35media.ru

«Секундное дело — и сразу адская боль»

Две подруги не скрывают: в развлекательное заведение они приехали, чтобы продолжить уже начатое веселье, но были вполне адекватны. Однако охрана на входе не пропустила их в зал, не объяснив причины и отказавшись вызвать администратора заведения. По словам стражей ночного клуба, посетительницы были сильно навеселе и вели себя очень шумно. К одной из них и подошел будущий подсудимый, он схватил ее за руку и сильно дернул. Череповчанка получила сложный перелом руки, перенесла несколько операций и более полугода провела на больничном. Любопытно, что ее обидчик не был ни охранником, ни их другом. В тот вечер он просто отдыхал в этом заведении. Подробности этой истории журналист «Голоса Череповца» узнал в городском суде.

Вину не признал

На скамье подсудимых — 24-летний уроженец Череповецкого района Игорь Воробьев (имена фигурантов дела изменены — прим. авт.). Он обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. По версии обвинения, озвученной старшим помощником прокурора города Надеждой Герасимовой, поздним вечером 2 июня 2017 года ранее незнакомые Воробьев и Баранова встретились в фойе одного из городских увеселительных заведений. Она пыталась попасть внутрь, он не хотел ее пускать. Воробьев схватил женщину за руку и с усилием вывернул ее. В результате потерпевшая получила оскольчатый перелом плечевой кости со смещением отломков, который квалифицирован как тяжкий вред здоровью.

— Обвинение мне понятно, — говорит Воробьев. — Вину свою не признаю.

Отметим, что ранее не судимый молодой человек в данный момент официально не трудоустроен. Имеет среднее образование, холост, детей у него нет. Его еще не допрашивали, поэтому подробности занятой им позиции нам пока не известны.

Хлюпанье и скрежет в руке

В начале судебного следствия была допрошена потерпевшая, 38-летняя Инна Баранова.

— В тот день мы с подругой Аней выпили две бутылки вина. Я была в легком опьянении, — начала рассказ Инна.

Продолжить отдых девушки решили в увеселительном заведении в Заречье.

— Зашли в фойе и уже хотели пройти в зал, но открывший дверь охранник отказал во входе без объяснения причин и закрыл перед нами дверь. На нашу просьбу пригласить администратора для разъяснений охрана не реагировала. Через некоторое время мы снова попытались войти в толпе людей, но тогда на входе появился вот этот молодой человек, — указывает потерпевшая на подсудимого. — Он продублировал отказ охраны, которая в этот момент стояла у него за спиной, и заявил, что администратора приглашать не будет. Парень был изначально агрессивно настроен в отношении нас, трезв он был или пьян — не знаю, наговаривать на него не буду.

Девушки предположили, что молодой человек тоже охранник. По словам потерпевшей, во время выяснения отношений подсудимый начал толкать ее подругу.

— Я в тот момент стояла рядом с дверью и держалась за ручку левой рукой. Внезапно он схватил мою руку и выкрутил, вывернул ее. Это было секундное дело — и сразу адская боль.

Потерпевшая опустилась на пол рядом с входной дверью.

— Рука буквально провисла, — продолжает Инна. — Я не могла пошевелить даже пальцем. Какое-то хлюпанье, скрежет в руке — понять ничего не могу. Как я себя повела в тот момент — не помню, потому что была в шоке. Точно помню, что не плакала.

«Отойдите в сторону»
Как вспоминает Баранова, охранники продолжали открывать дверь, впуская посетителей, не обращая никакого внимания на пострадавшую девушку.

— Потом сказали: «Отойдите в сторону, вы мешаете людям ходить», — вспоминает потерпевшая. — Я чуть отошла. Аня попросила охранников вызвать скорую. Вышла девочка-администратор и сообщила, что скорая уже в пути. Когда они приехали, медицинский работник пощупал руку и предположил, что есть перелом. Меня повезли в травмпункт, сделали рентген.

По итогам обследования выяснилось, что перелом тяжелый — со смещением отломков кости. Потребовалась госпитализация.

— Затем меня прооперировали. В больнице я лежала с 3 по 19 июня, — добавила Инна Баранова.

В результате перелома были задеты нервные окончания на руке. Последовали еще две операции в нейрохирургическом отделении в ноябре и декабре 2017 года. Баранова была выписана из больницы только на следующий год — в январе. В настоящее время, по ее словам, нервы в руке не работают, а ее лечащий врач говорит об инвалидности. В этой связи потерпевшая заявила ряд исковых требований: 500 000 рублей — в качестве компенсации морального вреда, 27 058 рублей — возмещение расходов на лекарства, 101 750 рублей — компенсация утраченной заработной платы.

— Я перенесла три операции и почти год находилась на больничном — это регулярные процедуры, таблетки и стресс, — поясняет женщина.

По словам потерпевшей, Воробьев не связывался с ней и не пытался возместить ущерб. Вопрос о наказании Баранова оставила на усмотрение суда. Адвокат подсудимого во время допроса среди прочего обратил внимание потерпевшей на существование так называемого фейсконтроля (охрана имеет право не пропустить посетителя без объяснения причин) и поинтересовался, почему они не согласились и не ушли.

— Мы имели полное право пригласить администратора и выяснить причины отказа, — стояла на своем Баранова.

Конфликта не видел

На следующий день в зал суда в качестве свидетелей явились охранники, несшие службу в злополучную ночь.

— Вечером пришли две женщины, — вспоминает 26-летний Рыбаков. — Начальник охраны отказал им во входе в связи с тем, что они находились в состоянии алкогольного опьянения. Женщины начали ломиться в дверь, пытаться пройти. Им снова было отказано. После того как начальник охраны ушел в зал, они опять попытались пройти. Тут в дверях появился подсудимый — как я понимаю, он выйти хотел, а подруга потерпевшей преградила ему путь. Я попросил его не создавать конфликтную ситуацию и немного подождать. Он послушался и отошел назад. Молодой человек был трезв и никаких неадекватных или незаконных действий за ним в тот вечер я не наблюдал.

Как отмечает свидетель, женщины, наоборот, были неадекватны и громко кричали. Через некоторое время, по словам Рыбакова, подсудимый снова попытался покинуть помещение, но по той же причине не получилось. Как Баранова получила травму, охранник не видел.

— Я стоял сзади. Никакого контакта между подсудимым и потерпевшей не видел. Потом уже в дверь постучалась ее подруга и попросила вызвать скорую.

«Была в сильном опьянении»

По мнению свидетеля, вызывать администратора к тем, кого не пускают в заведение, не имеет смысла.

— Если человек зашел внутрь и ему были оказаны услуги, то он имеет право вызвать администратора как посетитель, — объясняет Рыбаков. — Визуальная оценка потенциальных посетителей входит в мои обязанности как охранника. Я сразу вижу, кто в перспективе может конфликтовать в заведении, а кто нет.

28-летний начальник охраны Царев подтвердил показания свидетеля Рыбакова. Момента получения травмы он также не видел.

— Когда Рыбаков сказал мне, что у одной из девушек, которых я ранее не пустил в заведение, проблемы с рукой, я вышел к ним и спросил, в чем дело. Потерпевшая утверждала, что ей сломали руку, и просила вызвать скорую, девушка была в сильном алкогольном опьянении. Я сообщил администратору, которая и вызвала девушке помощь.

Следующее заседание назначено на 17 августа.

Александр Паутов