Вместо алкоголя — театр и стихи

Сегодня больше всего химической зависимостью страдают мужчины среднего возраста. Что включает в себя процесс реабилитации, рассказала «Речи» заведующая отделением реабилитации Вологодского областного наркодиспансера № 2 Наталия Гольдман.

— Наталия Борисовна, когда было создано отделение реабилитации и есть ли какие-то ограничения для пациентов?
— Отделение реабилитации открылось для пациентов наркологического профиля в 2001 году. На лечение поступают зависимые от алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ. Противопоказания для поступления определяет врач.

— Пациенты приходят к вам осознанно? Зачем нужна реабилитация?
— Прежде всего нужно уточнить, что по современным стандартам существуют три основных этапа лечения химической зависимости. Первый — это детоксикация, освобождение организма от токсических веществ. Во время второго этапа пациенту назначаются препараты, которые должны восстановить функции организма, нарушенные употреблением психоактивных веществ. И третий этап — это реабилитация. Без реабилитации эффективность лечения и длительность ремиссии снижается. Лечение только добровольное.

— Что включает в себя программа лечения?
— Зависимость от химических веществ — это биопсихосоциодуховная модель. И реабилитационный процесс должен воздействовать на все эти компоненты. Длительность курса составляет 54 дня. Заболевание может сопровождаться депрессией, эмоциональной неустойчивостью, тягой к алкоголю или наркотикам. При поступлении в отделение врач оценивает состояние пациента и при необходимости назначает лечение.
Психологический компонент не менее важен. Ежедневные занятия с пациентами — индивидуальные и групповые — проводят психологи.
Специалист по социальной работе помогает пациентам решить вопросы трудоустройства, восстановления документов, временной регистрации и другие проблемы.
Важен в реабилитации и духовный рост пациентов. Раз в неделю приходит представитель православной церкви, желающие могут посещать храм. Представителям других конфессий предоставляется свобода в отправлении своих обрядов. Мы также сотрудничаем с группами анонимных алкоголиков и наркоманов. Пациенты регулярно посещают тренажерный зал, театры, выставки.
Все дело в том, что для многих пациентов отдых всегда ассоциировался только с алкоголем. Был случай, когда одного пациента мы едва ли не заставили пойти в театр. Он впервые увидел театральную постановку, когда попал в отделение реабилитации, и для него это стало потрясением. Таких, как он, на самом деле очень много.

— Каким образом вы бы определили миссию своего учреждения?
— Наша задача — научить человека получать удовольствие не химическим путем. Чтобы после выписки пациенты смогли жить без алкоголя или наркотиков не потому, что это запрещено или может негативно отразиться на здоровье, а потому, что они научились жить трезвой жизнью и получать от этого удовольствие. Нужно понимать, что выздоровление само собой не наступит, необходима работа над собой. Именно поэтому пациенты ведут дневники, проводят самоанализ поступков, эмоций и чувств.

— Лечение бесплатное?
— Если человек состоит на учете, то лечение бесплатное. Платят те, кто хочет сохранить анонимность.

— Кого в настоящий момент больше среди пациентов?
— Сейчас больше мужчин и тех, кто страдает зависимостью от алкоголя. Большая часть пациентов — это люди среднего возраста.

— Зависит ли процесс реабилитации от того, какой алкоголь или наркотик употреблял человек?
— Процесс выздоровления не зависит от того, что именно пациент употреблял. У нас бывают пациенты, которые употребляли как суррогаты, так и дорогой алкоголь. Да, от суррогатов поражение внутренних органов будет тяжелее, но зависимость проявляет те же самые симптомы. Когда люди считают, что если они пьют дорогие напитки, то химическая зависимость им не грозит, они ошибаются.

— Рецидивы случаются?
— По классификации ВОЗ химическая зависимость — это неизлечимое хроническое заболевание. Да, рецидивы могут быть, но наша задача — добиться ремиссии, которая может длиться всю жизнь.

Из первых уст

Нам удалось поговорить с двумя пациентками отделения реабилитации. По понятным причинам мы не можем назвать их имена.

— Вспоминая пьянки, я понимаю, что они были ни к чему, что это потерянное время, — говорит одна из пациенток. — Осознаю, что в дальнейшем надо держаться подальше от таких людей. Сейчас мне не хочется пить. Поставь передо мной — неохота.
Другая более сдержанна в высказываниях:

— Здесь созданы тепличные условия, а что будет в реальной жизни, неизвестно. Пока слишком мало времени прошло, чтобы понять. У нас один парень ушел в поликлинику продлевать срок реабилитации: он здесь почти полтора года. Но в целом мне нравится общение на группах и занятия с психологом. У нас расписан весь день, с 7 утра до 11 вечера, свободного времени практически нет. Мы много пишем, делаем самоанализы, рисуем. После первых двух недель пациенты могут выйти в город на несколько часов в субботу и воскресенье. Существует своего рода система наказаний: за провинность учим стихи. Того, кто стих не выучил, могут лишить увольнения.

Марина Белая