«Зеленые войны» Череповца

В этом номере мы продолжаем серию публикаций «Речь» — место для дискуссий», приуроченную к отмечаемому в 2017 году 240-летию Череповца. Юбилею, к которому наш город мог прийти таким, что никто и не поверил бы в его богатую историю.

На страницах городской газеты (сначала «Коммуниста», затем «Речи») кипело немало споров, посвященных проблеме сохранения в Череповце культурно-исторического наследия. Этим дискуссиям и посвящена наша рубрика. Сегодня хотим уделить внимание природе. Для нее мало места в больших городах, но логика развития мегаполисов, вытесняющая последние остатки зелени, не всем их жителям по душе. Предыдущую публикацию — о том, как возрождалась усадьба Гальских, — читайте в номере «Речи» от 18 октября. 11 октября мы вспоминали, как горожане спасали здание железнодорожного вокзала, а в номере от 4 октября — о том, как движение «Культурный фронт» выступало против сноса старых зданий в историческом центре. На следующей неделе мы завершаем наш цикл. Обращаем внимание читателей, что финальный материал выйдет в свет не в среду, как обычно, а в пятницу, 3 ноября, ко Дню города.

Возведение двух монолитных 16-этажных башен у Ягорбского моста стало в конце 80-х предметом ожесточенных споров: многие горожане хотели видеть на их месте рощу. Локальных битв за зеленые уголки было много, продолжились они и в новом тысячелетии.

Красивая идея

Это место сегодня легко описать — поймет любой череповчанин: «На Ягорбе, где высотки». В былые годы говорили иначе: «Там, где больница водников». И это одна и та же точка на карте.

На берегу реки Ягорбы, справа от моста, если двигаться по нему в центр города, до конца 1980-х сто-яло несколько утопавших в зелени деревянных домов, один из которых и служил больницей. Рядом, на воде, размещалась огромная даже по тем временам лодочная станция. Но вот «деревяшки» стали сносить, и местных жителей начали терзать смутные сомнения…

Обнаружилось, что это место горисполком отводил под строительство двух монолитных 16-этажных домов с пристройкой для размещения кафе и художественной школы. И это перечеркивало уже появлявшиеся тогда предложения создать в этом уголке города зеленую зону отдыха на берегу реки.

Дело в том, что после сноса жилых домов и больницы на этой территории осталось свыше полусотни деревьев: березы, клены, рябины, вязы, черемуха, даже вишни. Городской совет общества охраны природы предложил благоустроить этот уголок, посадить еще деревья и создать хороший скверик.

11 июня 1989 года в газете «Коммунист» защитники природы публикуют обращение к горожанам: «Мы много говорим о том, что в городе мало зелени, негде жителям отдыхать вечерами и в выходные дни. Сейчас случай предоставил нам возможность решить практический вопрос: строить дома или создать сквер возле моста на правом берегу Ягорбы».

За и против

Спустя месяц отдел писем газеты был завален откликами. Предварительные результаты: за сквер — 334 голоса, против — три.

«Здесь находится зеленый оазис, каких в нашем запыленном и загазованном городе не так уж и много», — пишут 114 членов домкома ЖЭУ № 8.
«Как в недобрые старые времена, планы застройки микрорайонов разрабатываются келейно, а само строительство до поры до времени остается тайной, — гласит письмо сотни жителей дома № 81 на пр. Победы. — Кто и когда обсуждал с жителями микрорайона № 7 (впрочем, и других тоже) план его застройки?.. Теперь и набережную отбирают».

Следом шло похожее письмо 67 жителей дома № 45 на улице Набережной. Разумеется, самыми незаинтересованными в строительстве «небоскребов» были жители окрестных домов, что легко проследить по адресам подписантов.

Голоса противников сквера, однако, тоже не остались без внимания.

Читатель В.А. Трушин, к примеру, сомневается, что место между магистралью проспекта Победы и железной дорогой можно назвать удачным для отдыха:

«Там будет неуютно и неспокойно. Проходящие автомашины, трамваи и поезда будут создавать дискомфорт пылью, газом и та-ра-рамом…».

Обеспокоен и начальник лодочной станции В.А. Шешуков:

«Будет сквер или нет — это еще неизвестно, но лодочная станция уже есть, причем давно, и с этим надо считаться».

