные средства. Дому нет и пяти лет, поэтому спецсчет на капремонт еще не открыт.

Алексей Канаев отметил, что от Строительной корпорации ничего добиться уже невозможно. Депутат заверил, что выяснит, в состав какой саморегулируемой организации (СРО) она входила.

— Сейчас это единственный способ — взыскать через СРО средства, необходимые для ремонта дома, — пояснил Алексей Канаев. — Сами СРО несут субсидиарную ответственность. У них есть страховой фонд — порядка 150 млрд рублей, и мы не видим, чтобы эти деньги работали. Мы уже сделали запросы в прокуратуру, Следственный комитет, Центробанк. И история с вашим домом может стать примером выполнения гарантийных обязательств в случае ликвидации компании-застройщика.

Жанна Газзаева