Лошадиный бизнес: не в коня корм

Газета «Речь» предлагает вашему вниманию еще один материал о сильных духом жителях нашего города (и снова это будут женщины), которые из любви к лошадям способны на многое. Сегодня расскажем об элитной конюшне и разведении лошадей под Череповцом.

Лошадиные «пять звезд»

Все череповецкие владельцы лошадей говорят, что самая лучшая в округе конюшня находится в районе деревни Борисово, и многие жалеют, что она им не по карману. Газета «Речь» не могла не встретиться с создателем «элитного жилья» для лошадей Ольгой Давыденко и не посмотреть, как должны содержаться одни из самых дорогих домашних животных.

— Мы попытались, насколько смогли, создать лучшие условия для лошадей и их хозяев, — проводит нас в конюшню Ольга Александровна.

Она очень немногословна, говоря о том, как пришла к созданию этой конюшни. Давыденко долгое время жила в Москве, возможности иметь там лошадь не было, но с детства хотелось. «Затем появилась такая возможность. Мы пришли к тому, что смогли построить конюшню, чтобы наслаждаться общением с этими животными». На достигнутом хозяйка останавливаться не хочет и в дальнейшем планирует расширять и развивать начатое дело.

Конюшня открылась в марте 2015 года, все здесь сияет новизной и аккуратностью. В денниках стены и перегородки отделаны натуральными материалами, на глянцевом потолке энергосберегающие лампы, имеется множество чистых, светлых и отапливаемых подсобных помещений для нужд лошадей и конников. Ольга Давыденко говорит, что всего лишь создала конюшню, соответствующую современным стандартам.

Ежемесячная плата за содержание лошади здесь, разумеется, выше, чем в старых денниках на ипподроме. Подопечных кормят конюхи три раза в день овсом и отрубями, четыре-пять раз в день дают сено, докупать свои корма хозяевам уже не требуется. Вода поступает по трубопроводу, в каждом деннике автоматическая поилка. Пол для лошадей посыпается свежими опилками, в денниках животным есть где развернуться. В конюшне заботятся о том, чтобы она регулярно проветривалась. Отопление к лошадям не проведено, но это, как уверяют специалисты, и не нужно: эти животные сами как печки, и собственного тепла им достаточно. Как минимум раз в день берейтор, если не пришел хозяин, тренирует лошадь в манеже или на открытом грунте — в зависимости от погоды и сезона. Левады две — малая и большая. Если во время прогулки или тренировки лошадь сильно испачкалась, есть специальные помывочные. В помещении, где хранятся седла, проведено отопление, чтобы влажность и холод не повредили капризный материал и не испортили форму седла. Имеются также теплые комнаты для сушки одежды, для того, чтобы отдохнуть и выпить чаю, у каждого свой шкафчик в раздевалке. Конюшня круглые сутки находится под охраной. В любое время приезжает по вызову ветеринар.

Услугами подобной конюшни пользуются в основном те, кто занимается конным спортом и имеет серьезных и дорогих лошадей, на которых можно добиваться высоких результатов и которые требуют особого внимания и ухода. Но приводят сюда и коней попроще, которые участвуют в соревнованиях местного уровня. Словом, лошади здесь любые: от коренных череповчан до чистокровных немцев.

— Каждый покупает лошадь, которая ему нравится, в зависимости от средств и целей. Одно дело найти лошадь, чтобы просто кататься на ней раз в неделю, другое — стартовать на ней в определенных разновидностях спорта (одни лошади больше подходят для выездки, другие для конкура), — объясняет Ольга Давыденко. — Не обязательно искать лошадь за границей, важно, чтобы ее телосложение, порода, способность двигаться соответствовали вашим задачам. А стоят лошади от 20 тысяч рублей до нескольких миллионов долларов.

В частной конюшне впечатляет просторный и светлый манеж с очень высоким потолком. В манеже используется специальный грунт — смесь песка, фибры, доломитовой муки. Поверхность периодически поливают, чтобы не было пыли, которая вредна лошадям, ведь если лошадь кашляет, работать с ней нельзя.

— У нас здесь нет чужих людей, — говорит Ольга Давыденко о тех, кто приходит на ее конюшню. — Коллектив сложившийся — все вместе, держатся друг за друга. Надо, например, денники покрасить — берут кисти и красят. Все друг другу помогают, могут подмести и убрать за другого человека. Никогда здесь нет суеты, многолюдия, грязи — люди приходят отдыхать, заниматься с лошадьми.