Возможный перенос станции ее начальника никак не устраивал.

Смелые упреки

От лица властей в номере газеты от 30 июля 1989 года выступил замначальника управления архитектуры и градостроительства
горисполкома В. Бойко.

Нет конструктивных предложений, как уверен архитектор. За строительство многоэтажек, по его словам, говорят и градостроительная значимость участка, и решение жилищной проблемы, и улучшение социальной сферы («появится художественная школа, где будут заниматься дети, вместо того чтобы толкаться в подворотнях»), и экономическая целесообразность.

«Казалось бы, все прекрасно — построим дома, которые, несомненно, украсят набережную, да к тому же улучшим сферу обслуживания», — пишет Бойко.

Что до деревьев, то проектом предусмотрено озеленение участка, можно попробовать применить метод пересадки. И вообще, обновление воздуха благодаря деревьям происходит при протяженном расположении зелени. А при островном, как здесь, возникает эффект воронки, и сквер превращается в пылесборник.

«Давайте не будем кривить душой — протест против нового строительства вызван не столько желанием сохранить природу, сколько нежеланием видеть у себя под окном процесс строительства, слышать шум стройки», — уверен автор.

Чиновник посетовал на то, что горожане неверно, по его мнению, трактуют суть демократии, гласности и перестройки вообще.

«При обсуждении всех проблем все-таки предпочтение надо отдавать мнению специалистов. Не будем забывать, насколько еще низок уровень культуры горожан, насколько велик еще синдром большинства… Нет у большинства умения самостоятельно и глубоко осмыслить проблему, не развито диалектическое мышление», — довольно смело высказывается автор.

Столкновение лбов

В начале августа страсти кипели уже на собрании группы депутатов горсовета и избирателей седьмого микрорайона.

Местные жители напоминали, что во всех домах района стоят подкачивающие насосы и воды не хватает, а с вводом новых домов ситуация усугубится. Что в школе № 25 по 40 детей в классе, садики и детская поликлиника перегружены.

Своя правда была и у представителей предприятий, претендующих на квартиры. 210 семей ждут улучшения жилищных условий, а если не дождутся?

«Если мы поселим работников за Шексной, фабрика потеряет много кадров», — говорила председатель профкома фабрики «Рассвет» Н. Анисимова.

По словам замдиректора ФМК Н. Трифонова, комбинат уже израсходовал деньги на снос старых домов, а в очереди на жилье — 700 человек. Те же проблемы и у управления «Коксохимремонт».

Однако и от той, и от другой стороны досталось прежде всего горисполкому:

«Вы нас столкнули лбами. Такое собрание должно было состояться лет пять назад».

Большинством голосов

Окончательное решение проблемы оставили депутатам горсовета. В канун очередной сессии, 26 сентября 1989 года, «Коммунист» публикует призыв депутата Павла Крупеникова (он же — тогдашний главред газеты) поддержать требование об отмене решения исполкома о строительстве:

«Утверждают, что для завершения этой части проспекта Победы архитектуре нужен акцент. Что ж, не против! Пусть сквер и станет акцентом. Акцентом уважительного отношения к ранее созданному и к мнению избирателей».

Сессия прошла бурно, что очевидно по отдельным деталям газетного репортажа:

«Перед депутатами появляется группа преподавателей художественной школы. В их руках плакат: «На родине Верещагина — нет художественной школы»…».

Выступавших было немало. Швея фабрики «Рассвет» В.Н. Бурмакова, например, напомнила, что на предприятии из-за плохих жилищных условий ежегодно увольняются 20 — 25 работниц.

Председатель же горисполкома тов. Поматилов исчерпывающе ответил на запрос Крупеникова: «Прекращение строительства вызовет общие потери в три миллиона рублей».

Экономическая целесообразность взяла верх с крупным счетом: за строительство домов — 158 депутатских голосов, против — 22, воздержалось — 13.

Закладка фундамента первого дома началась в апреле 1990 года…

Отговорила роща

Сохранение зеленого наряда Череповца, однако, не перестало быть актуальнейшей темой, потому и с приходом нового тысячелетия жители города продолжали вступать в стычки с властями, пытаясь отстоять тот или иной еще не тронутый бульдозером клочок земли.

