В чем кроется угроза миру?

Летом этого года в Сети широко разошелся видеоролик, в котором мужчина читает стихотворение. Нет, он не корчит при этом рожи, не кривляется, а в тексте нет прибауток и ненормативной лексики. В кадре даже котиков нет. В чем же причина успеха этого видео?

Об одном стихотворении

Место действия — праздничное мероприятие партии левых в Германии. Мужчина в кадре — известный немецкий актер и режиссер Бен Беккер. А читал он «Майнст ду ди руссен воллен криг» — перевод стихотворения «Хотят ли русские войны» Евгения Евтушенко. Читал, надо сказать, так, что слезы из глаз.

Я не ставлю перед собой цель писать о том, хотят ли русские войны. Ответ на этот вопрос можно получить, еще раз перечитав Евтушенко: смею надеяться, вряд ли русские в массе своей стали относиться к войне как-то иначе. Другое дело — понять, почему многие в мире уверены, что русские хотят войны.

Влияние и сдерживание

Но сперва — внезапно — о нефти.

30 ноября страны ОПЕК и Россия договорились снизить добычу черного золота, чтобы стабилизировать стоимость нефти. Договаривались очень долго, очень сложно, а точка в переговорах была поставлена, как уверено большинство аналитиков, благодаря вмешательству российского президента. Владимир Путин лично провел переговоры с саудовским принцем Мухаммадом ибн Салманом, что, как утверждается, и предопределило исход соглашения с ОПЕК.

Верно было отмечено, что это событие стало для западных СМИ еще одним свидетельством возросшего влияния России в мире. Без Москвы стало сложно решать вопросы, и это, разумеется, много кого не устраивает.

Наряду с очевидными достижениями, России приписывается множество вещей, кажущихся просто невероятными. Оказывается, мощь «агентов Кремля» столь велика, что они способны повлиять даже на исход референдума в Британии и президентских выборов в США, не говоря о «мелочах».

В эту канву хорошо вписываются еще две новости. Первая — о недавнем принятии Европарламентом резолюции о противодействии враждебной Евросоюзу внешней пропаганде, исходящей в том числе от России, которая «стремится исказить правду, посеять сомнения, разделить Евросоюз и его североамериканских партнеров».

Вторая новость исходит как раз от «североамериканских партнеров»: Конгресс США принял закон о работе разведывательных служб в 2017 году. В нем появилось положение о создании специальной межведомственной комиссии по «противодействию скрытому влиянию России на иностранные государства». Еще одно принятое решение — ограничить военные контакты с Россией, выделив на сдерживание РФ 4,3 млрд долларов.

Последнее обстоятельство — сигнал российским сторонникам новоизбранного президента Дональда Трампа. Им дают понять, что с приходом Трампа во власть Конгресс, несмотря на то, что контролируется республиканцами, остается на прежних позициях. И что бы ни пытался осуществить «Большой Дональд» во внешней политике, палки в колеса ему будут вставлять даже однопартийцы. А меньше всего они горят желанием сближаться с Россией.

Право на мнение

«Страна, которая три раза подвергалась западным нашествиям (1812, 1914 и 1941 год), а во время последнего была разорена и потеряла 25 миллионов своих граждан, видимо, имеет право оглядываться на историю? Для Дании потребовалось 100 лет, чтобы освободиться от синдрома 1864 года, так почему же Россия должна вести себя иначе?»

«Синдром 1864 года» — это последствия австро-прусско-датской войны, в результате которой Дании пришлось отказаться от герцогств Лауэнбург, Шлезвиг и Гольштейн. Автор цитаты — датский журналист Ларс Эренсверд, один из немногих в Европе, кто размышляет об ошибках, допущенных в отношениях с восточным соседом.

«Я не защищаю Россию, меня не беспокоит ни Путин, ни русские, и я считаю, что российская общественная система мало привлекательна», — предупреждает он. И тем не менее призывает прекратить демонизацию России и русофобскую истерику.

Для нас автор не говорит ничего принципиально нового: нельзя практиковать политику изоляции, нельзя педалировать гонку вооружений, нельзя отказывать России в праве на самоопределение в современном мире. Но я знаю, сколь непопулярна такая логика на фоне мейнстримной антироссийской линии большинства тамошних СМИ. Автору приходится объяснять, что у Запада нет оснований относиться к нашей стране как к маленькому государству, но «тем не менее так к ней и относились».

«Предсказания о скором нападении России на Европу не требуют длинных заголовков, — пишет Эренсверд. — Довольно странно, что заявления об экзистенциальной угрозе стоят где-то в глубине газет. Ясно, что в действительности никто не верит утверждениям о русском нападении».

Не война, но о войне

Что же так страшит Запад? Отсутствие у нас тяги к постижению их ценностей? Что ж, глядя на методы, коими насаждаются эти ценности по всему миру, в этом нет ничего удивительного. И нет никакой загадки в том, почему Россия пугает часть европейцев (уж не знаю, большую или меньшую).

Если мы честно посмотрим на себя, нам станет очевидно, что мы живем в пределах европейской цивилизации. Но у нас есть сильные особенности, которые выделяют нас на общем фоне. В глазах европейцев мы «как бы европейцы», но какие-то пасмурные и непостижимые. Со своим мнением. Даже наша кириллическая азбука такова: часть букв им понятна, а все эти «Ж», «Щ» и «Ю» вгоняют в ступор.

И думаю, не требует объяснений, почему Бен Беккер после чтения «Майнст ду ди руссен воллен криг» сорвал овации. Многих вещей о нас современные европейцы/американцы просто не знают, а войны хотят только клинические идиоты. Что у нас, что у них.

Андрей Савин