11 октября 2019

Дети сопротивляются «правильности»

Прошла горячая линия для пап. Вопросы задавали самые разные: что делать, если сын не хочет получать нормальное образование; ребенок начал воровать; можно ли изменить поведение сына. На вопросы мужчин ответил врач-психотерапевт Борис Ершов.

Как известно, мужчины пока реже, чем женщины, обращаются к психологам. Они более закрыты и часто внутренне зажаты. Почему-то не всем приходит в голову аналогия: если сломался телевизор, мы, как правило, везем его в ремонт — доверяемся мастеру. А если что-то не ладится во взаимодействии с детьми, в семье, пытаемся решить проблему сами, часто застревая в ней все больше и больше. Хотя есть проверенные пути, которые знает специалист. Поэтому важно, чтобы мужчины-отцы обращались к такому специалисту.

Так было и во время горячей линии. Расскажем о некоторых вопросах: что волнует пап?

«У сына бывают злобные реакции. Что делать?»

— Сын у нас, в общем, нормальный парень, — рассказывает Павел Васильевич. — Учится неплохо, друзья есть. Я ему внимание уделяю. Но у него бывают непонятные злобные реакции, вдруг начинает кричать: «Учебники порву, в школу не хочу, отстаньте, учителей всех выгоню!» И даже: «Директора школы убью!» Я, честно сказать, в растерянности: что делать, как это прекратить? Всего-то второй класс.

— А в школе учителя что говорят? — спрашивает Борис Ершов.

— Тоже жалуются — тоже может так закричать.

— А с мамой какие отношения?

— Вроде нормальные, но она уже устала от этих криков, тоже жалуется. С уроками часто проблема — сын кричит: «Не заставляйте, не хочу делать эти уроки!»

— Понятно. А что вы делаете, когда сын кричит и отказывается делать уроки?

— Я? Я пытаюсь прекратить это все, объясняю, что так нельзя делать. Но не помогает.

— Если сын так заявляет, важно поговорить с ним уверенно. Спросите: «Ты сейчас не хочешь уроки делать, а когда захочешь? Ты слово сдержишь?»

— А если он скажет «никогда»?

— Не скажет. Это просто привычка общения со взрослыми. Даже самые конфликтные дети все же понимают: школа нужна. Они могут вести себя так, чтобы отстоять свою линию. Поэтому важно спокойно разговаривать: «А как ты жить будешь? На что? Кем работать, как зарабатывать?» Если говорить заинтересованно, спокойно, ребенок многое расскажет.

Другой вопрос, что родителей часто не устраивают мысли детей, они начинают доказывать что-то свое. Начинается борьба.

А попробуйте просто спрашивать: «Ты хочешь убить директора школы? Допустим. А как убьешь?» Он, например, скажет: «Из пушки выстрелю!» — «Понятно. А пушку где возьмешь?» — и т. д. В конце концов запал пропадает, ребенок успокаивается.

— А как он сам-то воспримет этот разговор? Не будет считать, что папа… странный, раз такие вопросы задает?

— У детей все реально. Он в этот момент верит, что может выстрелить из пушки — и разнесет всю школу вместе с директором. Но в то же время им движет злость, а когда она уходит, он начинает смотреть на вещи более реально, более спокойно.

— Но когда успокоится, будет думать, что у него папа дурак, задает такие странные вопросы.

— Нет, у детей нет такого, не волнуйтесь.

Комментарий Бориса Ершова для читателей «Речи»:

— Когда мама или папа слишком хотят, чтобы ребенок рос «правильным» (не дрался, всегда делал все уроки, не грубил взрослым и т. д.), ребенок начинает сопротивляться, иногда очень бурно. Это вызывает растерянность у родителей. На самом деле с детьми полезно разговаривать на их уровне, больше спрашивать (но не «Почему?», а «Как ты хочешь это сделать?»). Тогда он быстрее успокоится, и эти странные для взрослых желания, крики постепенно уйдут.

