35media.ru

«Я ее зарезал»

В смерти 35-летней женщины обвиняется ее сожитель. По версии обвинения, мужчина нанес молодой женщине 12 ударов ножом. Как выяснилось из допросов свидетелей, пара в последнее время часто ссорилась, мужчина неоднократно угрожал Ольге убийством, вследствие чего она пряталась от него у матери и подруги. «Голос Череповца» 1 октября отправился в Череповецкий городской суд.

Обвиняется в убийстве
В понедельник состоялось первое заседание по делу о резонансном убийстве молодой череповчанки, матери двоих несовершеннолетних детей. На скамье подсудимых 55-летний Артур Сарибекян.
Он имеет среднее техническое образование, разведен, официально не работает, по договору занимается частным извозом, ранее не судим. С погибшей вместе проживал более 10 лет. 

Обвинительное заключение огласила помощник прокурора города Череповца Надежда Герасимова. Согласно версии обвинения, 22 июня 2018 года около 7.00 между Артуром Сарибекяном и кондуктором Ольгой Шмигельской в салоне автобуса, припаркованного на ул. Боршодской, вспыхнул конфликт. В ходе конфликта имеющимся при себе ножом Сарибекян нанес Ольге не менее 12 ударов в область грудной клетки и рук. Согласно заключению экспертов, смерть женщины наступила на месте происшествия в результате множественных колото-резаных травм сердца и легких и последующей острой кровопотери.  

— Подсудимый обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ «Убийство», — объявила представитель прокуратуры.

Свою вину подсудимый признал в полном объеме. 

«Что делаешь?!»
Судебное следствие началось с допроса в качестве свидетеля коллеги погибшей, 59-летнего Умяра Самирханова. Водитель автобуса маршрута № 1 около года проработал с Ольгой в одном экипаже. Характеризует ее с положительной стороны. По словам водителя, у Ольги конфликтов с коллегами не было, на работу не опаздывала, смены не прогуливала, спиртного в рабочее время не употребляла. О своей личной жизни женщина в коллективе не распространялась.

— 22 июня у меня была первая смена, — вспоминает Самирханов, — утром отметился у медика и механика, выехал из парка. Подъезжаю к остановке на ул. Боршодской, там они — подсудимый и потерпевшая — стоят вдвоем. Открываю переднюю дверь автобуса, чтобы Ольга вошла в кабину на свое место, поздоровался с ней, а сам подмел коврик в кабине, взял бумажки и пошел в урну выбросить — буквально 10 метров. В это время они, видимо, оба вошли в автобус. Когда я вернулся за руль, Ольги в кабине не было, а из салона доносился такой тупой стон. Выглядываю и вижу, как она лежит лицом вниз, а Артур над ней на коленке стоит. Я на него матом закричал: «Что делаешь?!» Выпрыгнул из кабины — 
и к нему. Он вышел из салона и сказал: «Я ее зарезал. Вызывай скорую и полицию». 

Далее Умяр крикнул женщине, стоящей на остановке, что зарезан кондуктор и чтобы та ничего не трогала и вызывала скорую помощь. Подсудимый в это время, по словам свидетеля, ходил вокруг. Службы приехали через 5 минут.

— Перед самым приездом полиции он склонился над женщиной и прошептал: «Я люблю тебя». А я думаю про себя: «Ну и что ты натворил тогда, если любишь?» — говорит свидетель. — Когда полиция подошла к автобусу, Артур вышел к ним с поднятыми руками и сказал: «Я тут». Скрываться он не собирался.

Ножа в руках подсудимого и наносимых им ударов свидетель не видел. Ругани и криков от пары мужчина, пока выкидывал мусор, тоже не слышал.

«Нашей Оли больше нет»
Второй свидетель — 37-летняя Олеся С., подруга погибшей, — рассказала, что Ольгу Шмигельскую она знала 5 лет и считала ее лучшей подругой (рассказ Олеси об Ольге «Голос Череповца» публиковал 3 июля). Характеризует погибшую как доброго, душевного человека, никогда никого не обижавшего.