В нулевых полем очередной брани стала березовая роща за Шексной. Около сотни деревьев на пересечении улиц Батюшкова и Раахе встали на пути жилищной застройки, мешая возведению огромного — на 700 квартир — дома. На пути же строителей встали местные жители. В частности, жильцы дома № 4 на улице Батюшкова.

Выяснилось, что эти березки высадили выпускники расположенной неподалеку школы № 8 в честь 20-летия Победы, но план застройки города «подрезает» рощу почти под ноль.

Череповчане собирали подписи, обивали разные пороги, заручались поддержкой депутатов Заксобрания. Но не помогало. Власти и строители отвечали одно и то же: проект согласован, микрорайон в недоделанном виде бросать нельзя, к тому же деревья больны и вскоре начнут падать сами.

«Мы строим на деньги горожан, которые будут в этом доме жить. Кто вернет нам, а значит, и им то, что потрачено на проектирование, согласование, изыскательные работы?» — цитировала «Речь» представителей застройщика.

Знакомый аргумент, не правда ли?

Странные слушания

Дошло до прямого противостояния: в июле 2007 года подъездная дорога к стройке была перекрыта старыми бетонными блоками. Все в округе считали, что именно таким стало орудие борьбы зашекснинцев в затянувшемся конфликте.

В мае 2008 года строителям удалось снести часть деревьев, но не все.

Напряженность висела в воздухе до ноября 2010-го, когда появилась информация о том, что за снос рощи проголосовало большинство участников публичных слушаний — 62 из 73.

«О том, что будут слушания, мы узнали случайно. Никто официально нас об этом не предупреждал, ни одного объявления не было», — жаловались «Речи» защитники рощи.
«Утром 4 февраля они услышали громкий звук бензопил. Выбежали посмотреть. Вдоль ограждения стройки стояли сотрудники частного охранного агентства. Пройти на территорию вырубки людям не давали», — сообщила газета в 2011-м.

Ныне злополучный дом практически достроен; злополучной рощи практически нет.

Странные слушания — 2

Очередные баталии за деревья (правда, на этот раз — за виртуальные) разгорелись в Череповце в прошлом году.

В сентябре жители 106-го микрорайона узнали, что на месте пустыря на улице Годовикова под их окна-ми построят торговый центр — вместо запланированного генпланом сквера. Точнее, не вместо, а вместе.

Дело в том, что, отчаявшись в поиске собственных средств на озеленение, городские власти решили обратиться к частным инвесторам. Схема проста: часть земли (0,8 га) отдается под размещение бизнес-объекта взамен на обещание озеленить остальную территорию (2,2 га) за свой счет.

Однако среди местных жителей сторонников строительства ТЦ почти не нашлось. Горожане посчитали, что их обманули: они покупали квартиры в новостройках, рассчитывая, что под окнами будет парк, а не огромный магазин с пыхтящими фурами.

В октябре чиновники мэрии представили жильцам проект новой застройки и сообщили, что, оказывается, публичные слушания по внесению изменений в генплан уже прошли.

На этот раз, впрочем, поставить граждан перед фактом не удалось. Они обратились в прокуратуру, которая признала проведение слушаний в отсутствие жильцов незаконным.

Повторная процедура прошла 23 декабря и собрала рекордное число участников — желающие с трудом уместились в зале. Хотя и на сей раз голосование закончилось не в пользу противников центра, перевес не стал абсолютным: 121 человек — за изменения в генплане, 85 — против.

В итоге мэр Юрий Кузин наложил вето на результаты слушаний, признав, что при столь существенных разногласиях одобрять изменения неправильно.

«Действия инвесторов не должны противоречить интересам горожан», — заявил градоначальник.

Можно ли считать граждан победителями? Вопрос спорный, ведь это место до сих пор «украшает» пустырь.

В свои руки и своими руками

Десятилетия противостояний тем не менее породили не только разногласия и взаимное непонимание.

Слушая сетования властей о вечной нехватке средств на благоустройство, активные общественники решили взять инициативу в свои руки. Так пять лет назад в Череповце родился проект «Народная роща», объединивший горожан, которые хотят озеленять свой город на свои средства, своими руками, оставив за чиновниками лишь оформление их нескончаемого потока бумаг.

Протест — против восприятия города как каменных джунглей — не исчерпал себя, но его воплощением теперь стало созидание.
Ведь не только в спорах рождается истина.

Андрей Савин