Нержавеющий двигатель Леонида Лаврова

Премьеру постановки «Он, Она и Слон» (12+) Леонид Лавров сыграет сегодня, а завтра повторит — в день своего 60-летия. Спектакль представляет собой разговор по душам со зрителем. Постановки и концерты с участием юбиляра идут на разных сценах города.

Череповецкая культура давно и крепко ассоциируется у жителей города с именем Леонида Лаврова. Филолог по образованию, театрал по увлечению и новатор по складу личности, он дважды становился начальником городского управления культуры, считаясь самым стильным и элегантным чиновником череповецкой мэрии, стоял во главе одного из первых в Череповце современных кинотеатров и вернул зрителей в кино, был школьным учителем и бизнесменом, а ныне руководит Камерным театром, единственной профессиональной труппой города. «Вернулся домой», — утверждает Леонид Лавров.

Между футболом и театром

Леонид Лавров — коренной череповчанин, родился в рабочей семье. С детства был шустрым и неугомонным, но неуемную энергию, во многом благодаря родителям, направлял в нужное русло.

— Я был везде — и в общественной жизни, и во дворе с футбольным мячом, и с книгой, и в театре, — рассказывает он. — Кстати, первая карьера, которая мне мечталась, была футбольная. Я сначала играл вратарем, а потом резко перешел в нападающие. Получалось и там, и тут.

Потом с головой ушел в театр. Впервые на подмостки вышел в ранних классах. Читал стихи, участвовал в литературно-музыкальных композициях и театральных постановках.

— В восьмом классе в мою жизнь пришел народный театр, возглавляемый Юрием Николаевичем Пасынковым, и встреча с этим человеком очень многое предопределила в моей жизни, — уверен Леонид Лавров. — Еще учась в школе, я стал помощником режиссера, и театр навсегда вошел в мою жизнь.

Из-за этого увлечения пошел в филологи, потому что литература и театр всегда шли рядом. Выбирал между историческим, сценографическим и филологическим образованием.

— Пошел на филолога еще и потому, что следил за дискуссией, которая тогда велась, на тему, каким должен быть учитель, — вспоминает он. — Мне казалось, что я знаю каким. Не строгим наставником с указкой, которого боятся ученики, а собеседником, старшим товарищем. Свои воззрения пронес через учебу в институте и, насколько возможно, воплотил в школе. Проводил уроки в форме сказки, придумывал истории, изобретал неординарные формы преподавания. Например, весь урок рисовал с учениками дождь. Да не просто дождь, а грустный дождь.

Гуляй, город

Говорят, в одну и ту же воду нельзя войти дважды, а у Леонида Лаврова получилось. Дважды его назначали на пост начальника управления культуры, и дважды он писал заявление об уходе. Всякий раз по разным причинам. В последний раз это произошло в мае 2015 года после несчастного случая, который произошел при монтаже экспонатов музея под открытым небом в парке Победы.

Прямой вины Леонида Лаврова не было, но он без длительных раздумий написал заявление об уходе по собственному желанию. «Жаль, на своем месте был человек», — отреагировали соцсети и интернет-форумы. Впрочем, известность Лаврова не пострадала от ухода с поста начальника, а еще раньше из телеведущих. Его и сегодня знают все.

— Мой первый приход на пост начальника хотя и оборвался неожиданно, получился логически завершенным, — рассказывает Леонид Лавров. — Но все эти годы я ощущал, что не до конца реализовал себя в этом деле. Я сам себе напоминал мощный автомобиль, который стоит в гараже и лишь время от времени выезжает на улицу, чтобы вновь почувствовать, что ходовые качества никуда не подевались и двигатель не заржавел. Я вернулся, потому что понимал, что могу делать большее, чем делал. В эти годы мне удалось посмотреть на сферу культуры с другой стороны, в том числе с самого низу. Я ведь всегда был где-то рядом. Занимался с актерами, был продюсером, сотрудничал с ночными клубами, ставил шоу, поработал на радио и телевидении. Все это дало мне грандиозный опыт. Я узнал, что культура способна зарабатывать деньги, при этом ей не обязательно опускаться до пещерного уровня.

После его второго ухода нереализованными остались множество планов. Впрочем, и воплощенное впечатляет. При Леониде Лаврове День города в Череповце стали отмечать на Советском проспекте, для чего главная улица ежегодно перекрывается для движения транспорта и становится пешеходной. Мало того, Лавров подарил городу еще один день рождения, летний, который празднуется не менее широко (с фестивалем оркестров и парадом театров), чем осенний.

При Лаврове культура перестала уходить в летнюю спячку, а напротив, активизировалась в теплый сезон, особенно на городских улицах. «Мертвого сезона в Череповце больше нет», — провозгласил Леонид Лавров в одном из интервью, и с ним соглашались десятки тысяч горожан, которые посещали мероприятия. Из парков удалось изгнать пьяных и выпивающих, одновременно насытив эти уголки природы интересными событиями, и они зажили иной жизнью.

А осень… При Лаврове это время года ассоциировалось с театром: в городе проходило несколько театральных фестивалей (в том числе единственный в России фестиваль литературного театра), съезжались на гастроли труппы из других городов, да и местные коллективы старались приурочить премьеры к октябрю или ноябрю.

В результате горожане могли видеть новые постановки еженедельно. И что интересно, осенняя посещаемость спектаклей не падала, а возрастала.

Для многих имя Леонида Лаврова ассоциируется с кино. Ведь именно он возглавил один из первых в Череповце кинотеатров, построенных по международным стандартам, и вернул горожан в кино, когда эта разновидность времяпрепровождения казалась чем-то архаичным. Леонид Лавров стал первым ведущим первой телепрограммы про кино на городском телеканале и увлекательно рассказывал землякам о кинопремьерах.

Возвращение в театр произошло полтора года назад.

— Театр — это моя стихия, — сказал он, заступив на должность директора Камерного театра. — Я возвращаюсь к любимому делу, которому отдал много лет и которое безумно люблю. Мне кажется, театр должен быть центром культурной и общественной жизни любого города. Я верю в то, что у нас может возникнуть традиция, когда театр ассоциируется с престижем и элитностью, как было в XIX веке.

Сергей Виноградов