35media.ru

Эта неделя 100 лет назад: 7 — 13 октября 1919 года в Череповце

В этой рубрике мы знакомим читателя с теми событиями, которые происходили в Череповце ровно столетие назад — в 1919 году. Окунуться в прошлое нашего города позволили статьи и заметки, опубликованные в газете «Коммунист», преемницей которой стала «Речь».

Со взятием Деникиным Курска и его продвижением на Орел создалась реальная опасность для Москвы. Жителей губернии продолжают призывать помочь Южному фронту.

«Коммунист» публикует призыв от лица «того, кто весь окровавленный первый ворвался на плечах белых в Ямбург» — крестьянина Череповецкой губернии, командира кавалерийского дивизиона Ал. Коробова:

«Я оставлю опять свою дорогую семью, где остается один старик отец работник, а семья 7 человек. Но родители меня благословляют без слез идти на защиту бедняков против английских наймитов и русского золотопогонного офицерства, которое после октября не захотело идти с нами рука об руку».

Публикуется такое заявление:

«Я, нижеподписавшийся, член с.-х. коммуны «Прогресс» Семен Вас. Аничкин, учитывая серьезное положение фронта Федеративной Сов. Республики и лишившись своего единственного сына, убитого на северном фронте, хочу заменить его на фронте. Настоящим прошу партию Коммунистов Большевиков принять меня в члены партии или в коллектив сочувствующих и отправить меня на фронт. Желаю на южный фронт как более серьезный, в чем и подписуюсь».

Череповецкая губернская комиссия по борьбе с дезертирством сообщает, что большинство заявлений на укрывающихся дезертиров и их укрывателей оказываются ложью. А потому комиссия предупреждает, что на будущее анонимные письма рассматриваться ею не будут.

В сентябре Череповецкое отделение Бюро жалоб и заявлений приняло 29 жалоб, из которых одна — на самоуправство военных властей, три — на Земельный комитет, одна — на чрезвычайный налог, 10 — по реквизиции и конфискации, две — по продовольственным делам, две — на незаконные обыски и аресты, четыре — на канцелярскую волокиту.

По Кирилловскому тракту, за Енюково, лежит и гниет пудов сто сена, оставшегося на месте упраздненного прессовального пункта.

Горпродком, объявив несколько дней назад о выдаче сушеных вишен и груш, таковых не выдает, и население зря наведывается в лавки.

На что жалуются? Матерям нечем кормить своих крошек. Молоко выдается в распределительных местах непригодным, прокисшим. Прокисает молоко от немытых баков, в которые сливается в молочных лавках.

Наступили холода. Не сегодня завтра ждем снега, а у многих школьников обуви нет, и бегают они в школу босиком. Некоторые дети из-за отсутствия обуви не посещают школы.

Одновременно сообщается, что общее собрание милиционеров Череповецкой городской команды постановило отчислять из получаемого месячного пайка от каждого милиционера в течение трех месяцев по два фунта (около 400 гр. — Ред.) муки в пользу голодающих малолетних детей красноармейцев города Череповца.

Костринский волостной совет Тихвинского уезда постановил реквизировать несколько граммофонов для чайных читален волости и приобрести для них советские пластинки.

Мало в советской печати статей, написанных простым языком, сетует на страницах газеты автор А. Серышев. Для крестьян там слишком много непонятных и заумных слов, например «тенденция»:

«Кто говорит, что это американская мученица, кто — что новая колесная мазь, закупщик из лавки сказывал, а бабы — так те решили, что это мать антихриста».
«Только тогда ваши газеты будут читаться, а не искуриваться, когда крестьянин будет находить свое родное слово, — уверен автор. — Тогда деревня скажет: «Нет барина, нет и его собачьих слов».

Андрей Савин