— Ольга приходила ко мне в гости регулярно — пару раз в месяц. Всегда избитая. Показывала синяки — на шее, груди, голове. Жаловалась, что ее избил подсудимый. Она его называла или Артур, или козел. С ними жили два Олиных ребенка.

По уверению свидетеля, однажды подсудимый ударил Ольгу в ее присутствии. 

— В январе 2016 года мы втроем пили пиво у них на кухне. Внезапно он дал Ольге рукой по голове, та заплакала, — сообщила Олеся суду. 

— Побойтесь бога! — перебил ее подсудимый.

— Мы в тот вечер сидели около полутора часов, — говорит свидетель. — При мне между ними никакого конфликта не было, они не ругались. 

Кроме того, свидетель припомнила несколько случаев угроз убийством Ольге со стороны Артура. Также свидетель сообщила, что на момент убийства потерпевшая уехала от сожителя к своей матери. Старший сын Ольги в то время жил у Олеси, а вот младший ребенок по какой-то причине оставался в квартире с Артуром.

— Из-за школы, наверное, — предполагает свидетель. — Но в отсутствие подсудимого она приезжала к сыну и готовила ему пищу.

Далее судья Дмитрий Фабричнов попросил женщину вспомнить события 21 и 22 июня. 

— 21-го числа Ольга приехала ко мне около 20.00. Мы приготовили ужин, поели и около полуночи легли спать. 22 июня я разбудила ее в 5.00 на работу, около 6.00 она ушла. Больше я ее живой не видела. Пока Ольга шла до остановки, мы переписывались с ней во «ВКонтакте». Она писала, что ноги болят, что на работу не хочет… 

Около 7.30, только Олеся решила прилечь поспать, как ей позвонила одна из подруг.

— Плачет и говорит, что нашей Оли больше нет, — говорит свидетель, — я сразу отключилась. Потом перезваниваю и узнаю, что подругу зарезал сожитель, она лежит на ступеньках автобуса вся в крови.

Ссоры и угрозы
Далее в зале суда был допрошен 16-летний сын погибшей.

— Мы с мамой и младшим братом жили у подсудимого больше десяти лет. Я называл его папой. Жили мы дружно, никто не ругался. Но последние 2 — 3 года мама с Артуром часто ругались — я все слышал: он упрекал маму в том, что она часто гуляет и выпивает с Олесей. Мама оправдывалась, что они не пьют, а просто сидят.

Кроме того, сын со слов матери знает о том, что подсудимый ее избивал, а синяки на ее теле и лице он видел лично. Однажды при подростке подсудимый угрожал его матери убийством. 

— В июне мама с Артуром стали очень часто ругаться, и мы с братом жили у бабушки.

Последний раз живой свою мать сын видел накануне — по его словам, он ночевал у маминой подруги Олеси.

— Утром 22 июня меня будит плачущая Олеся, отправляет домой к бабушке. Там я узнал, что Артур убил мать.  

У подсудимого к молодому человеку было множество вопросов.

— Я вас обоих очень люблю, я растил вас как своих родных детей. Сынок, расскажи, сколько раз мы с тобой ходили искать маму?

— Такое было, и не один раз, — соглашается свидетель.

— Помнишь, я готовил вас в прошлом году к 1 сентября? Как мы с вами на линейку ходили?

— Помню.

Молодой человек также отметил, что Артур принимал участие в его воспитании. Но иногда перегибал палку.

— Младшего брата он не трогал. А меня иногда бил. Последний раз — два года назад. Он сказал, что бил за дело, но за какое, я не понимал. 

— Сынок, а когда ты с друзьями у меня машину недавно угнал, я тебя хоть пальцем тронул? — спрашивает подсудимый. 

— Нет, — отвечает свидетель, — только наорал. 

Судебное заседание продолжится допросом свидетелей и подсудимого. Согласно санкции предъявленной статьи, Артуру Сарибекяну грозит от 6 до 15 лет лишения свободы.

Александр Паутов