23 октября 2019

«Время колокольчиков»: пять часов рока и огня

Пятый фестиваль «Время колокольчиков» вызвал массу эмоций у публики и прогремел на всю Россию. Зрители рассказывают о стычке фанатов «Алисы» и ОМОНа, о душевных песнях под гармонь от Игоря Растеряева, об открытии группы «Торба-на-Круче».

Рокеры в «Кванториуме»

Фестиваль памяти поэта Александра Башлачева впервые прошел осенью вместо весны и, как ни странно, по количеству публики превзошел многие из прежних башлачевских фестивалей. За несколько часов до начала большого концерта, который продолжался более пяти часов, журналисты смогли встретиться с некоторыми из участников на пресс-конференции. Впервые она прошла в технопарке «Кванториум». Помимо приезжих знаменитостей, в пресс-конференции приняли участие череповецкие группы «7 Отличий», ВИА «Культура» и «О-Да!», разогревавшие публику первые два часа.

Для лидера питерской группы «Торба-на-Круче» Макса Иванова и поэта-гармониста Игоря Растеряева провели экскурсию по технопарку, во время которой гости смогли заглянуть в учебные аудитории и лаборатории. Шумные (по определению) рокеры притихли и смотрели во все глаза. Корреспондент «Речи» поинтересовался у Макса Иванова, какие чувства он испытывает к современным детям — зависть (мол, у них есть гаджеты и технопарки) или сочувствие (они не поют под гитару на скамейках). Лидер «Торбы-на-Круче» в ответ поразился возможностями, которые есть у юных череповчан, и пожелал им удачи.

Во время пресс-конференции Макс Иванов рассказал, что испытывает большую гордость и волнение перед выходом на череповецкую сцену. И не только из-за того, что выступает на фестивале памяти Александра Башлачева, стихи которого нежно любит. Дело в том, что «Торба-на-Круче» впервые более чем за 20 лет существования выступила в Череповце. И первое свидание, кажется, порадовало обе стороны.

«Это было восхитительное знакомство», — сказал Иванов со сцены после почти часового выступления, отличавшегося невероятной энергией и самоотдачей. Видимо, теперь музыканты будут к нам ездить чаще, чем раз в 20 лет. В качестве ответной любезности череповчане в соцсетях признавались в любви питерской группе, сообщая, что открыли для себя потрясающий коллектив.

Говоря о поэзии Александра Башлачева, Макс Иванов рассказал, что увлекается ею с юности и даже пытался исполнять песни СашБаша.

«Но это не очень-то получалось, — признался он.— Как начну петь, ком в горле. Там слишком много боли».

Он посоветовал не только слушать Башлачева, но и читать, поскольку в текстах череповецкого поэта открываются «глубокие миры».

Игорь Растеряев — гармонист на ящике

Игорь Растеряев, чьи песни «Комбайнеры», «Георгиевская ленточка» и «Русская дорога» стали народными, может претендовать на звание самой незвездной звезды. Одетый в простое и будничное, он вышел на сцену, навьюченный двумя гармошками. Одна на спине, вторая в руке. Времени для настройки, как другим группам, не потребовалось. Для Игоря Растеряева соорудили из ящиков удобное местечко (поставили большой ящик, а рядом маленький — для ног), и он пошел играть свои незатейливые, но берущие за душу песни.

Пресс-конференция благодаря Растеряеву получилась не менее душевной. «Хорошо быть музыкантом?» — задал ему вопрос мальчик лет десяти из клуба юных журналистов. «Да ничего», — пожал плечами Игорь. Юный журналист поблагодарил за емкий ответ, как учили. Исполнитель рассказал, что решился наконец отвлечься от гармони — подготовил альбом вместе с группой, кроме того, выпускает книгу и готовит моноспектакль по ней.

«В Череповец привезете?» — поинтересовалась «Речь».

«Не знаю, сомневаюсь, нужны большие залы, экраны, — честно ответил он. — Как еще в Питере пройдет и в Москве. А еще там есть обсценная лексика, попросту говоря, мат. Я убрал из текста 100 % матерных слов, но герои книги разговаривали матом на 120 %, и кое-что проползло».

И рассказал забавную историю.

«Просыпаюсь однажды дома, а я на 15-м этаже живу, — говорит Игорь. — Выхожу на балкон, а там стоит киргиз. Оказалось, что швы в доме замазывает, на веревках лазает. И он рассказал мне, что хочет заработать денег и уехать в Киргизию — купить 15 овец и две коровы. Я ему сказал: «Молодец» — и подарил шоколадку».

«Коза» для Кинчева

Самая ожидаемая группа фестиваля, «Алиса», вышла на сцену около 21 часа.

К этому времени на танцполе стало тесновато. Для того чтобы показать рокерскую «козу» Константину Кинчеву, в партер спустились люди самого разного возраста, некоторые пришли семьями — дедушка, папа, внук.

Лидер «Алисы» появился на сцене в темных очках и серой майке. Седой и небритый, Кинчев тем не менее не произвел впечатления старика — держался бодрячком, не столько танцевал, сколько менял эффектные позы, одновременно певец и народный трибун. Он исполнил любимые народом «Мое поколение», «Небо славян» и другие хиты. Впрочем, первую композицию не допел, ее прервала возня в толпе зрителей: приезжие фанаты из Санкт-Петербурга зажгли фаеры и некоторые из них были задержаны бойцами ОМОНа (подробно о ситуации на концерте читайте в выпуске «Речи» за 22 октября).

Позднее выяснилось, что за сценой Кинчеву подарили желтый свитер хоккейной «Северстали» с его фамилией на спине, но надевать его, как несколько лет назад это сделал Гарик Сукачев, лидер «Алисы» не стал. Если бы надел, думается, выступление прошло бы душевнее, хотя питерские фанаты, наверное, не поняли бы.

Сергей Виноградов