16 октября 2019

«Опера — это не скучно». Янковский сказал и доказал

«А эту вещь кто написал: Моцарт или Гендель?» — «Нет, Сергей Жуков из «Руки Вверх!». Такие вопросы часто задают Дмитрию Янковскому, известному не только оперными ролями и участием в телепроектах, но также поп-песнями, превращенными в оперные арии.

Наша беседа с певцом состоялась после одной из репетиций Дмитрия Янковского с череповецким симфоническим оркестром накануне концерта, собравшего аншлаг. На репетиции певец много шутил, пускался в пляс, просил музыкантов играть погромче и наделил особым концертным статусом ударника — не самую примерную оркестровую профессию.

— Московские артисты часто приезжают в город за пару часов до концерта. Вы провели в Череповец почти три дня. Зачем?

— Те певцы, о которых вы говорите, либо приезжают со своими музыкантами, которые уже в материале, либо работают под «минус». В моем случае я работаю с новым для меня оркестром и моя программа авторская, а потому репетиции необходимы. Мы играем вживую, потому и репетиции должны быть живыми.

— Как вам пришло в голову совместить оперную музыку и «попсу» и какую зрительскую реакцию встретил этот проект?

— Все песни, которые я исполняю, это безусловные хиты, и с этим нужно согласиться. Допустим, мы не можем отрицать того, что «Бухгалтер, милый мой бухгалтер» — это хит, который поют и знают большинство людей нашей страны. И их точно больше, чем тех, кто знает и поет современные хиты. В моих программах я использую хиты, проверенные временем. Они связаны в памяти людей с определенным временем и эмоцией. Первая реакция зрителей на ту или иную песню на моем концерте — узнавание композиции и радость от этого. Вторая реакция — удивление тем, как по-новому зазвучала и любимая песня.

— Вы говорите — узнавание. Песню «Руки Вверх!» «Лишь о тебе мечтаю» в вашем исполнении не сразу и признаешь…

— Да, я пою ее на итальянском языке в стиле барочной арии. Как правило, узнают. Но случается, что подходят и спрашивают. В основном пожилая аудитория. Это здорово, что люди слушают, проникаются. За счет такого необычного синтеза мы привлекаем внимание тех людей, которые всегда считали классическую академическую музыку чем-то слишком серьезным и далеким. Обычно люди говорят: «Опера — это не мое. Громко кричат, слова непонятны, и не качает». Я стараюсь на каждом концерте прокачать зал, обращаюсь к молодежной музыке (например, Prodigy), и людям это нравится. У меня трое детей, и они очень любят приходить на мои концерты. Цель нашего проекта — показать и доказать, что опера — это не скучно. Так звучит и наш девиз. Мне часто пишут (в основном девушки), что они слушали Диму Билана, а после моего концерта пришли на «Кармен», где я пою, и открыли для себя новый мир.

— Представим обратную ситуацию. Поклонник «Кармен» и другой классики видит вашу афишу, приходит на концерт, а там «Руки Вверх!»… С разочарованными часто сталкиваетесь?

— Я никто не обманываю, программа называется «NeOpera. Классика вне классики». Я назвал бы свои концерты элитарным эпатажем. То есть в этом нет безвкусицы и пошлости. Разочарованных не бывает, с каким бы мнением люди ни пришли изначально. Нам с вами нужно встретиться после концерта, и я возьму у вас интервью.

— Как реагируют на ваши эксперименты сами поп-авторы и исполнители — Сергей Жуков, Игорь Матвиенко, Юрий Шатунов и другие?

— Выкладывают мои ролики у себя на страницах в соцсетях. Я давно занимаюсь этим проектом, и многие композиции получили отзывы от авторов. В Череповце мы не исполняем песни Стаса Михайлова, но это было личным его заказом — к его 45-летию меня попросили сделать обработку песен Стаса Михайлова в нашем стиле. Среди наших суперзвезд даже пошел некий тренд — «Тебя уже перепел Янковский?». Потому что известно, что я перепеваю только то, что популярно и что мне нравится. Мне неинтересно делать кавер-версии песен групп-однодневок. Например, меня спрашивают, почему не спою песню певицы Гречки или исполнителей, известных в молодежных кругах. Потому что не знаю их и моя аудитория не знает.

— Аудитория любит группу «Ленинград» за столом попеть. До Шнурова еще не добрались?

— Я исполняю «Ленинград», а именно песню «WWW», часто пою ее на бис, люди отлично встречают.

— Насколько ваши итальянские переводы близки к тексту?

— Итальянский текст почти буквально повторяет русский. Переводы для меня делает Кристина Боковина, моя коллега по театру. Мы долго ищем сочетания слов, чтобы звучало красиво. Возьмем «Белые розы» группы «Ласковый май». Можно перевести в лоб — «бьянке дель роза», это и есть белые розы. И в припев нормально ложится. Но мы подумали, что было бы красивее — «фьоре нель джелло». То есть цветок, покрытый инеем.

— Бывают ли песни, которые стопроцентные хиты, но в оперу не ложатся?

— Да, конечно. Например, у нас была идея спеть композицию группы «Грибы» «Тает лед», которая звучала отовсюду. Мы даже сделали кавер-версию, но тут я понял, что прошло время и люди уже подзабыли эту песню. Согласитесь, вряд ли мы с вами соберемся лет через десять где-нибудь на дне рождения и кто-нибудь попросить поставить «Тает лед». Мы скорее включим «WWW» или «Бухгалтера». Знаете, я иногда прохожу, допустим, мимо детского сада вечером 8 марта, когда детей отдали родителям и воспитательницы празднуют. Я прислушиваюсь: что там играет? Они не слушают рэперов или «Депеш мод», а ставят Верку Сердючку или «Белые розы». И я понимаю, с каким песенным материалом мне нужно работать.

Сергей Виноградов