Когда детские страхи становятся опасными?

Страх смерти является базовым и одним из самых сильных страхов как у детей, так и у взрослых. В жизни неизбежны ситуации, когда перед родителями встает дилемма: брать ли ребенка на похороны родственника? Как вести себя взрослым, чтобы траурная церемония не обернулась психологической травмой для малыша? Эту непростую, но очень важную тему череповчане обсудили с психологами БФ «Дорога к дому» в рамках онлайн-беседы, которая прошла в группе газеты «Голос Череповца» в социальной сети «ВКонтакте».

Ощущая угрозу

«Здравствуйте, меня зовут Оксана. Моей дочери 6 лет. Недавно она первый раз была на похоронах — умерла моя бабушка, ее, соответственно, прабабушка. С тех пор дочка часто плачет, боится, что мама и папа умрут, а она останется одна. Не причинила ли я психологической травмы ребенку, взяв ее на похороны?» — сообщение подписчицы стало отправной точкой для начала виртуальной беседы со специалистами.


— По моему мнению, можно вести ребенка на похороны, если рядом с ним будет адекватный взрослый, который просто и четко, доступными словами объяснит, что и почему происходит, — говорит психолог службы «Подросток» благотворительного фонда «Дорога к дому» Екатерина Кряжева. — Смерть — это неизбежность. Страх смерти является базовым. Довольно часто он актуализируется, маскируясь под другие страхи. Важно научиться с ним соприкасаться так, чтобы жизнь до момента смерти не превратилась в кошмар.

— Нет в мире людей, которые бы ничего не боялись, — убеждена психолог проекта «Территория счастливого детства» БФ «Дорога к дому» Ирина Корсакова. — Каждый в своей жизни сталкивался с внутренним чувством тревоги и не раз. Но природа самой сильной отрицательной эмоции ясна далеко не всем. В психологии страх определяется как внутреннее состояние, обусловленное ощущением реальной или мнимой угрозы.

«Мои дочери озвучили свои страхи о смерти приблизительно в одном возрасте — около 5 — 6 лет. После моего рассказа о том, что после смерти люди рождаются в новом теле, они стали воспринимать эту тему как-то легче, — делится собственным опытом подписчица Мария Алексеева. — А вообще советую больше позитива ребенку давать: рассказывайте им смешные истории, придумывайте свои шутки».

О зрительном векторе


«Страх смерти — это маска, за которой кроются страхи неизвестности и неопределенности. Мы не знаем, что ТАМ… — продолжает Ирина Корсакова. — Большинство детей абсолютно нормально переносят похороны. Маленькие, они еще слабо понимают, что это такое. Если присмотреться к детям на похоронах, то мы легко увидим самое разнообразное поведение: кто-то будет спать, кто-то тихонько возиться с машинкой, кто-то бегать и даже играть. Но среди них мы также увидим ребенка, который находится в оцепенении от ужаса — его буквально парализует страх смерти. Вот для них приход на похороны — это болезненный отпечаток на всю последующую жизнь. Остальные забудут про похороны уже через неделю, но этот ребенок будет помнить. Помнить и бояться».

— С чем связана такая острая реакция?

— С особенностью векторального набора, проще говоря, основного канала получения ребенком информации. В системно-векторной психологии есть такой архетип, как зрительный вектор. Таких людей всего 5 %. Смерть страшна для любого «зрительного» ребенка. Причем сами разговоры о смерти могут не тронуть его — он может спокойно перенести рассказ о смерти дедушки. Но вот увидеть труп — это уже совсем другое дело. И вот что любопытно: «зрительный» ребенок испытывает дикий страх смерти и одновременно — желание его испытать.
Такие дети при просмотре мультиков-страшилок станут отчаянно бояться, но будут смотреть.

О шоу и фобиях

«Подскажите, когда страх может перерасти в фобию и чем это опасно?» — задает вопрос участница онлайн-беседы Марина.
— Если внутренняя организация ребенка очень-очень тонкая, реакция на стресс подобного рода может стать патологической. Либо если во время переживания горя утраты произошло «застревание» и полноценно этот процесс не завершился, — отвечает Ирина Корсакова.— Сама по себе эмоция страха имеет негативный окрас, но в небольших количествах она может быть даже полезна. И вообще, иметь страхи и фобии — это нормально. Когда фобия становится проблемой, с ней надо бороться, но уничтожать всякое проявление страха — значит идти против природы. Ведь исторически боязнь неизвестности защищала людей от негативных внешних факторов.

— Фобия возникает, если нет условий для активного проживания своих чувств, вызванных определенным событием, — поясняет психолог Екатерина Кряжева. — Либо если событие оказывается радикально выходящим за пределы привычного круга воспринимаемых сознанием явлений и объектов. Причем реакция разных людей на одни и те же события иногда может быть диаметрально противоположной. Приведу реальный пример. Несколько лет назад в одном из поселков нашей области появился эксгибиционист. Его «марш» по поселку для части детей обернулся настоящей психологической травмой. А другие дети того же возраста не только не получили никакой травмы, но даже снимали происходящее на видео и звали своих знакомых посмотреть «шоу».

Боится или манипулирует?

«Мы с мужем 10 лет в браке. Нашей дочери 7 лет. В прежнее время я часто укладывала ее спать с нами или сама приходила в ее комнату. Читала ей сказки, или мы просто разговаривали. Последние полгода приучаем ребенка спать только в своей комнате. А она все равно просится к нам на кровать. Плачет, что боится темноты, а при свете лампы заснуть не может. В итоге мы все не высыпаемся. Как приучить ребенка спать в своей комнате, побороть страх темноты?» — спрашивает подписчица Ирина.

— Боязнь спать в одиночестве и темноте входит в число самых распространенных детских страхов, — говорит психолог Ирина Корсакова. — Причины его возникновения могут быть различны: привычка ребенка спать с родителями, перевозбуждение его нервной системы, давний испуг, конфликты в семье, личные переживания.

— В этой ситуации не совсем понятно, есть ли у ребенка реальный страх, — комментирует Екатерина Кряжева. — Возможно, это приемлемое объяснение для получения желаемого. Ведь там есть предыстория возникших симптомов: девочка привыкла спать с родителями, мама подолгу сидела рядом, пока дочка не засыпала. Может быть так, что поведение ребенка обусловлено определенными трудностями, существующими в семейных отношениях.

— Для начала нужно, чтобы девочка понемногу сидела в комнате одна, привыкая, — играла или рисовала. Можно вместе с дочкой украсить ее комнату веселыми наклейками, расставить игрушки, чтобы они были рядом, открыть дверь в комнату на ночь. Мне кажется, приучать ребенка спать отдельно нужно мягко, постепенно. К примеру, можете сказать, что вы приболели и не хотите, чтобы дочь зара-зилась, поэтому ей лучше спать в своей кроватке, — советует подписчица Мария Алексеева.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»