35media.ru

Наказание трудом

Череповчане постарше помнят, что «химия» означает не только науку или школьный предмет, но и вид наказания. Осужденных из спецкомендатур на улице Менделеева задействовали на строительстве промпредприятий. Через несколько десятилетий принудительные работы снова вернулись в систему наказаний. В начале 2019 года в Вологодской области был создан первый (и пока единственный) исправительный центр: на территории колонии-поселения № 7 в Суде высоким забором отгородили общежитие. Сейчас здесь отбывают наказание, не связанное с лишением свободы, 36 человек. На прошлой неделе в исправцентр отправился журналист «Голоса Череповца».

На посевной у фермера

Полное название учреждения, отделенного от колонии-поселения № 7 в поселке Суда забором с «узорами» колючей проволоки по верхам, звучит так: изолированный участок, функционирующий как исправительный центр. Коротко — исправцентр. Сюда приезжают (причем своим ходом) те, кому судом было назначено наказание в виде принудительных работ за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, некоторых тяжких преступлений, совершенных впервые.

В центр прибывают и осужденные из исправительных колоний Вологодской, Ленинградской, Архангельской, Псковской областей. К примеру, получил человек срок в ИК строгого или общего режима, нарушений не допускал, прилежно работал — по истечении определенного срока (зависит от тяжести преступления) он вправе ходатайствовать в суд о смягчении наказания. И если выносится соответствующее решение, ему выдаются средства на приобретение билета, чтобы добраться до исправительного центра. Именно так и произошло с осужденным Владимиром — моим собеседником. Это высокий мужчина в футболке и спортивных брюках. На загорелом лице белеет старый шрам.


— Я из Архангельской области, — рассказывает Владимир, — там жил, там и преступление совершил. (Пауза.) Грабеж. Дали три года строгого режима. Отбывал наказание в колонии на родине. Отсидел год, работал, никаких замечаний ко мне не было. Поскольку я отбыл треть срока, то обратился в суд, и мне смягчили наказание. Месяц назад приехал сюда.

— В чем главное отличие исправцентра от колонии?

— Мы находимся на свободе — это главное! Мобильными можно пользоваться, созваниваясь с родными. Бытовые условия хорошие, питание. Недавно я устроился на работу — сейчас занят на посевной у местного фермера. Платить обещают хорошо.

Опоздал — и в камеру

Территория исправительного центра начинается за металлическими дверями с замком. Заходим внутрь, ступаем на дощатые деревянные мостки, которые ведут прямиком к двухэтажному зданию общежития. Справа — грядки, на которых набирают силу морковка, свекла, лук и картошка. Слева — клумбы с цветами, тут и там своевольно растут бело-розовые маргаритки. Сбоку от общежития (чтобы не на виду) на летнем ветру сохнет выстиранное белье, развешанное на веревках. С места для курения под деревьями на гостей с любопытством смотрят несколько осужденных. Мужчины вежливо здороваются и продолжают свою беседу. А мы проходим в общежитие.

В импровизированной прихожей стоит скамеечка, на которой в два ряда выстроилась уличная обувь обитателей, самая ходо-
вая — черные резиновые шлепанцы. Справа за стеклом — пост дежурной части. На большой монитор компьютера выводятся записи из помещений общежития (за исключением комнат, где проживают осужденные). В здании еле уловимо пахнет свежей краской, стены оштукатурены и покрашены. Во всех помещениях был сделан ремонт. На первом этаже — несколько камер, в них попадают те, кто нарушает режим. Пока здесь побывал только один осужденный, который явился из колонии, откуда его перевели, в исправительный центр на пару дней позже, чем был должен.

Большую часть общежития занимают просторные комнаты, в каждой — добротные односпальные кровати, тумбочки возле них, настенная полка и зеркало. Пока комнаты кажутся необжитыми, никаких личных вещей, кроме полотенец, на спинках кроватей мы не увидели. Но со временем, уверяют сотрудники центра, здесь станет уютнее — появятся и фотографии близких, и комнатные цветы, и книги.

В кухонном помещении есть электрическая плита, два двухкамерных холодильника, микроволновка, чайники. На столах для готовки стоят шеренги бутылок с подсолнечным маслом, кастрюльки разных калибров, решетки из-под яиц. Еще на одном стеллаже сохнет вымытая посуда.

Еду осужденные готовят сами, закупая продукты в магазине. Те, у кого средств нет (например, временно неработающие), питаются пищей, приготовленной в колонии-поселении № 7.

Заглянули мы и в санузел. Современная стиральная машина, несколько душевых (не современные кабинки, а поддоны, отгороженные шторкой, но все очень чистенько). В исправительном центре, в отличие от колоний, нет помывочных дней. Осужденные моются по желанию.

Поверьте, нам приходилось бывать в разных учреждениях. Многие детские лагеря и больницы и рядом не стояли по условиям, созданным в исправительном центре для отбытия наказания.

От месяца до пятилетки

«Основное отличие нашего учреждения от исправительной колонии заключается в том, что осужденные имеют свободный выход за пределы территории центра, — пояснил начальник УФИЦ Александр Портнаго. — Кроме того, у нас осужденные вправе свободно пользоваться мобильной связью, иметь и распоряжаться денежными средствами. Практически все работают — в Суде, Кадуе, Хохлове».

Как осуществляется выход осужденного за пределы центра? По письменному заявлению на имя начальника. В нем указывается причина (выезд/выход на работу, посещение магазина или больницы и т. д.) и время, в которое гражданин обязан вернуться обратно. Вообще распорядок дня здесь такой же, как в любой колонии: подъем в 6.00, отбой в 22.00. В течение дня есть личное время — можно выйти на прогулку или посмотреть телевизор в комнате отдыха, позвонить родным.

К слову, свое нахождение в центре осужденные оплачивают: с них удерживается плата за проживание и коммунальные услуги. Одеваются они в гражданское. Срок пребывания осужденных в исправцентре — от 1 месяца до 5 лет.

— В России расширяется институт наказаний, были введены принудительные работы, — говорит начальник отделения по контролю за исполнением наказания, не связанного с изоляцией от общества, УФСИН по Вологодской области Дмитрий Пестерев. — С одной стороны, осужденные в исправцентрах свободно передвигаются, а с другой стороны, за ними осуществляется надзор, существует свой распорядок дня и все выходы гражданина за пределы центра регламентированы.

Добавим, что принудительные работы пока являются новшеством в системе наказания. В 2019 году в Череповце суд вынес 1 подобное решение: полтора года исправработ дали череповчанину, сообщившему о ложном минировании.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»