9 октября 2019

Подросток уехал в Питер тайком от родителей

«Математика меня не «вставляет» (неинтересна. — Авт.)», — объясняет своему социальному педагогу Тимофей в ожидании, когда его пригласят на заседание комиссии по делам несовершеннолетних. А что «вставляет»? Этот и другие вопросы выясняла комиссия.

«Речь» побывала на заседании комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Заседание вела Ирина Изосимова, зам. председателя комиссии, зам. начальника управления административных отношений. Ирина Игоревна в соответствии с законодательством предупреждала каждого из участников о присутствии СМИ, то есть газеты «Речь». Имена всех героев в статье изменены.

Высокий светловолосый юноша в спортивной одежде ведет себя довольно уверенно на заседании комиссии. Чувствуется, что свою поездку в Питер, о которой он не предупредил родителей, и приглашение на заседание комиссии он воспринимает как легкое приключение. Социальному педагогу он задал (еще в фойе) один-единственный вопрос: «Мне после комиссии в школу или можно сразу домой?»

К административной ответственности привлекли папу — ему вынесли предупреждение рамках ст. 5.35 КоАП РФ: неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних. Тимофей — единственный ребенок в семье. Ему 15 лет. Папа на комиссию прийти не смог, он работает, чтобы обеспечить семью всем необходимым. Мама тоже работает и тоже прийти не смогла (комиссия вправе рассмотреть материалы дела в отсутствие родителей). И деньги у ребенка на поездку, судя по всему, были.

— Тимофей, расскажи нам, что произошло, — просит Ирина Изосимова.

— Мы с другом решили поехать в Питер погулять: посмотреть на разводные мосты и на памятник Петру I. У него паспорт был (другу почти 18. — Авт.), а мой мама спрятала. Но я нашел, — рассказывает комиссии Тимофей. — Поехали на «блаблакаре». Выехали в пятницу ночью, в субботу уже были там. Зашли в кафе на Невском проспекте, потом на набережной купили мороженое. Переночевали в хостеле. Обратно в Череповец вернулись на «блаблакаре»…

А что родители? Мама хваталась за сердце, как только поняла, что сын «вне зоны доступа». Папа написал заявление в полицию о пропаже сына. Подростка объявили в розыск.

— Тимофей, ты хотя бы понимаешь, какой опасности ты подвергал свою жизнь? Понимаешь, как за тебя переживали родители и что ты их подвел? — спрашивает Ирина Изосимова. — Ну захотелось тебе посмотреть на мосты и на памятник Петру I — надо было ехать в Питер с родителями, а не с другом. Хорошо, что все обошлось и ты жив-здоров.

Тимофей пытался доказать комиссии, что он уже взрослый, а поездка в Питер никакой опасности не представляла: «Я умею за себя постоять».

Вот такие наши дети, за ними нужен глаз да глаз. Тимофей заверил комиссию, что больше папу и маму он огорчать не будет.

Татьяна Ковачева