35media.ru

Ленсовет вернулся с аншлагами

Две фуры с декорациями, более 40 артистов и работников, три костюмных спектакля… Театр имени Ленсовета вернулся в Череповец с четырехдневными гастролями после того, как город и труппа, некогда связанные договором, 10 лет отдыхали друг от друга.

В 1990-е годы и начале нулевых Театр имени Ленсовета в обязательном порядке по осени привозил в Череповец новые постановки. Осень могла быть урожайной или неурожайной, теплой или холодной, но всегда была «ленсоветовской». Артистов и режиссеров принимали на уровне мэра как дорогих гостей, гастроли затягивались на неделю и больше. Константин Хабенский, Михаил Пореченков и прочие ленсоветовские звезды, по пять и более раз приезжавшие в Череповец, свободно ориентировались в городе.

Но власти поменялись в городе и театре, и дружба постепенно сошла на нет. Однако оставалась связующая ниточка в лице питерского актера и режиссера Олега Левакова, поставившего на сцене Камерного театра несколько ярких спектаклей. И спустя годы эта ниточка сыграла.

«Вот решили вспомнить наши прежние взаимоотношения и попробовать их возобновить, — рассказал Олег Леваков корреспонденту «Речи». — К счастью, появились люди, которые за это взялись».

Он привез в Череповец три своих спектакля и дочь, занятую в чеховской «Чайке». Также в городе показали комедию «Цилиндр» и постановку по пьесе Александра Островского «Без вины виноватые». Практически на всех показах был аншлаг, на Чехова и Островского билеты раскупили еще до приезда театра в Череповец. Старая дружба не забылась, театр ждали.

В нынешней труппе Театра имени Ленсовета осталось немало тех, кто помнит ежегодные череповецкие гастроли. Актриса Инесса Перелыгина-Владимирова, последняя супруга легендарного главрежа и худрука Театра им. Ленсовета Игоря Владимирова, рассказала, что ее муж никогда не возвращался с Вологодчины без подарков.

«Воротнички из вологодского кружева, которые он привез, были использованы в моем моноспектакле, — рассказала она. — А в деревянных коробочках из-под вологодского масла я храню крупу».

На заднем дворике Камерного театра невесть как разместилась длиннющая фура, которая, судя по картинкам на боках, в обычное время перевозит крупногабаритную мебель. Декорации, доставленные из Санкт-Петербурга, едва утолкали в коридорах и за сценой Камерного театра. Шкафы, буфеты и рояли расставили по стеночкам с одной стороны, реквизит вроде инвалидного кресла или люстры — с другой. А еще здесь десятки ящиков с надписями мелом «Чайка. Череповец. Хрупко».

Но больше всего намучились с огромным столом из «Чайки», который по ходу действия то превращается в подмостки, то разъезжается на маленькие островки, разделяющие героев. Ленсоветовская «Чайка» впервые покинула Санкт-Петербург, и этот стол явно не предназначался для гастролей. Исполнительницы главных ролей в чеховской постановке Инесса Перелыгина-Владимирова и Дарья Циберкина, к которым корреспондент «Речи» заглянул в гримерку до спектакля, рассказали, что на репетициях к гигантскому столу пришлось привыкать. Но сейчас обитые об него колени и бока уже зажили.

В Питере «Чайку» играют в камерном зале, а зрители в буквальном смысле сидят на сцене. По словам актрис, это страшновато, но очень волнительно. Зато каждый чих, не говоря уже о звонке мобильника, на столь крохотном расстоянии разрушает театральную иллюзию напрочь.

«Однажды мне даже пришлось обращаться к одной зрительнице с грозной речью, — вспоминает Инесса Перелыгина-Владимирова. — У нее зазвонил телефон, и она начала разговаривать в голос. На нее шикали, но она не обращала внимания. И тут я, не выходя из роли, от имени героини попросила прекратить безобразие».

Череповецкие зрители в ходе спектаклей не вынуждали актеров произносить реплики не по тексту, и стороны остались друг другом довольны.

Сергей Виноградов