35media.ru

Корейская неожиданность

С самого начала нетрудно было предположить, что, как только в мировой политической повестке обнажится новое большое противоречие, все старые отойдут на задний план очень быстро. Что делать с КНДР? Вот она — сегодняшняя проблема проблем.

Единогласно, но…

Ситуация вокруг Корейского полуострова — конфликт не новый, а скорее «старый новый», опасный, как застарелая болезнь, обострениями. Но все меньше вокруг новостей про Иран, Сирию. Украина уже давно пропала с первых полос, что невероятно удручает киевские власти, пытающиеся любым способом заявить о себе, правда тщетно.

Однако факт, что 29 августа межконтинентальная баллистическая ракета, запущенная КНДР, пролетела над Японией, а уже 3 сентября в Пхеньяне заявили об успешном испытании водородной бомбы. Теперь южнокорейская разведка сообщает о транспортировке баллистической ракеты на запад КНДР для проведения очередного запуска в сторону Тихого океана. В Сеуле полагают, что новый пуск может быть произведен 9 сентября, когда будет отмечаться День основания КНДР.

То, что северокорейский лидер Ким Чен Ын сознательно идет на обострение ситуации, бряцая ядерным оружием, очевидно. Именно поэтому участники Совбеза ООН осудили испытания КНДР единогласно. А вот каковы будут дальнейшие действия мирового сообщества, совершенно непонятно, поскольку на констатации прискорбного факта единодушие и заканчивается.

Ворох проблем

Многим кажется, что природа споров относительно того, что же делать с Пхеньяном, довольно проста.

Есть позиция США, где заявляют, что их терпение не безгранично, а американский президент Дональд Трамп дал добро на многомиллиардные поставки оружия Южной Корее, одобрил снятие ограничений на вес боеголовок. Южнокорейские военные провели учения с использованием баллистических ракет.

Пекин и Москва утверждают, что военного решения проблемы нет, как не смогли ее решить ни резолюция Совбеза ООН, ни санкции, и призывают сесть за стол переговоров.

Между тем все перечисленные стороны наверняка понимают обеспокоенность друг друга (в противном случае придется признать, что все эти взрослые люди лишь выдают себя за таковых).

Вашингтону трудно сохранять хладнокровие в ситуации, когда Ким Чен Ын открыто угрожает американской военной базе на острове Гуам. Японцам, мягко говоря, довольно тревожно оттого, что над их головами летают северокорейские боеголовки. Да и Южная Корея, хоть и просуществовала десятилетия в условиях постоянной конфронтации с северным соседом, страх свой за это время не растеряла.

Не в восторге от действий Пхеньяна и Китай. Пекин был вечно упрекаем в том, что потворствует сохранению режима Кимов в КНДР, поддерживая с этим государством торговые отношения. Но не от хорошей же жизни…

Китайский и корейский коммунизм чем дальше, тем больше расходились, и теперь идеологическая составляющая взаимоотношений практически исчезла. Однако что делать Пекину? Идти на вооруженное противостояние? Морить беспокойного соседа голодом, рискуя столкнуться с непредсказуемыми последствиями, особенно в условиях наличия у того ядерного оружия? Или допустить туда, не приведи господь, американский или еще какой военный контингент?

Собственно, в похожей ситуации находится и Россия, у которой с КНДР есть даже участок общей границы в Приморье, так что повторяться не будем.

Переговоры?

Имеют ли Россия и Китай какие-то особые рычаги влияния на Северную Корею, сказать сложно. Во всяком случае, до нынешнего обострения разговор как-то складывался, чего не скажешь о действиях США во времена самых разных президентов.

Вашингтон всегда держал себя много выше Пхеньяна, полагая, видимо, диалог с карликом неуместным. Потому наблюдатели уверены, что сбить с себя эту спесь у американцев не получится по причине нежелания потерять лицо.

Теоретически стороной-посредником мог бы стать Сеул, подобными предубеждениями не отягченный, однако, если южную часть Корейского полуострова действительно начнут пичкать оружием, спокойно разговаривать будет сложно.

Наконец, готов ли к разговору сам Ким Чен Ын, который, как говорят в среде подростков, решил «поставить» себя перед остальными? Какими бы причинами он ни руководствовался, нагнетая напряженность в регионе, он явно хочет чужих уступок и не готов делать их сам.

Неразрешимой ситуацию может сделать и то, что возможности для уступок у Пхеньяна ограничены вплоть до нуля. Как пишет политолог Леонид Радзиховский, все, чего требует от КНДР мировое сообщество, это отказ от ракетно-ядерной программы. И отказа этого не последует, потому что у Пхеньяна свое лицо, которое нельзя потерять. А в чем еще уступать?

Когда кружится голова

Вернемся немного назад. Сегодня дискуссии о том, развалился ли Советский Союз сам, в силу внутренних проблем и противоречий, или этот распад был инспирирован некими внешними силами, рискуют перерасти в драку при любом неосторожном слове. Но факт, что крах СССР Соединенные Штаты записали в свой актив как безусловную победу в холодной войне.

С тех самых пор, наверное, наши заокеанские «партнеры» намотали себе на ус, что их правота исключительна в своей незыблемости, дарована богом и непререкаема. А может, намотали и раньше, но получили этому, как им казалось, окончательное подтверждение.

Но нет, угроза их гегемонии не исчезла, а в случае с Северной Кореей приобрела немного курьезные черты. Противостояние США с СССР было соперничеством гигантов, иногда можно было и поговорить по душам — не унизительно.

Удалось Вашингтону разобраться и с Ираном, правда, во многом чужими усилиями (особенно со стороны России, которая и тогда настаивала и настояла на переговорах) и потому еще, что иранский атом и правда оказался мирным.

Да, нелегко справиться с головокружением от успехов, отсюда растерянность. Опасная возможными неловкими движениями.

Андрей Савин