Но я всегда предупреждаю: на первых порах реакции могут усилиться, это нормально, не должно обескураживать. Ждите, продолжайте свою политику, и все наладится.

«Сын не хочет получать нормальное образование»

— Здравствуйте. Мой сын в шестом классе. Вбил себе в голову, что будет дальнобойщиком. Меня это бесит: что за профессия? Мы не бедные, можем выучить его на любую специальность, только учись. Много раз пытался с ним поговорить как со взрослым, доводы приводил — без толку. Или он просто мне назло? Как понять? И что делать?

— А как мама воспринимает выбор сына?

— Да разве это выбор?! Это блажь одна.

— И все-таки.

— Жене все равно, говорит мне: «Пусть будет дальнобойщиком». Но вы же понимаете, что это глупости одни, потакание сыну. Она в эту минуту уходит от конфликта с сыном, а потом мы огребем массу проблем. Мы с ней вообще не сходимся в методах воспитания. Она орет на него постоянно, пилит: «Иди уроки делай, почему ты не идешь уроки делать, уже спать пора, а ты ничего не сделал, как в школу завтра пойдешь…» Я бы и то с ума сошел. Я ей говорю: «Что ты нервничаешь? Ты можешь не нервничать?»  А она мне: «Что ты набрасываешься на него?» Я же и виноват.

— Сын уроки-то делает?

— Делает. Когда мать заорет, уже совсем из себя выйдет, тогда идет, делает что-то через пень-колоду.

— Вот смотрите, что получается. Мама начинает толкать сына в спину («Иди делай уроки», например) — он упирается. Она повторяет, потом взрывается. Та же история с вами — сын тянет время, пока вы не взорветесь. Потом вы с супругой начинаете упрекать друг друга. Потом постепенно все успокаивается.

— Да… Так это мы как по кругу бегаем?

— Примерно так, да. Такая картина во многих семьях, не только у вас. Когда человек внутри этого алгоритма, он его не замечает, не осознает. Но действует по нему.

— Понимаю, нужно изменить алгоритм.

— Да, будем с вами менять тактику. Отмечаем точки борьбы и смотрим, к чему они приводят. Например, выбор профессии: сын спорит с вами, в этой борьбе он что?..

— Он… все больше упирается.

— Да, в борьбе человек закаляется, и наши благие намерения его «вразумить» приводят к тому, что его реагирование (спор, борьба) становится привычным, застывает, закрепляется. Поэтому полезно спорить меньше.

— Но как не спорить?! Согласиться, что мой сын станет шофером, когда вокруг столько прекрасных профессий, интеллектуальных, интересных!

— Не торопитесь, сейчас разберемся. Скажите, если кто-то начинает вам эмоционально, интенсивно что-то доказывать, с чем вы не согласны, как вы себя поведете? Что будете чувствовать?

— Ну сопротивляться буду, если не согласен, свою точку зрения отстаивать!

— Да, гнуть свою линию — можно так сказать? Кто-то в этой ситуации уходит в глухую оборону, при этом демонстрируя негативное отношение к оппоненту. Это еще больше раздражает, давление нарастает. Так?

— Ну да, и так бывает.

— Теперь возьмем отношение сына к урокам. Он, чтобы продемонстрировать вам, что учеба ему не нужна, относится к ней спустя рукава. Ему много говорят, что нужно делать, но он только после взрыва начинает делать, причем с обидой. В итоге у родителей возникает ощущение бессилия и даже мысли, что сын… какой-то ненормальный.

— Ну точно, да. Выговорить было трудно, но мысли были такие.

— И чувство зависти к другим родителям может возникнуть: у всех дети как дети, а мой… В итоге родители раздражены, часто недовольны. Радости в семье мало.

— Все так, согласен.

— Разбираем дальше. Учеба — чья ответственность? Почему столько внимания ей, столько сил?

— Мы хотим, чтобы он учился, но он ленивый, не слышит нас.

— Почему нужно столько говорить? Можно уменьшить диалоги? Говорить один-два раза.

— Это жена. Я говорю: «Его бы отлупить один раз, все бы понял», а она: «Я не могу этого позволить!»

