«Если человек не обидит животное, то и человеку вреда не причинит»

В преддверии традиционной благотворительной акции «Лапа помощи» (0+), которая пройдет в Череповце 9 ноября, где каждый желающий сможет помочь приютам для бездомных животных, «Голос Череповца» взял интервью у дрессировщицы собак Аллы Хрусталевой. Ее общий стаж работы с хвостатыми насчитывает 30 лет. В рамках своего проекта «Театр собак. Школа доброты» вместе со своей семьей она занимается дрессировкой немецких овчарок. Да не простой, а творческой: питомцы Аллы Александровны — настоящие артисты, с которыми она ставит сценки и даже спектакли. Давая выступления в детских домах, благотворительных организациях, перед ветеранами, а то и просто во дворах перед ребятней, эта удивительная женщина доказывает, что гуманное отношение к животным творит чудеса.

Алла Александровна, вы дрессируете немецких овчарок. Объясните, почему именно эта порода?
Немецкая овчарка — универсальная собака. Только она может одновременно и со следовой работой справиться, и в задержании преступников участвовать, и детей нянчить, и охотиться, и в ездовой службе использоваться — она везде! Во-вторых, немецкие овчарки, может, и охранные собаки, но они все великолепно ладят с детьми и очень легко поддаются дрессировке.

Есть ли такие породы собак, которые не поддаются дрессировке?
Я говорю людям, которые приходят ко мне заниматься: запомните — плохих и глупых собак нет, есть неграмотные и ленивые хозяева. Да, с какой-то собакой нужно позаниматься два-три месяца, с какой-то полгода, все индивидуально — зависит от породы. Например, люди заводят хаски. За месяц ее не надрессировать, потому что хаски — это ездовая порода собаки. Если вы ее будете выгуливать по 15 — 20 километров в день на велосипеде или на лыжах, то вы найдете с ней контакт, потому что вы дали ей то, что нужно, то, что в ней заложено. А если вы с ней будете гулять по пять минут утром и по пять вечером, то результата не будет.

Дрессировка — действительно важный элемент воспитания собаки?
Все собаки, от маленьких до больших, выведены для определенной работы. Даже болонка изначально должна была греть подушку перед тем, как ее хозяйка придет спать. Маленьких же чихуа-хуа сажали в сумку, чтобы те охраняли кошельки. А маленькие пекинесы, которых держат на руках?! Представляете, собачке нужно высидеть два часа на руках у королевы — это тоже дрессировка. Ну а гончие и лайки предназначены для охоты. И если мы, беря такую собаку, не даем ей нужную нагрузку, то она будет несчастна. Если человек не занимается своей собакой, то она или ходит за ним как привидение — не живет, а существует, — или вовсе на самовыгуле. Такого не должно быть!

Искусство дрессировки под силу каждому?
Конечно, это может каждый. Просто носите на прогулку кусочки лакомства, которое любит ваша собачка. И она будет привязана к вам. К слову, меня многие упрекают в том, что «ваши собаки работают только за лакомство». У меня возникает сразу встречный вопрос: «А вы работаете бесплатно?» Согласитесь, вы ведь тоже себе на еду зарабатываете деньги, а для собак лакомство — это валюта. Собаки нам ничего не должны! Если вы добились любви и послушания с помощью лакомства, ласки или игрушечки — это ваша заслуга. Но нужно, чтобы ваша собака, общаясь с вами, смотрела вам в глаза и радовалась. Люди, которые выбирают насильственный подход в дрессировке, получают то, что собака становится не другом — она становится рабом! Током, пинками и битьем вы ничего не добьетесь. Собака будет слушаться вас, конечно, но… с поджатым хвостом. А это уже раб! У меня серьезная порода. Но посмотрите, как я с ними разговариваю. Я им спокойно говорю, и они слушаются. А ведь многие кричат: «Ко мне!» Если собака правильно воспитана, она и так подойдет. Зачем кричать?! Я это и пытаюсь показать. Да, Дон (один из псов-артистов Аллы Александровны — прим. авт.) иногда может что-то вытворить. У нас есть такой трюк: Дон кидает мяч в кольцо с сеткой — играет в баскетбол. И однажды он хватает на лету мяч и вместо того, чтобы кинуть в кольцо, кладет его на колени ребенку. Но я нисколько на него не обижаюсь: он живой! Но я со стопроцентной уверенностью заявляю, что мои артисты никогда никого не тронут. Потому что я чувствую собаку, знаю, когда ее привлечь на себя, когда остановить. Но, конечно, собака — все равно зверь, поэтому контроль с моей стороны должен быть обязательно.

Все же какая-то доля строгости в воспитании собаки необходима?
У нас все собаки на 92 процента волки, и вся дрессировка у нас построена на повадках и навыках волков. Когда в стае волчонок сделает что-то не то, вожак стаи щадяще кусает его за шею или за морду. Но у вожака при этом нет цели его покалечить, иначе, раз стаи не будет, все умрут с голода. Поэтому такая вещь, как строгий ошейник, который как бы имитирует зубы вожака, необходима. Поверьте, что все собаки к нему относятся хорошо. Но тут важно как вовремя наказать, так и вовремя похвалить. Если собака сделала что-то плохое и вы откорректировали ее поведение строгим ошейником, то за что-то хорошее угостите ее кусочком, и тогда она будет понимать, что плохо, а что хорошо.

Расскажите о специфике работы с детьми.
Когда мы выступаем, дети всегда улыбаются, а смех — лучшее лекарство. Если человек никогда не обидит животное, то и вреда другому человеку он тоже никогда не причинит. Проблема бездомных животных заключается в отсутствии культуры у людей. Уроки доброты должны преподаваться детям в первую очередь через животных — важно общаться с ними, гладить, играть. Однажды мы выступали в реабилитационном центре. И был такой момент, когда после выступления детишки стали с нами общаться, а одна девочка, которая боялась собак, села на скамеечку в угол и сидит. Тогда я сказала своей самой спокойной собаке «лежать», и она подползла к ребенку. Девочка смотрит вниз — а перед ней лежит собака. Тогда она села на корточки и начала ее гладить. Понимаете, и ребенок сразу ожил! Такие моменты очень важны.

Иван Крылов, газета «Голос Череповца»