35media.ru

Обвиняемому во взрыве в гаражах грозит условный срок

Вчера в горсуде состоялись прения по уголовному делу в отношении Дмитрия Дитина, обвиняемого в причинении смерти по неосторожности двум лицам и повреждении чужого имущества по неосторожности. Приговор объявят сегодня.

По версии следствия, 4 августа 2016 года Дмитрий Дитин привез заправленный газовый баллон в гараж на ул. Стройиндустрии, нарушив при этом правила, запрещающие перемещать баллон внутри транспортного средства, катить и волочить его, а также оставлять в помещении с подвалом. Вентиль баллона открылся, произошла утечка около 3,5 — 4 кг пропан-бутановой смеси.

Утром 5 августа Дитин пришел в гараж вместе с двумя племянниками, спустился в подвал и включил в розетку штекер переносного электросветильника. Когда прибор выключили, от электрической искры газовоздушная смесь взорвалась. После прогремел еще один взрыв.

Двое подростков 15 и 17 лет погибли, пять соседних гаражных боксов были разрушены. Дитин получил ожоги 60 % поверхности тела, в тяжелом состоянии его госпитализировали.

Свою вину подсудимый признал полностью и на предварительном слушании ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке. Потерпевшая, мать погибших мальчиков, сначала отказалась от особого порядка, но уже на следующем заседании изменила свое решение. Кроме того, она ходатайствовала о рассмотрении дела в закрытом порядке, пояснив, что не хочет выносить «семейную грязь на весь город». Ходатайство было отклонено, так как обоснования потерпевшей не соответствовали требованиям ст. 241 УПК РФ о закрытом порядке.

Потерпевшими также признаны отец погибших ребят и трое владельцев соседних гаражных боксов. Последние заявили материальные иски на сумму более 1,5 млн рублей.

Мать погибших ребят отметила, что подсудимый так и не возместил ей причиненный ущерб, и заявила исковые требования о возмещении более 79 тыс. рублей материального вреда и 10 млн рублей морального вреда. Она единственная, кто настаивал на строгом наказании для подсудимого.

— Жизнь ребенка бесценна, но суду нужны конкретные цифры, — пояснила потерпевшая. — Я говорила подсудимому, чтобы он сам предложил мне сумму морального вреда. Он этого не сделал. Нужно понимать, что в моральном вреде учитываются три жизни: жизни моих детей и моя жизнь. Потому что моя жизнь закончилась в тот взрыв. Я год не знала, погибли ли они сразу или ждали помощь.

По словам матери погибших, упрек адвоката, что она не участвовала в воспитании детей («Речь» писала об этом 15 августа), проживавших с отцом и дядей, не обоснован:

— Когда мы развелись, я была вынуждена уйти на съемную квартиру, зарабатывала мало, работала с утра до ночи, а детям нужна была своя комната, школа. Я всегда была рядом с ними, покупала еду и одежду, стирала вещи. Дети были даже не с отцом, а с бабушкой. Последние годы мы жили в одном доме, но в разных подъездах, и старший ко мне практически переехал, младший тоже собирался. Подсудимый хоть и признал вину, но не раскаялся. За год он ни разу не пришел ко мне, только после первого заседания по наущению адвоката. Он убил моих детей, а его жена тычет мне в лицо, сколько денег они потратили на погребение. Я вообще готова отказаться от исков, только верните мне хотя бы одного, хоть инвалида неходячего!

Старший помощник прокурора города Алексей Чихачев попросил суд по совокупности преступлений назначить подсудимому наказание в виде одного года восьми месяцев лишения свободы условно, а иски потерпевших удовлетворить в полном объеме.

Адвокат Александр Хмелев отметил, что не согласен с исками матери погибших. По его словам, деньги на погребение собирали общественность и родственники, а требования компенсации морального вреда чрезмерно завышены. Также он просил суд снизить размер наказания.

В последнем слове Дмитрий Дитин извинился перед родителями погибших:

— Это трагедия не только для вас, но и для меня. Они были моими племянниками.

Марина Белая