35media.ru

Художник из Череповца воскресил крепость Вологды

Череповецкий художник Иван Зайцев первым на свете увидел вологодскую крепость Ивана Грозного, которая втрое превышала Московский Кремль. Просто потому, что нарисовал ее. Рисунок украсил книгу известного археолога Игоря Кукушкина «Вологодская крепость».

Оживить крепость

Иван Зайцев — выпускник мастерской церковно-исторической живописи Санкт-Петербургского института живописи имени Репина. Соборы, монастыри, средневековые крепости — магистральная тема его творчества. Год назад он получил самый необычный заказ в своей жизни от вологодского археолога Игоря Кукушкина. Четверть века археолог изучает средневековую крепость в Вологде, от которой остались лишь обрывочные сведения в архивах. По раскопкам фундаментов и находкам, русским летописям и дневникам иностранных путешественников, старым картам и гравюрам Игорь Кукушкин заново отстроил средневековую вологодскую крепость из руин забвения. Книга «Вологодская крепость», ставшая главным делом жизни археолога, была призвана увлечь неизвестными страницами истории города широкую общественность. А для этого нужно было представить крепость во всей красе.

«Он попросил меня в каком-то смысле оживить крепость, передать ее взглядом художника, — рассказал „Речи“ череповецкий художник. — Я рисовал ее на основе разработанной компьютерной модели. Модель — точная, но схематичная, а рисунок должен был придать строениям художественности».

Много лет он пишет монастыри с натуры, а тут потребовалось нарисовать то, чего нет. Думал, что справится с заданием за несколько недель, но на работу над «воздушным замком» ушло полгода.

«Игорь Кукушкин предоставил мне все свои наработки и статьи, дал все параметры, и я в них окунулся, — рассказывает художник. — Башни и стены изображал по образцу, а частоколы, рвы, мосты рисовал по аналогам, которые существовали в других русских крепостях того времени. Кроме того, пейзажи города, которые располагались сзади крепости, придумывал сам. Было решено сделать рисунок крепости середины XVII века. В тот момент крепость была построена частично из камня, частично из дерева. Сколько я этих бревнышек нарисовал — тысячи. Пользовался ли линейкой? Да, конечно, но не для рисования, а для того, чтобы все правильно разметить. Трудно ли было? Да, непросто. Но и интересно тоже. Мне представляется, что художникам как раз не хватает участия в научных проектах, когда все серьезно и требуется изучение материала, прежде чем возьмешься за карандаш или кисть. К тому же интересно делать то, что никто до тебя не делал».

Несколько раз Иван Зайцев ездил в Вологду, где пытался представить, как выглядела вологодская крепость и как она вписывалась в местный ландшафт.

И добился того, что крепость ожила в его фантазии и перестала представляться чем-то абстрактным, из книжки.

«Представляю ли я ее себе? Да, вполне. Я и на Вологду теперь смотрю другими глазами, — говорит он. — Город изменился в моих глазах».

Иван Зайцев не исключает, что когда-нибудь возьмется за изображение крепости в цвете и напишет картину с героями из ожившей крепости.

«Было бы интересно запечатлеть крепость в момент пожара: она полыхает, а люди вокруг бегают — кто тушит, кто спасается», — подбросили мы идею художнику. «Нет, только не пожар», — говорит Иван.

Крепость от начала до конца

Вологодская крепость, огораживавшая центральную часть Вологды (в том числе Софийский собор), существовала около ста лет как укрепление, после чего еще лет двести отдельные ее строения использовались для хозяйственных нужд и разрушались. В начале XIX века осталась лишь одна башня, в которой хранили порох. В современной Вологде от крепости и грандиозной стройки остались река Золотуха, которая вырыта для оборонительных нужд и протекала параллельно крепостным стенам, да некоторые вологодские бульвары, которые появились на месте разрушенных стен.

Крепость начала строиться в 1566 году по повелению Ивана Грозного, который часто бывал на Русском Севере и связывал с Вологдой определенные государственные планы. Всего за пять лет строительства крепость обрела впечатляющий вид — были построены башни и каменные стены, но спустя несколько лет хан Гирей разоряет Москву, и верховной власти становится не до Вологды. После смерти Грозного крепость продолжают строить уже из дерева, и в какое-то время она даже является самым совершенным оборонительным сооружением северной Руси, но два сильных пожара с интервалом в пять лет в 30-х годах XVII века приводят к тому, что сооружение признают не подлежащим восстановлению. Польско-литовские войска, которые пришли на Вологодчину в 1612 году, нашли крепость недостроенной (запись из дневника Марины Мнишек), и защитить своих строителей она не смогла.

Археолог Игорь Кукушкин рассказал на презентации своей книги о том, что эта тема заинтересовала его по окончании исторического факультета Вологодского пединститута, когда в 1993 году в ходе археологических раскопок на берегу реки Золотухи, за Домом офицеров, были обнаружены конструкции XVI века, которые могли быть частью крепости.

«Сейчас крепость постройки Ивана Грозного для нас — это бесспорная данность, а в то время никакой информации о ней фактически не было, — вспоминает Игорь Кукушкин. — Встречались лишь отдельные упоминания в специальных работах, которые очень трудно было достать. В 1993 году в областной библиотеке мне выдали из фонда редкой книги журнал „Север“ за 1924 год со статьей Николая Фалина, посвященной крепости. В моем представлении сложился образ этого сооружения, но понять, где именно крепость находилась, я не мог, потому что страница со схемой в журнале была вырвана».

Спустя годы археолог обнаружил уникальный документ — «Городовое дело Вологды 1630 — 1631 годов», в котором информация о строительстве крепости изложена документально. А пять лет назад во время раскопок внутри здания на улице Мира Игорь Кукушкин раскопал фундамент, с большой долей вероятности принадлежавший одной из глухих башен вологодской крепости.

Иван Зайцев, выпускник петербургской академии, много лет пишет монастыри с натуры, а тут потребовалось нарисовать то, чего нет.

Крепость начала строиться в 1566 году по повелению Ивана Грозного, который связывал с Вологдой определенные государственные планы.

Сергей Виноградов