Фельдшер скорой из Череповца стала звездой «Инстаграма»

«Медицина, совместимая с жизнью» — так назвала свой блог в «Инстаграме» Яна Райн и добавила немного о себе: «Фельдшер с татуировками. О работе на скорой изнутри». Если вы вдруг решили, что девушка травит байки из трудовой практики, почем зря ругает пациентов или демонстрирует циничный медицинский юмор, вы ошибаетесь. Райн легко и доступно рассказывает подписчикам о том, в каком случае можно и нужно вызвать скорую помощь, как отличить уровень нарушения сознания, какие данные пациента подпадают под гриф «медицинская тайна», и о многом другом. Конечно, не обходится и без личных вопросов от подписчиков. «Меня часто спрашивают, не мешают ли татуировки работе, — смеется Яна. — Отвечаю: не мешают. У меня за плечами красный диплом и три года работы в реанимации».

«Магии не произошло»

Мое первое знакомство с Яной было виртуальным. Я внимательно изучила посты ее блога в «Инстаграме». Ставила лайки, запоминала полезную информацию, отмечала легкий слог автора. Вот, например, она пишет: «Не нужно гонять врачей, если вам лень идти самим и стоять в очереди в поликлинике. Поверьте, у них хватает адресов. Причины должны быть веские». И далее перечисляет состояния, при которых нужно набирать 03: от резкого повышения артериального давления до нарушения сознания.

«Это ваша работа, что и за медицина у нас» — любимая фраза некоторой категории пациентов, которые недовольны, что скорая приехала, а чуда и магии не произошло», — рассуждает Яна в другом посте. И поясняет, что врачи скорой оказывают неотложную медицинскую помощь (что, в общем-то, следует из названия службы, не правда ли?). Назначение лечения, выписка рецепта и выдача больничного листа — прерогатива исключительно врача поликлиники.

«Некоторые пациенты, сидя в салоне нашей машины скорой помощи, говорят: «Как у вас тут пусто. Ничего нет», — делится наблюдениями Яна Райн в другой записи. — И хочется ответить: «А вы знаете, что должно быть? И что же?» Иногда пропускаешь это, а иногда все же спрашиваешь. На что пациенты отвечают: «Ну, не знаю… что-нибудь там…» Следом Яна рассказывает, что входит в оснащение автомобиля скорой помощи.

Изучаю посты дальше. И вот они — одни из самых злободневных вопросов, которые неоднократно слышали и мы, журналисты, от наших читателей: почему медики скорой не надевают бахилы на вызове и не представляются? Ссылаясь на нормативные акты и требования закона, Яна раз и навсегда ставит точку в лавине упреков пациентов: не обязаны врачи, главная цель которых оказать срочную медицинскую помощь, снимать обувь и расшаркиваться в представлениях.

С постами и на посту

Мы списались с девушкой в социальной сети, и на следующий день она пришла в редакцию газеты «Голос Череповца».

Яне 22 года. Она с красным дипломом окончила Череповецкий медицинский колледж по специальности «лечебное дело». Три года отработала в отделении реанимации областной больницы № 2. Говорит, что полученный опыт заставил переосмыслить ценность жизни и изменить свое отношение к смерти.

— Вообще, когда я поняла, что мне интересна медицина, меня поначалу пугало только одно — ответственность. Ты в ответе за здоровье, а значит, и за жизнь человека, — рассказывает Яна Райн. — Но потом поняла, что меня научат, я получу знания, а с опытом придет и уверенность, и спокойствие.

Летом этого года Яна перешла работать на станцию скорой помощи. Как объясняет она сама: «На скорой движения больше, ты никогда не знаешь, что ждет тебя на вызове, насколько серьезно состояние пациента».

Медики скорой не могут спрогнозировать количество работы в день, равномерно распределить ее между всеми часами дежурства. Иногда машина по несколько часов не возвращается на подстанцию, иногда между вызовами может быть интервал.

— Времени на отдых немного, — говорит Яна. — Но если свободные минуты появляются, можно попить кофе или выложить очередной пост в «Инстаграм». Это я про себя. (Улыбается.)

Несколько месяцев назад страница Яны в «Инстаграме» была сугубо личной: она выкладывала свои фотографии природы и улиц Череповца, а также собственные снимки. На тот момент ее виртуальная жизнь была интересна шести сотням человек. Сейчас на Яну подписаны 5 224 человека.

— Аудитория начала расти именно тогда, когда я стала рассказывать о буднях врача скорой помощи, — поясняет девушка. — Сейчас на меня подписаны не только череповчане, но и жители многих других городов России и других стран. Люди живо реагируют на посты, задают вопросы — о работе скорой помощи, об учебе на медика. Есть и те, кто пишет о своих болячках, просит, чтобы я заочно поставила диагноз. Категорически не делаю этого и сразу говорю таким подписчикам, что, если их что-то беспокоит, пусть обращаются к врачам в поликлинику или больницу.

Сменила фамилию и сделала тату

По словам Яны, когда она поняла, что ее блог интересен другим людям, она стала относиться к нему гораздо серьезнее.

— Для того чтобы не потерять аудиторию, важно регулярно пополнять блог новыми записями, — поясняет девушка. — Я составляю контент-план. Одни посты появляются под влиянием момента, когда тот или иной вопрос особенно актуален, другие я продумываю более тщательно, когда есть свободное время. На написание одного поста уходит от 5 до 30 минут.

Не секрет, что популярный аккаунт в социальной сети может стать источником дополнительного дохода.

— Кто-то покупает у меня рекламу, чтобы я рассказывала об их товаре или услуге в «сториз»; другие компании работают по бартеру, предоставляя товар, про который я упоминаю на своей странице, — продолжает Яна Райн. — Количество подписчиков — не самый важный критерий. Рекламодатель учитывает заинтересованность людей, их активность — в обсуждениях, комментариях. Вообще, я не первооткрыватель в сфере медицинских блогов. У нас есть свои интернет-сообщества и площадки, мы устраиваем виртуальные марафоны, общаемся. Косметологи или стоматологи, к примеру, активно освоили интернет-пространство, а вот среди врачей скорой помощи блогеров пока не так много.

Когда Яне исполнилось 18, она сменила фамилию и сделала первую татуировку.

— Я еще в школе решила, что поменяю фамилию на Райн, нравится мне ее водно-дождливое значение, — улыбается Яна. — А татуировку сделала, когда в медколледж поступила. У меня их несколько — на руках, ногах, теле. Каждая имеет для меня определенное значение.

— Не смущало, что люди в белых халатах с тату обычно не ассоциируются?

— Нет. Татуировки у меня на тех местах, которые можно прикрыть одеждой. Мне часто задают по поводу тату вопросы. Отвечаю, что начальство относится к ним вполне адекватно. Работника ведь ценят по его знаниям и навыкам, а не по внешности. Пациенты тоже, бывает, спрашивают. Но в последнее время, на мой взгляд, люди стали толерантнее в этом плане.

— То есть, если ты закатаешь рукава, измеряя бабушке давление, в обморок она не упадет?

— Конечно нет, — смеется Яна. — А пациенты помоложе спрашивают, где делала, что они означают, не больно ли было.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»