Синдром внезапной сердечной смерти

Сонечке Пустынной было 2 года 7 месяцев. Девочка, у которой при рождении выявили синдром Дауна, перенесла уже несколько серьезных операций. Но когда мама Сони, 37-летняя Любовь Пустынная, ложилась с дочкой на плановое обследование в больницу, ее сердце было спокойно, ведь предстоял обычный курс реабилитации. По рекомендации питерских хирургов, оперировавших Соню, девочке нужно было пройти ФГДС (фиброгастродуоденоскопию) под наркозом. Вскоре после этой процедуры у ребенка поднялась температура, начались судороги. В ходе реанимационных действий сердце Сонечки останавливалось трижды. Вечером того же дня девочка умерла. Сейчас ее мама, которая поделилась своей историей с журналистами «Голоса Череповца», написала заявление в Следственный комитет РФ.

Врачи рекомендовали

Младшая дочь Любови и Максима Пустынных из Устюжны родилась недоношенной. Взятые в роддоме анализы крови показали, что у девочки синдром Дауна.

— Даже мысли не было отказаться от дочки, — говорит Любовь Пустынная. — Мы любили ее с первой минуты, несмотря ни на какие диагнозы. Сонечка была очень солнечным ребенком.

Генетическое заболевание девочки было сопряжено с осложнениями, она перенесла две серьезные операции — на кишечнике и сердце.

— У Сонечки был порок сердца, в марте этого года мы ездили на операцию в Санкт-Петербург, — продолжает женщина. — Вот тогда у меня душа болела, поскольку и операция серьезная, и наркоз. Но она все перенесла, и на десятый день нас уже выписали.

Мама с дочкой неоднократно лежали в больнице, выполняя рекомендации врачей по реабилитации, проходили необходимые исследования.

— У нас в Устюжне нет возможности пройти УЗИ сердца, а после операции нам требовалось это делать, мы дважды ездили в платный медицинский центр в Череповец, там нам и посоветовали ехать в детскую городскую больницу, до этого мы обращались только в областную больницу в Вологде, — говорит Любовь Александровна.

Среди прочих рекомендаций врачей было и прохождение процедуры фиброгастродуоденоскопии (ФГДС). До этого Сонечке делали ее в Вологде, но девочка плохо переносила процедуру, врач говорил о возможности проведения ФГДС под наркозом.

10 сентября женщина с дочкой легли в Череповецкую детскую городскую больницу, сдали необходимые анализы, прошли обследования.

— Мы уже сидели на чемоданах, в пятницу собирались выписываться и ехать домой, — на четверг, 20 сентября, была назначена ФГДС под наркозом, — говорит Любовь Пустынная. — Утром мы пришли с Сонечкой на процедуру. Меня удивило, что анестезиолог к нам не приходил, ничего не спрашивал — ни о весе ребенка, ни о возможных аллергических реакциях на наркоз, как это было в клинике в Санкт-Петербурге. Когда я спросила об этом, доктор сказал, что наркоз очень хороший, масочный. Меня попросили выйти, я слышала, как Сонечка заплакала. Потом вышла наш лечащий врач, которая у меня уточнила, что именно нужно смотреть. Почему нельзя было сделать это заранее, не во время самой процедуры?

В поисках ответа

После проведения ФГДС девочка пришла в себя, ее отвезли в палату. По словам Любови Пустынной, Соне было плохо. Ее стошнило, начала подниматься температура. Женщина неоднократно просила соседку сходить за врачом (сама она не отходила от дочери). Но медики, как говорит Любовь Александровна, лишь разводили руками. Температура поднялась уже до 39,3. Врачи принесли свечку, дали грелку со льдом, но ничего не помогало.

— Сонечка была в сознании, она потянулась за моим телефоном, и у нее по телу прошла судорога, — вспоминает Любовь Пустынная, утирая слезы. — Я закричала, чтобы соседка опять бежала за врачом. Через несколько минут была вторая судорога — уже более сильная, я схватила дочку, у которой уже запрокидывалась голова. Только тогда Сонечку забрали в реанимацию.

Несколько часов мать не находила себе места. А потом ей сообщили, что девочка умерла.
Женщина написала жалобу главному врачу больницы, обратилась с заявлением в Следственный комитет РФ.

— Мне хотелось бы, чтобы детских смертей становилось меньше, чтобы врачи внимательнее относились к своим обязанностям, — поясняет Любовь Александровна. — 12 дней прошло после нас — и девочка умерла от менингита в той же больнице. Я хочу, чтобы смерть нашей дочки не прошла бесследно…

«Ребенок был особенный…»

По заявлению Любови Пустынной следственным отделом по г. Череповцу СУ СК РФ по Вологодской области было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Следователям предстоит дать оценку качеству оказания ребенку медицинской помощи. Расследование продолжается.

Мы обратились за комментарием в Череповецкую детскую городскую больницу. Там подтвердили, что петербургскими хирургами пациентке было рекомендовано провести ревизию анастомоза кишечника путем проведения ФГДС. Сама процедура, согласно истории болезни, длилась 13 минут и закончилась в 10.37.

— После наркоза девочка проснулась, она находилась на самостоятельном дыхании, была переведена в палату; в 11 часов ее осмотрел лечащий врач, состояние ребенка было нормальным, — говорит зам. главного врача по медицинской части детской горбольницы Ольга Орлова. По словам Ольги Анатольевны, повышение  температуры и рвота — естественные возможные реакции организма на наркоз.

После начала судорог пациентку взяли под наблюдение.

— Девочка обмякла, частота сердечных сокращений составляла 86 ударов в минуту, — продолжает Ольга Орлова. — Врачи восстановили сердечный ритм, снизили температуру. Но в 16.20 у ребенка возникла первая остановка сердца, его «завели», в 17.50 последовала вторая остановка, и снова врачам удалось «завести» сердце, частота сердечных сокращений составляла 136 ударов. Но в 18.20 сердце остановилось в третий раз. И тут врачи уже не смогли ничего сделать.

— Ольга Анатольевна, известно ли вам, что послужило причиной смерти пациентки?

— Отмечу, что заболеваний, которые могли бы привести к летальному исходу, у девочки не было. Мы не связываем ее смерть с процедурой ФГДС или последствиями наркоза, ведь ребенок пришел в себя.

Согласно протоколу вскрытия, макроскопических или гистологических изменений, которые могли бы объяснить смерть, не выявлено. Официальное заключение — синдром внезапной сердечной смерти. Редко, но такие случаи бывают. Не нужно забывать и о том, что ребенок был действительно особенный. У детей с синдромом Дауна в каждой клетке не тот набор хромосом. И девочка уже перенесла две серьезные операции, в том числе на сердце.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»