35media.ru

«Русский Север»: Вологду танцуем, Париж в уме

Профессия танцора-народника стала напряженнее, если не сказать опаснее. На днях русофобы сорвали концерт ансамбля имени Александрова в Польше. «У нас недавно во Франции было то же самое», — рассказал «Речи» худрук «Русского Севера» Евгений Максимов.

Под аккомпанемент провокации

«Мы выступали в Тулузе во время полуторамесячных гастролей по Франции, когда на сцену выбежали люди с какими-то антироссийскими заявлениями, — рассказал Евгений Максимов. — Публика отреагировала неодобрительно, а мы вынуждены были прервать номер, но они еще ждали нас за кулисами. Настроение, конечно, они нам подпортили на всю поездку».

— У вас есть указания для артистов на случай подобных происшествий — например, немедленно покинуть сцену или, напротив, танцевать до победного?

— Да нет, конечно. Такого ведь никогда прежде не случалось за много лет моей работы с коллективами. Мы ведь весь мир объехали с концертами, в США много раз выступали, целые гастрольные туры у нас там были, и никогда никаких эксцессов. Вообще хочу сказать, что в последние три года зарубежных гастролей стало меньше. Российские коллективы не хотят приглашать, опасаясь этих самых провокаций. Нам объясняют, что и сегодня хотели бы видеть нас в разных странах, потому что русские коллективы традиционно самые сильные. Но угроза провокаций существует, и организаторы боятся. В прежние годы у нас по три-четыре зарубежных поездки было в год, а сейчас — одна. Уже могу сказать, что в июле в 2019 года мы будем выступать во Франции по линии ЮНЕСКО — три концерта в Париже и две недели гастролей по стране. Организатор концертов посмотрел наши видеозаписи и выбрал наш спектакль «Древо жизни» о северном фольклоре. Спектакль старый, но пользуется за рубежом неизменной популярностью.

— Помимо Франции где «Русский Север» побывал в уходящем году?

— Объехали с концертами города Серебряного ожерелья России, в других регионах побывали. В конце ноября мы выступали на Днях Вологодской области в Берлине. Этот год получился для коллектива очень насыщенным на события и победы. Весной мы стали победителями международного конкурса во Владимире, завоевали Гран-при. Было немало и персональных премий у певцов и танцовщиков, наш оркестр также не раз отмечали престижными премиями.

— Афишу 2019 года вы откроете одними из первых среди ансамблей Вологодчины — в новогоднюю ночь. Как артисты реагируют на концерты в новогоднюю ночь?

— Привыкли. Я сам лет тридцать, наверное, не отмечал Новый год как нормальные люди. Постоянно где-то выступаем. Кстати, в этом году впервые за последние годы будем выступать в новогоднюю ночь в Череповце, а до этого постоянно в Вологде работали. А артисты? Они не ропщут, по-моему.

— Часам к четырем ночи они попадут за домашний праздничный стол?

— Не знаю, успеют ли к четырем часам. Мы до трех часов выступаем, а еще нужно переодеться и добраться.

«Вдоль по Вологде»

— Расскажите о новой программе «Вдоль по Вологде».

— «Русский Север» — брендовый коллектив, который представляет Вологодскую область в России и за рубежом. И нас давно просили сделать программу, посвященную Вологде. «Вдоль по Вологде» — это красочное действо, состоящее из четырех картин. Зрители увидят страницы истории и традиции нашего края, услышат песни на стихи известных вологодских поэтов. Покажем наш фольклор, сцены из рекрутского набора XVII — XVIII веков, широкую вологодскую ярмарку и гулянья на Вологде-реке. А откроется программа композицией «Былина о Вологде». Нашему главному хормейстеру Михаилу Юрченко удалось записать у деревенских жителей настоящую вологодскую героическую былину, в которой даже Илья Муромец упоминается. Задействуем в программе народные музыкальные инструменты, бытовавшие в нашем крае, и совершенно новые костюмы порадуют горожан. Мы уже показывали программу в Ярославле, и там ее приняли с восторгом, не хотели отпускать со сцены.

— Ваши танцоры пляшут так, что искры из-под ног летят. Наверное, обувь приходится часто чинить. Штатного сапожника в коллектив не приняли?

— Нет, отдаем специалистам, которые профессионально занимаются ремонтом обуви. А что обувь у нас летит, это правда. Каждый год пар по 40 — 50 выбрасываем, как пришедшие в негодность. Некоторые удивляются: почему такой расход обуви? Мы показываем.

— Каков средний «пробег» концертного сапога?

— За 20 — 30 концертов снашивается практически полностью. Нужны набойки и ремонт. К сожалению, сапог, которые не снашиваются, пока не придумали.

— Случаются ли травмы у танцоров?

— Конечно, и, к сожалению, довольно часто. Рвутся ахиллы и мениски, происходят сильные растяжения, когда на месте мышцы появляется шишка. Случаются даже переломы на сцене и на репетициях. Иногда нам даже приходится менять спектакль, если артист травмировался. Возрастные артисты работают фактически на уколах. Потопай-ка двадцать с лишним лет, что тут будет с суставами? У нас в России хотя бы сцена деревянная, а за рубежом нередко на асфальте или бетоне танцуем — колени выскакивают.

— Повышение пенсионного возраста на танцорах отразилось?

— Да. Раньше им до пенсии нужно было двадцать лет работать. Объявили, что повысят до 25. Артист хора раньше вырабатывал 25 лет, сейчас будет 30. То есть если артист балета начал танцевать в 18-летнем возрасте, то нужно работать до 43 лет. У нас в коллективе есть артисты в таком возрасте. Тут все зависит от индивидуальных особенностей и от того, как человек разминается, готовится к выступлениям и вообще относится к своему здоровью. Разминка очень важна — зачастую травмы случаются из-за того, что размялись плохо. Не разогрели мышцы, и они порвались.

— К слову, о возрастных артистах. Их дети приходят в «Русский Север»?

— Пока нет. Вообще хочу сказать, что в танцевальных коллективах есть кадровые проблемы, особенно с мужчинами. Не только у нас, у всех. Мы мечтаем о том, чтобы организовать студию при «Русском Севере», в которой мы могли бы воспитывать для себя кадры. Другая моя мечта — открыть специальное отделение в вологодском музыкальном колледже. Пока артисты есть, но, если сейчас ничего не делать, через 10 лет может быть кадровый голод.

Сергей Виноградов