Зачем топор на выборах

Журналисты — одни из тех, для кого выборы — это не только гражданский долг, но еще и работа. Мы побывали на нескольких участках и понаблюдали за тем, как голосуют череповчане, как их голоса потом считают и рубят неиспользованные бюллетени.

Ветераны сознательнее

На участок № 916, что в школе № 26, мы пришли после обеда. Что и говорить, видывали на нем и больше народа. На сей раз застали всего пару череповчан, пожелавших отдать свои голоса за одного из двух кандидатов.

Члены избирательной комиссии встретили нас приветливо.

— К полудню было всего лишь 88 человек, — рассказала председатель участковой избирательной комиссии Анжелика Надежина. — 66 проголосовали досрочно. На участке зарегистрировано 2 355. Избиратели у нас спокойные, так что никаких инцидентов не было.

По мнению членов комиссии, невысокая явка объясняется тем, что многие решили это воскресенье провести на дачах. Самые сознательные — череповчане пенсионного возраста, которых на этом участке проживает более 700 человек. Советская закалка не позволяет им игнорировать такого рода события.

— Я каждый раз хожу, — говорит череповчанка Любовь Кирилловна. — Время такое было, когда мы ходили потому, что хотелось хорошо жить. Пусть теперь молодежь, наши дети и внуки, хорошо поживут. Тем более что трое внуков и сын с дочерью учились в этой школе и мы ее любим.

Снимать запрещается

На избирательном участке № 847, расположенном в школе № 43, в половине седьмого вечера избирателей не было вовсе. На низкую явку пожаловалась и председатель участковой избирательной комиссии Юлия Коробицына. По ее словам, основной наплыв пришелся на обед и на промежуток с 16.00 до 17.00:

— Низкий процент явки, возможно, связан с тем, что погода хорошая — люди уехали на дачи. На 18.30 явка составляла 17,3 %, тогда как в прошлом году — 40 %. Мы ожидали, что придет больше народу: агитация была проведена, мы обошли все дома. Чаще всего голосовали люди среднего и старшего возраста, два человека проголосовали в первый раз.

Сергей пришел на выборы вместе с женой и дочерью-школьницей. По его словам, он просто проявил ответственную гражданскую позицию:

— Так же как кто-то чистит зубы по утрам, а кто-то нет.

Ольга пришла на выборы вместе с дочерью:

— Раньше не ходила голосовать, но с каждым годом о политике говорят все больше. Невольно задумываешься о будущем дочери и судьбе города.

Оказалось, что в списках избирателей она значится под старой фамилией, — Ольга написала заявление, что фамилия изменилась, и проголосовала.

Данных другой череповчанки, специально приехавшей в Череповец из Харовского района, в списках вообще не оказалось. Женщина переехала за Шексну около года назад. Чтобы разобраться с ситуацией, она позвонила на телефон горячей линии в Москву, но ее попросили перезвонить в территориальную избирательную комиссию. В тот момент на участке других избирателей не было, и было слышно, как взволнованная череповчанка начинает повторно объяснять сложившуюся ситуацию, потом удивленно спрашивает: «Почему вы разговариваете со мной таким тоном? Скажите, пожалуйста, вашу фамилию», а затем растерянно: «Представляете, бросил трубку…»

Члены избирательной комиссии, надеясь утешить череповчанку, признались, что у них на участке есть избиратель, которого не могут внести в списки на протяжении трех десятков лет: «А вы-то всего год здесь живете!»

Как выяснилось позже, таких, сменивших место регистрации и не учтенных в списках, пришло 26 человек. Вместе с тем в списках до сих пор значатся люди, которые переехали в другой город или даже умерли несколько лет назад.

— Непроработка списков искажает статистику проголосовавших, — уверена Юлия Коробицына.

А вот череповчанка, которая выписалась из одного адреса, но еще не сделала регистрацию по другому, проголосовать так и не смогла. Ей посоветовали прийти на президентские выборы — в 2018-м.

Буквально за пятнадцать минут до закрытия участка в зал вбежали две женщины — мать и дочь.

— Не спешите — успеете!

— А пирожки уже не продают? — спрашивает пожилая женщина, присев на стул и ожидая свой бюллетень.

Проголосовав, пенсионерка посмотрела на количество бюллетеней в урне:

— Много не пришло, да? А мы готовы хоть еще раз.

В 20.00, после закрытия участка, члены избирательной комиссии начали подсчет голосов. «Статистика сбилась», то есть цифры сошлись, по проголосовавшим досрочно, а вот при пересчете пришедших на выборы лично сначала потеряли один голос, потом два, затем три. Только спустя минут двадцать цифры наконец сошлись, и комиссия погасила неиспользованные бюллетени: левый нижний угол листков голосования отрубили топором. Снимать этот процесс, а также выемку бюллетеней из урны по непонятной причине и несмотря на наличие аккредитации журналисту запретили, пояснив, что «в случае препирательств выставят из участка». Нарушение?

Илья Драницин, Марина Белая