Это сладкое слово «нельзя»

Весь уходящий год газета «Речь» в рубрике «Запреты недели» собирала запретительные инициативы. Оглядываясь назад, понимаешь, что, осуществись в одночасье хотя бы половина запретов, это не понравилось бы даже тем, кто ратовал за них.

Что запрещали

Даже краткий экскурс в историю запретов занимает немало места. И все же он необходим для понимания того, что идеи что-то запретить буквально облепили нас со всех сторон.

Итак, в 2016 году в России хотели запретить или запретили: деятельность коллекторов, дорожные реагенты, собак без намордников, торговлю с иностранцами, бесплатную медпомощь мигрантам, «феню» в СИЗО, соцсети на рабочем месте, торговлю алкоголем в Интернете, передачу спиртного «в аренду» и «в подарок», экспорт нефти, строительство новых зданий для госучреждений, кока-колу, иностранные самолеты, отечественные самолеты, частные фуры, некоторые классические произведения в школах, порошковую водку, заочное обучение на экономистов и юристов, криптовалюты, микрофинансовые организации, предпринимательскую деятельность для родственников депутатов, торговлю сигаретами по ночам, аборты, яркие сигаретные пачки, хостелы в жилых домах, табачные изделия со вкусовыми добавками, пиво в больших бутылках, лампы накаливания на 60 и 75 Вт, продажу с рук подержанных автомобилей, тонкие сигареты, «негативные» игрушки, бесплатный въезд в центры городов, навязывание мобильных услуг, ловлю покемонов, учебу за границей детям чиновников, электронные сигареты и мини-кальяны, одноразовую посуду, беби-боксы, нейодированную соль, западные праздники, лекарства со схожими названиями, перевозки детей рейсовыми автобусами.

Также предлагалось запретить родителям оставлять в машинах детей и давать им странные имена, сотовым операторам — маскировать номер отправителя СМС, чиновникам — использовать иностранные мессенджеры и высказывать прогнозы относительно курса рубля, 16-летним — жениться без согласия родителей, 18-летним — получать водительские права, авиадебоширам — выезжать за границу, врачам — курить, депутатам — долго выступать, работодателям — увольнять с работы ипотечников, петербургским торговцам — называть шаурмой шаверму, всем — разводиться заочно и нарушать тишину в дневное время по выходным. А клиентов проституток предлагалось наказывать рублем.

И поверьте, это еще далеко не все.

Мейнстрим

Все запретительные идеи можно условно разделить на две категории — вечные и конъюнктурные (ну или событийные, если для кого-то это слово слишком негативно окрашено).

Так, священные войны с абортами и беби-боксами, табаком и алкоголем смело можно относить к первой категории. Споры на эти темы вряд ли когда-нибудь закончатся, и характерны они не только для нашей страны, но и для всего мира. Чтобы в очередной раз никого не злить и не сталкивать лбами непримиримых антагонистов, оставим их за скобками этой статьи.

Куда интереснее категория вторая. Идеи этих запретов порождаются текущей повесткой, это реакция на громкие мейнстримные события, из которых очень многие сограждане пытаются делать далеко идущие выводы. По этим запретам можно даже проследить хронологию жизни целой страны в течение определенного отрезка времени.

Простой пример: вот случился скандал в 57-й московской школе, где некоторых учителей заподозрили в связях с учениками, и СКР тут же предложил Минздраву снять запрет на разглашение медиками врачебной тайны и обязать их «информировать правоохранительные органы о выявленных фактах раннего начала половой жизни подростками».

Когда в аварии на трассе Ханты-Мансийск — Тюмень погибли десять детей из юниорской команды по акробатике, детский омбудсмен Анна Кузнецова предложила запретить перевозку детей рейсовыми автобусами.

Даже последняя трагедия — крушение борта Ту-154 над Черным морем — среди прочего вызвала и такую реакцию: запретить в России полеты всех «тушек».

Все это не означает, что трагедии не требуют тщательных разбирательств и выводов. Наоборот, как раз это и означает. Но моментальный крик «Запретить!» к тщательным разбирательствам, как мы понимаем, никакого отношения не имеет.

Популизм и ценности

Именно поэтому, находясь в современном медийном поле, вы можете не сомневаться: если сегодня утром вы узнали о каком-нибудь негативном событии, то уже днем в новостях вы прочитаете заявление представителя власти, эксперта или общественного деятеля с требованием что-то запретить.

В этом, разумеется, много от популизма или от нежелания остаться в стороне от самой обсуждаемой темы. Ведь пройдет буквально пара недель, и пуб-лика уже с трудом будет вспоминать, зачем это они детей в автобусах не хотят возить. Еще проще реагировать на текущие мелочи. Допустим, раз все ловят покемонов, то нужно запретить эту ловлю в угоду тем, кого это раздражает, ведь их большинство.

И все же проблема гораздо глубже. Запреты весь этот год мы наблюдали самые разные, и наверняка большинство читателей,
изучая список, приведенный нами в начале, мысленно подчеркивали для себя то, с чем они склонны согласиться, что для них неприемлемо, а что и вовсе глупо.

Но беда любого общества, пронизанного запретами, в том и состоит, что выбираем не мы — выбирают за нас. Конфликт личных интересов с ценностной матрицей общества никуда не исчезал, и его существование нормально. Однако чем больше будет среди нас тех, кто готов запретить что-то для других, тем больше вероятность, что запретят что-то для нас самих.

И если сегодня я ликую оттого, что наконец-то курильщикам запретили курить даже в курилках, то завтра я буду беситься из-за невозможности сделать ремонт в собственной квартире: оказалось, пока я спал, был принят закон о запрете шуметь по выходным.

Андрей Савин