30 октября 2019

В Уффици выставят работы автора устюженских икон

Четыре зала отдаст галерея Уффици под русские иконы. Среди них работы легендарного Кирилла Уланова. Триста лет назад он написал пять икон для Устюжны — на сегодняшний день единственного города мира, где иконы Уланова остались в храме и встречают верующих.

По соседству с Тицианом и да Винчи
Шедевры русских художников впервые будут выставлены в постоянной экспозиции галереи Уффици и войдут в основной маршрут одного из старейших музеев Европы, в котором хранится крупнейшая коллекция картин эпохи Возрождения. В экспозицию будут включены 78 икон, попавших в Италию в XVIII и XIX веках.

Эксперты полагают, что наиболее ценные иконы из коллекции Уффици написаны одним из самых крупных иконописцев на рубеже XVII и XVIII веков, художником Московского Кремля Кириллом Улановым и его учениками. Собрание русских икон разместится в Палаццо Питти, бывшей резиденции великих герцогов Тосканы. В данный момент галерея готовит четыре зала на первом этаже здания, которое известно поклонникам искусства благодаря фрескам XVII века. По словам представителей Уффици, все работы будут завершены к концу года.

Предполагается, что творения Кирилла Уланова и других художников попали в Италию в середине XVIII века, о чем имеются свидетельства. Историки предполагают, что иконы были подарены великому герцогу Тосканскому Франческо II.

По поводу личности дарителя мнения исследователей расходятся — одни считают, что иконы преподнес российский посол, желая подвигнуть герцога на развитие взаимовыгодных отношений. Другие убеждены, что дар исходил от православной общины тосканского города-порта Ливорно, весьма многочисленной. Таким образом верующие поблагодарили герцога за разрешение на возведение православного храма в честь Святой Троицы, который был открыт в 1760 году. При Муссолини церковь была уничтожена.

Придворный художник
В XVI веке Устюжну ставили в один ряд с Псковом, Рязанью и Тверью.

Залежи болотной руды привлекли в город мастеров со всей страны и сделали Устюжну одним из центров российской металлургии.

В XVI веке здесь работали 77 кузниц, почти втрое больше, чем в Туле. В XVII век Устюжна вошла потрепанная опричниной и польско-литовским нашествием, но сумела восстановиться и, обласканная Петром I (по его приказу здесь построили крупный оружейный завод), снова стала заметным городом на северо-западе России. С подъемом Урала как металлургического центра Устюжна угасла до районного центра.

В 1689 году, когда последствия нашествия интервентов были преодолены, а уральские заводы еще не окончательно вытеснили Устюжну из металлургии, город смог позволить себе заказать несколько икон молодому, но уже известному иконописцу Кириллу Уланову. За два года до устюженского заказа Уланов, по рождению костромич, поступил на работу в московскую Оружейную палату. Молодой художник пришел наниматься в главную иконописную мастерскую с иконой собственного письма и был немедленно принят. В мастерской не только отдавали ему самые ответственные заказы, но и поставили его главным над художниками.

Историки считают, что Кирилла Уланова и Устюжну «подружил» духовник царей Ивана V и Петра I Меркурий Гаврилович, уроженец Устюжны. По всей вероятности, именно он посоветовал землякам пригласить Кирилла Уланова (а возможно, и помог оплатить гонорар).
В 1689 и 1690 годах иконописец создал три иконы — знаменитую «Троицу», «Спас на престоле» и «Вседержитель на престоле с припадающими апостолами Петром и Иоанном». Спустя 10 лет Уланов написал для Устюжны еще две иконы.

«Вот «Петр и Иоанн», справа от Царских врат, — говорит «Речи», указывая на иконостас Рождественского собора, главный хранитель Устюженского краеведческого музея Наталья Анкудинова. — У нас иногда спрашивают, почему такие ценные экспонаты располагаются в иконостасе. Потому что здесь их историческое место. Для этого иконостаса Кирилл Уланов и писал эти иконы. Три из них в иконостасе, а две в фондах — их состояние не позволяет выставлять эти произведения. Мы их укрепили, надеемся, что нам удастся отдать их на реставрацию».

Многострадальная «Троица»
В музее гордятся иконостасом. Созданный при строительстве Рождественского храма в конце XVII века, он во многом сохранился в неприкосновенности до наших дней. В Рождественском храме много лет располагается Устюженский краеведческий музей. Кого-то коробит, что в залах по соседству с уникальным иконостасом стоят чучела медведей, волков и других представителей местной фауны, но факт остается фактом — переезд музея помог сохранить собор и исторический иконостас. Кирилл Уланов писал иконы для двух храмов Устюжны. Известно, что «Троица Ветхозаветная» создавалась для Царских врат Петропавловской церкви, которую закрыли в 1935 году, а позднее уничтожили при строительстве моста. Уникальную икону передали в музей.

«Около четырех лет мы используем Рождественский храм совместно с церковью, — рассказывает Наталья Анкудинова. — Мы, как и прежде, проводим экскурсии, но при этом в соборе организован приход и проходят службы. На экскурсиях, конечно, акцентируется внимание посетителей на иконах Уланова. Кто приходит? И местные, и приезжие, и иностранцы приезжают, исследователи из Москвы и Санкт-Петербурга. Посетители очень удивляются тому, что иконостас мемориальный и не содержит новодела».

Среди посетителей по сей день немало тех, кто читал об иконе «Троица Ветхозаветная» в кри-
минальной хронике. В 1994 году она была похищена и впервые за триста лет покинула Устюжну.
Спустя семь лет икону обнаружили на одном из немецких аукционов, и она вернулась в родной иконостас. Чтобы в конце 2015 года покинуть его вновь, но уже по более приятному поводу — для участия в выставке одной иконы, которая открылась в московском Музее русской иконы.

Ее автор покинул Москву в начале XVIII века, когда со строительством Санкт-Петербурга и новой государственной политикой в моду вошла иная живопись, а мастерская Оружейной палаты осталась без заказов.

В глубинке имя Кирилла Уланова продолжало греметь, и он выбрал путь сельского монаха-иконописца. Наверное, мог бы оказаться и в Устюжне, но принял постриг под именем Корнилий в далекой Троицкой Кривоезерской пустыни близ города Юрьевца (сейчас Ивановская область) и позднее стал настоятелем монастыря. В глубокой старости принял схиму, писал иконы до самой смерти. Будут ли в Уффици рассказывать о судьбе мастера, прошедшего путь от царского иконописца до схимника в глухом храме, пока неизвестно.

Сергей Виноградов