35media.ru

Как предотвратить трагедии в школах

В течение минувшей недели в стране и области почти одновременно произошло несколько событий, результатом которых, вероятно, станет возвращение психологов в школы России. Причем события, на первый взгляд, никак не связаны между собой.

17 октября произошла трагедия в керченском колледже — массовое убийство, совершенное учащимся. Как это стало возможным? Почему никто не заметил подготовки или отклонений в поведении? Как пронес в колледж оружие и взрывные устройства? Люди обсуждают, переживают. Кто-то вспоминает, как сократили несколько лет назад многих психологов в школах и детсадах.

Специалисты, работающие в сфере образования, неоднократно говорили о важности развития школьной психологической службы. Возможно, чиновники прислушаются. Министр просвещения Ольга Васильева как раз накануне керченских событий заявила в Сочи:

«Мы будем стараться, чтобы психологи были в каждой школе, потому что психологическое здоровье наших детей очень важно. Я не говорю, что психологи — это панацея, но это очень важная вещь».

А 16 октября были подведены итоги Всероссийского конкурса профессионального мастерства «Педагог-психолог России — 2018», который, по мнению выступавших, показал: школьная психологическая служба возрождается, общество и государственные структуры готовы признать, что школьные психологи создают особую среду, делая школу более доброй и человечной, уделяя внимание потребностям каждого конкретного ребенка. В современном мире, когда участились нападения в школах, создание благоприятного климата в образовательной среде необычайно важно.

И в Вологде состоялось областное родительское собрание, посвященное актуальным вопросам обеспечения безопасности детей.

В Череповце психологи и социальные педагоги снова есть практически в каждой школе. Мы спрашивали их, можно ли было предотвратить трагедию в Керчи, разгадать намерения студента колледжа. Мнения разные.

— Школьный психолог не смог бы распознать, — считает один из специалистов и поясняет: — Многие вопросы в анкетах, которые нам предлагаются, позволяют детям давать социально ожидаемые ответы. Школьник может не признаться, что он волнуется в той или иной ситуации, у него болит живот, когда вызывают к доске, и т. д. По ответам он эмоционально стабилен, но в реальности все не так. Поэтому нужен комплекс мер.

Как же быть? Этот вопрос «Речь» задала Ольге Челноковой, одному из руководителей рабочей группы «Профилактика деструктивного поведения». Группа работает второй год и объединяет 15 школьных психологов и социальных педагогов.

— Наша цель — не работа после того, как что-то случилось, а разработка методических рекомендаций для родителей и педагогов по предотвращению критических ситуаций, алгоритма действий. Коллектив был создан в ответ на появление «групп смерти» в соцсетях. Важно сформировать и у самого ребенка или подростка понимание, как безопасно реагировать в кризисных ситуациях. Как и где просить помощи — у родителей, педагогов, по телефону доверия. В школах проходят занятия по межличностным отношениям, причем не всегда это психологические тренинги: это могут быть любые внеклассные занятия, поход и т. д., в процессе которых дети учатся общаться друг с другом, разрешать конфликтные ситуации.

Как развивается ситуация, которая приводит к трагедии? Мы спросили об этом врача-психотерапевта Бориса Ершова. Вот его комментарий:

— Дети и подростки, склонные к взрывному насилию, часто тихие и почти незаметные в школе или колледже. Те, кто активен и дерется, подобного не сделают, их энергия выплескивается. А вот если ребенок не умеет себя проявлять адекватно, дело может закончиться плохо. При этом характеристика у него будет вполне положительной: он не мешает, не создает конфликты, не устраивает драк. Его агрессия копится внутри, и, если ему вовремя не помочь, произойдет взрыв. Что, видимо, и случилось в Керчи. Может ли в подобной ситуации что-то сделать психолог — зависит от его квалификации, умения наблюдать, интуиции, которая приходит с опытом. Но задача сложная. Не всегда помогут и меры безопасности: тот парень пронес оружие не через главный вход. Как помочь такому подростку? Общаться. Если он будет просто общаться с опытным мудрым взрослым человеком, психологом или педагогом, его мышление начнет меняться. Агрессия внутри успокоится, уменьшится. Взрыва не будет. Но повторю: задача сложная, и чем раньше начать ее решать, тем лучше. Иногда люди с сильной внутренней агрессией осознают свои наклонности и сами приходят к психотерапевту, у меня в практике были такие случаи.

Ирина Ромина