Как я пыталась полюбить Дон Кихота

С подружкой решили прочесть 100 книг, которые должен прочитать каждый образованный человек. Ну не все же на кухне обсуждать скучные бытовые темы: сколько кубов воды израсходовали за месяц, какое дорогое нынче тепло, как найти управу на соседей снизу, которые шумят по ночам (подруга уже дважды наряд полиции вызывала).

Первым в списке «обязательного чтения» (его легко найти в Интернете) значился роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» (1532 — 1533). Примерно на шестой главе подружка «сломалась», заявив, что если она прочтет все до конца, то понимать, в чем гений Рабле, ей придется в психушке.

Второй в списке — роман Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». История повторилась. Хотя для прочтения был взят вариант для школьников. Я честно пыталась полюбить Дон Кихота, ну хотя бы найти в нем черты характера, которые вызвали бы во мне симпатию. И не смогла. К примеру, в эпизоде посвящения Дон Кихота в рыцари большее сочувствие у меня вызвал не герой, бдевший всю ночь над оружием, а мулы, которых не смог напоить погонщик, поскольку Дон Кихот разложил свои доспехи на водопойном корыте на скотном дворе. Сочувствие вызвал и сам погонщик, которого Дон Кихот избил до полусмерти. Мальчишка, пострадавший от «доброты» Дон Кихота. Мне жаль было переломанной мельницы, которую герой принял за великана. Чего ж ломать, если не ты строил? И так до конца книги. А уж уединение героя в цветущей долине вовсе ввело меня в ступор. Чем занимался Рыцарь печального образа, оставшись там один? «История гласит, что как скоро Дон Кихот, от пояса до пят нагой и от пояса до головы одетый, покончил с прыжками и кувырканьями…» Воображение нарисовало яркую картину.

Конечно же, это примитивный взгляд на великие произведения классиков. Все они глубже, отражают эпоху, традиции, жизнь общества того или иного государства и времени. Вот только прочесть их с упоением у меня не получилось. Следующим в списке значился «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо. С ним вышло попроще: детская книжка, читается легко. А главное — отвлекает от пустых досужих разговоров на мелкие бытовые темы. Можно, конечно, найти и другое занятие. Например, научиться петь. Правда, слуха у меня нет. Или рисовать. Хотя тоже сомнительно. Еще в детстве я просила старшую сестру сделать за меня домашнее задание по рисованию. Но уйти от рутины хочется. Может быть, когда-нибудь я смогу понять гениальность «Черного квадрата» Малевича?

Татьяна Ковачева, специальный корреспондент газеты «Речь»