Как ненароком не стать экстремистом

Случаи, когда за публикации в Интернете грозит тюремный срок, кажется, скоро станут обыденными. Все больше возникает абсурдных ситуаций. Даже добропорядочным гражданам впору консультироваться с юристом, прежде чем разместить что-то на странице в соцсети. «Голос Череповца» подобрал несколько примеров и разобрал их с юристом.

Картинки и статьи

Два жителя Барнаула стали участниками громких процессов, их обвиняют (каждого по отдельности) в оскорблении чувств верующих, разжигании межнациональной розни и экстремизме. Так, 19-летний Даниил Маркин на своей странице в соцсети разместил картинку с Джоном Сноу (персонажем популярного сериала «Игра престолов»), распятым на кресте, с подписью «Джон Сноу воскрес! Воистину воскрес». 23-летняя Мария Мотузная сохранила две картинки. На одной — изображение темнокожего ребенка, неправильно решившего пример на школьной доске, и подпись: «Черная бухгалтерия». Вторая примерно в том же духе. Дела квалифицированы как уголовные.

В Вологодской области тоже есть примеры, когда люди получали наказание за материалы на своих интернет-страницах (заметьте, мы не утверждаем, что содержание было того же типа, что и в барнаульских случаях).

И вот 35-летнего вологжанина будут судить за аудио- и видеозаписи, которые он размещал в открытом доступе с 2011 по 2016 год. В 2015 году череповчанина осудили на 300 часов обязательных работ. И это не все примеры.

Обвинители могут ссылаться на статьи Уголовного кодекса РФ: № 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), № 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). В Кодексе РФ об административных правонарушениях есть статья 20.29 — «Производство и распространение экстремистских материалов». Уголовное наказание может достигать шести лет лишения свободы, также предусмотрены принудительные работы от 1 до 4 лет и штраф от 300 тысяч до 500 тысяч рублей. Административные наказания для физических лиц — штраф от 1 000 до 3 000 руб. либо административный арест на срок до 15 суток с конфискацией оборудования, использованного для производства незаконных материалов.

Петров и Иванов

Естественно, все, кто не хочет ненароком превратиться в экстремиста, задаются вопросом, что должно содержаться в картинке, фото, аудиозаписи, видео, чтобы его сочли экстремистским или оскорбительным. Есть четкие критерии? В том и проблема, что нет.

— Конкретных, исчерпывающих критериев закон не содержит, — объясняет Кирилл Светлов, юрист по работе с населением. — В каждом случае может быть назначено производство лингвистической экспертизы (привлекаться могут не только лингвисты, но и психологи, историки, религиоведы, политологи и т. д.). Эксперты и будут устанавливать, имеют ли материалы экстремистский характер. А раз нет конкретных критериев, статья допускает вольность трактовок, а это приводит к тому, что порой статья применяется слишком расширенно. Ситуация сейчас и  впрямь удручающая.

Возбудить дело как уголовное, так и административное, могут не только за созданную и размещенную тобой картинку, аудио- или видеозапись, но и за ту, которую ты просто сохранил у себя на странице, а также за лайки (одобрительные оценки), репосты и комментарии.

В этом году в Череповце на школьника завели уголовное дело из-за оскорбляющего комментария в Интернете, который он оставил под фотографией сотрудницы полиции; 17-летний парень увидел в сети незнакомую ему женщину-инспектора отделения по делам несовершеннолетних УМВД России по Череповцу в форме.

«После чего умышленно, для свободного обозрения разместил под снимком свой комментарий с оскорблением в адрес женщины как сотрудника полиции, исполняющего должностные обязанности. Своими действиями несовершеннолетний унизил честь и достоинство представителя власти», — такую информацию распространил СУ СК РФ по Вологодской области.

По обращению женщины было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти).

Не допустить

Привлечь к ответственности могут даже за материалы, которые вы выложите в личной переписке. Другой вопрос, конечно, каким образом к ним получен доступ. Ну, допустим, кто-то из участников диалога заскринил (скопировал фрагмент диалога вместе с материалом) и отправил в полицию.

— А если в диалоге ты просто печатаешь свое мнение?

— В таком случае это не является преступлением, предусмотренным статьей 282 УК РФ, если при этом высказываются суждения и умозаключения, использующие факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующие цели возбудить ненависть либо вражду. Звучит громоздко, но без конкретики никак, потому что грань зыбкая. И хочу напомнить, что доступ к личным сообщениям могут иметь только правоохранительные органы — прокуратура, ФСБ, полиция — и только на основании судебного решения.

— Если вас на основании картинки или записи в Интернете обвинили в экстремизме, сепаратизме и т. д., что нужно предпринять?

— Прежде всего постараться не допустить возбуждения уголовного дела. Для этого лучше всего сделать независимую лингвистическую экспертизу, опровергающую экстремистский характер выложенных вами материалов. На допросе не признавать, что данные материалы направлены на разжигание розни или оскорбление, и отрицать, что они носят экстремистский характер, опираясь на свое право выражения мнения и вероисповедания.

Есть штатные лингвисты в компетентных органах, криминалистических центрах, есть «свободные» специалисты (некоторых можно найти по объявлению). Заказывать независимую лингвистическую экспертизу, скорее всего, придется за свой счет.

Елена Бжания