— Понятно. Давайте подведем небольшой итог. То, что сын говорит сейчас о будущей профессии, это больше элемент борьбы: ему еще учиться пять лет, и как он изменится за это время, неизвестно. Бороться, как вы уже убедились не раз, малорезультативно. Эффективнее согласиться: хочешь — будь дальнобойщиком. Тогда он спокойнее будет смотреть на выбор профессии, без борьбы упираться бессмысленно.

Второе. Полезно разговаривать с сыном, когда вы спокойны — тогда он будет вас слышать. Как только почувствовали раздражение, остановитесь, потому что раздражение приведет к давлению, и вновь начнется борьба.

Третье — помогать жене. Вместе привлекайте сына к каким-то делам, в учебное время — к урокам. Если видите, что супруга раздражена, готова сорваться на крик, вмешайтесь, скажите, например: «Ты взрослый мальчик» и т. д. Чтобы сын видел, что родители действуют вместе, без разногласий. Уже это сказывается положительно. И жена будет благодарна, что вы поддерживаете ее, а не спорите. Будет налаживаться взаимодействие. Обычно, когда отношения между родителями улучшаются, идет на лад и другое: сын, видя, как родители общаются, спокойно относятся ко многим вещам; уверенно разговаривают — тоже обретает уверенность и спокойствие.

«Сын начал воровать…»

— На сына стали жаловаться в школе, что может взять чужие вещи. У меня деньги ворует — мелочь, но ведь воровство! Ругаю, наказываю — бесполезно. Сначала отпирается, потом обещает не брать, но все продолжается. Ничего не объясняет — почему, зачем.

— Как реагирует ваша жена?

— Она тоже не знает, что делать, и отстранилась, заявила: «Ты отец, это твой сын — разбирайся!» Я ходил в школу — да, все подтвердилось.

— У сына есть друзья?

— Да, много, со всеми ладит. Не понимаю, отчего все это? Мы вроде не сильно его ограничиваем, стараемся покупать то, что просит.

— Полезно спросить сына, чего он хочет, как удовлетворить его потребности…

— Я же говорю: мы покупаем, но в пределах возможного. Но он иногда хочет, чтобы купили что-то дороже, канючит долго, настаивает. Я говорю: «Денег нет», но он упорно вымаливает. Но когда получает — постоянная обида: типа ему не дают то, чего он хочет.

— По-видимому, сын привык добиваться своего, а если не получает, все равно хочет иметь ту или иную вещь. Поэтому берет деньги у вас, вещи у одноклассников — чтобы владеть тем, чего хочется.

Давайте посмотрим, какой выход. Важно, чтобы сын, если что-то взял, сам и отдавал, сам извинялся. Может быть, в сопровождении взрослого, но сам. Когда придется возвращать вещи, интерес что-то брать станет гораздо меньше.

Второе — не идти у него на поводу. Часто родители покупают какую-то вещь, потому что «жалко ребенка», уступают настойчивым упрашиваниям.

Если вы считаете, что покупка не нужна, изменить свое мнение вы можете лишь в одном случае: если поняли, что все же полезно купить. А жалость ни при чем. Потому что желания растут, а человек, легко получая, ценит приобретенное очень мало.

— Это точно. Упросил, купим — а ему сразу и надоело, не нужно, бросит где-нибудь.

— Поэтому сразу объясните: «Я тебе покупаю эту вещь на полгода». И новую раньше названного срока не покупайте. Когда ребенок увидит, что решения родителей четкие, последовательные, он будет подстраиваться. Третье. Полезно, чтобы, получая карманные деньги, сын сам себя приучался обеспечивать — сам покупал ручки, тетрадки и т. д. Это надо объяснить. Если экономит, просит у вас — не покупайте, пусть пользуется тем, что есть.

Если воровство не уходит, в крайнем случае можно разработать систему наказаний, но предварительно объяснить сыну, какие будут последствия.

Когда родители начинают действовать последовательно, ситуация постепенно приходит в норму.

Ирина Ромина