35media.ru

«Останусь в России, в Череповце»

Недавняя смерть 32-летнего нигерийского принца Габриэля Сегуна Аджайи в Череповце привлекла внимание федеральных газет и телевидения к нашему городу. Уникальна и трогательна история его любви к череповчанке, ради которой наследник короля племени переквалифицировался в простого тракториста. Но в Череповец, как выяснил «Голос Череповца», уроженцев экзотических стран гораздо чаще приводит любовь к знаниям. 

Учиться в Москве недешево

24-летний Супун Чандимал — студент 2-го курса ЧГУ, будущий программист. Уроженец Коломбо, столицы далекого государства Шри-Ланка в Индийском океане, в Череповце недавно и по-английски говорит пока значительно лучше, чем по-русски. Но, на удивление, после предложения встретиться «на площади у каменного мужчины, на перекрестке Ленина и Советского» после двух секунд раздумий ответил:

— А, у Милютина? Хорошо.

В перерыве между учебой и началом футбольного матча мы встретились на условленном месте, и Супун поведал, что привело его из солнечной страны в далекую холодную Россию.

— В Шри-Ланке есть экзамены наподобие российского ЕГЭ, — говорит студент. — Их пишут в 19 лет. Они непростые, и на них невозможно смухлевать — из 100 человек, которые его пишут, в университет на бесплатной основе попадут только пятеро с самыми лучшими оценками.

Как выяснилось, все государственные университеты Шри-Ланки учат бесплатно, но мест в них очень мало. В частных университетах учиться дорого.

— Если у семьи есть деньги, можно поступить на платной основе. Желающим получить высшее образование без больших затрат нужно учиться в других странах. Я экзамены написал хорошо, по-вашему на четверки, но этого не хватило для поступления на «бюджет».

Друзья Супуна приглашали его в разные страны учиться с ними. Но, например, в Индию и Китай ему не хотелось. А вот один из его родственников учился в России. Его предложение шриланкиец принял. В Москве он окончил подготовительный факультет, начал учить русский язык — в Россию он приехал, не зная ни слова. За три года научился: год интенсивного обучения, а остальное уже приходило на практике, в общении с носителями языка. Русский язык, по его словам, труднее английского.

— Грамматика намного сложнее. Кроме того, до сих пор иногда в разговоре вводят в заблуждение похожие слова — «друг» и «вдруг», «читать» и «считать», например.

Окончив один курс университета, оставаться в столице Чандимал не захотел.

— Учиться в Москве недешево, — признается он. — Я изучил сайт для иностранных студентов, желающих учиться в России, и нашел ЧГУ. Позвонил, выяснил все детали и решил переехать в Череповец.

«Люблю потише»

После солнечной Шри-Ланки к России привыкнуть было нелегко.

— Я приехал в Россию в ноябре, было очень холодно. Меня о холодах предупреждали, но я не слушал, поэтому первое впечатление было: «Куда я попал?» Потом привык, вторая зима прошла уже нормально: узнал, как правильно одеваться.

Среди хобби иностранца — тренажерный зал и бильярд. Самое главное увлечение — футбол, его он смотрит каждый вечер. В Череповце Супун в каком-то смысле одинок: он единственный в городе шриланкиец.

— Друзья у меня здесь есть, но немного, и все-таки по-настоящему близким другом мне пока никто не стал — я в Череповце всего полгода. В Москве их было много — и русские, и шриланкийцы, и другие иностранцы.

Ни для кого не секрет, что остров Цейлон — одна из чайных столиц мира со своими традициями пития, поэтому переучиваться пить чай по-русски Супун не планирует.

— Когда езжу домой на каникулы, я привожу с собой в Россию запас черного чая. Острого, с приправами — как мы пьем дома.

А вот некоторые блюда местной кухни он оценить и полюбить уже успел.

— Блины и пельмени нравятся, но борщ и картошка — нет. Конечно, и самогон пробовал — дедушка московского друга угостил. Его и у нас в стране производят, просто по-другому называется.

После окончания обучения шриланкиец планирует остаться в Череповце.

— Я родился в мегаполисе — в Коломбо, приехал в Россию в мегаполис — в Москву. Потом приехал в провинциальный Череповец — здесь тихо, что мне очень по душе. В Москве у меня есть много друзей, кроме того, в посольстве Шри-Ланки я мог решить любую проблему, но мне не подходит ритм этого города. Я люблю потише, и мне здесь нравится.

Кроме того, в Москве Супун часто сталкивался с расовыми предрассудками. А вот в Череповце подобных проблем у него за полгода не возникало. В местных жителях шриланкиец ценит то, что они по большей части индивидуалисты, смотрят в первую очередь на себя и не вмешиваются в чужие дела.

Психолингвист-билингв

Вторая наша собеседница — из страны, хорошо знакомой россиянам по ежедневным выпускам новостей. Софья Машкок, магистрант ЧГУ по профилю «психолингвистика», родом из Тверской области, где ее отец-сириец учился в аспирантуре, попав в Россию по президентской квоте. После окончания обучения он увез семью к себе на родину, на побережье Средиземного моря в город Латакия. Девочке было четыре года. В Сирии Софья окончила школу на отлично.

— Затем был институт, где я получила специальность детского психолога. Работала по профессии, в том числе в сирийском Красном Кресте.

С началом гражданской войны в стране у девушки появилось много работы.

— Распределяли гуманитарную помощь по семьям, оказывали психологическую помощь беженцам из других городов. Их было много, потому что Латакия — самый спокойный город, никакой войны там не было.

Вернувшись на родину матери, Софья подала документы на российское гражданство. Сейчас решаются связанные с этим бюрократические вопросы. У девушки прекрасный русский язык, которому могут позавидовать многие местные сверстницы. Все потому, что она билингв: с детства отец учил дочку говорить по-арабски, а мать — по-русски.

— Кроме того, знаю английский и самостоятельно изучаю испанский, в следующем году планирую начать изучать китайский язык. Если когда-нибудь я буду путешествовать, работать или жить в какой-то стране, хочу свободно общаться с местными жителями.

Спортсменка, комсомолка…

Пять лет назад в Петербург приехал старший брат Софьи, три года назад туда же подался и младший.

— А у меня в Латакии была работа, и я не планировала уезжать, но потом подумала: оба брата в России, мама с папой тоже собираются сюда переезжать — почему бы и мне не уехать? Россия для меня — вторая родина, поэтому в прошлом году я просто собралась и приехала.

Адаптацию Софья прошла быстро.

— Первым делом я вступила в студсовет — появилось множество друзей и знакомых, начала преподавать восточные танцы, организовала в общежитии бесплатные курсы английского языка, нашла работу в фитнес-зале. За год я узнала город как свои пять пальцев. Я очень общительная и мирная, не люблю ругаться, поэтому у меня огромное множество знакомых.

В итоге Машкок стала куратором всех студентов-иностранцев.

— Помогаю адаптироваться в общежитии, благодаря знанию трех языков я могу общаться со всеми и помогать ребятам решать какие-то вопросы.

После обучения Софья планирует остаться в России.

— Скорее всего, в Череповце. Может быть, в Твери или Санкт-Петербурге. Но точно не в Москве — это большой деловой город, мне такие не нравятся.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»