Конь для исполнения мечты

Мы поговорили с владельцами одного из постояльцев этого лошадиного отеля — с Надеждой Цыганковой и ее 20-летней дочерью Любой. Здесь содержится их чистокровный ганноверский мерин, которого купили еще жеребенком, ощутив потом на себе эмоционально и физически все прелести самостоятельного воспитания спортивного коня.

— Пока его заезжали, я чуть ли не через день с него падала — так бывает с молодыми лошадьми, а у нашего оказался еще и очень сложный характер, — рассказывает Любовь. — Но обошлось — серьезных травм у меня не было. С ним важно быть ласковой, на грубость он отреагирует так же, а если не сразу понимает команду, нужно проявлять настойчивость, объяснять.

Коня пришлось даже переименовать: по мнению хозяев, первоначальная кличка Тореадор накладывала сильный отпечаток на его нрав, а получив имя Тотал Виктори (Тори), конь стал поспокойнее.

Лошади ганноверской породы стоят от 350 тысяч до нескольких миллионов рублей. Содержание Тори обходится примерно в 20 — 25 тысяч в месяц: кроме постоя сюда входят услуги ветеринара, средства по уходу за лошадью (кремов у коней едва ли не больше, чем у женщин), снаряжение (а любимому коню стараются покупать брендовое) и многое другое. В более простую конюшню его отдавать боятся: «Там можно ноги поломать, животные кашляют». А здесь хозяева знают, что коня напоят, накормят и выгуляют, им остается только тренироваться. Тори — уже не первая лошадь Любы. Занимается она с детства и выполнила первый юношеский разряд на кобыле Диаспоре, но, чтобы развиваться в спорте дальше, нужна была более способная лошадь. Девушка, как и многие конники, мечтает о Большом призе, но до этого предстоит еще очень много работы над собой и лошадью и соревнования разных уровней.

Кстати, своего ретивого скакуна Надежда и Любовь приобрели недалеко от Череповца — в поселке Климовское. Узнав, что там разводят породистых лошадей, мы отправились на очередной репортаж.

Бизнес не ради денег

Сегодня тот, кто хочет побед в конном спорте и может позволить себе такие траты, старается покупать именно немецких представителей зарекомендовавших себя пород. По этой причине найти в округе Череповца заводчиков лошадей оказалось крайне сложной задачей. Как таковым разведением на наших землях заниматься перестали, жеребят рождается немного, и огромного поголовья никто сейчас у себя не держит, а ведь еще несколько лет назад все было иначе.

Мы приехали в деревню Поповское (Климовское поселение), где в старых кирпичных зданиях располагается личное подсобное хозяйство «Грация» Светланы Преснецовой и ее мамы Нины Кузнецовой. Уже четыре года как семья приостановила разведение лошадей, но в будущее женщины смотрят с оптимизмом, несколько породистых особей оставили и еще надеются возобновить свое дело, тем более что выросшие здесь спортивные лошади (ганноверские, тракененские), купленные потом мастерами спорта из Москвы, Финляндии, Германии, становились чемпионами.

— На лошадей наших спрос есть, но мы всех не продаем, потому что мало осталось от нашего поголовья, которое раньше насчитывало до двухсот голов. У нас было две конюшни. Это были не частные лошади, они принадлежали климовской птицефабрике, и моя мама, зоотехник, занималась разведением, выводила породу. После того как птицефабрика разорилась, мы с мамой выкупили одну конюшню, с манежем и двадцатью пятью лошадьми, разводили их, продавали, — вспоминает Светлана Преснецова. — Завели еще коровушек, коз, потому что на лошадях денег много не заработаешь, это больше хобби.

7 000 рублей в месяц уходит только на питание одной лошади, а чтобы вырастить и продать ее, нужно семь-восемь лет. Чтобы получить за лошадь крупную сумму, нужно участвовать в стартах, каждый такой старт в Москве обходится примерно в 100 тысяч рублей. Вот и выходит, что продажа лошади не окупает вложений в нее. Жители столицы, где за постой теперь нужно платить от 25 тыс. рублей в месяц, жеребятами интересоваться перестали, что сказалось и на разведении в Климовском.

Наши заводчики уверены, что, купив породистого коня в России за 300 тысяч рублей и в Германии за несколько миллионов, человек не увидит большой разницы. Тем более что из-за границы в Россию нередко сплавляют брак.

Светлана Преснецова с гордостью показывает нам редкие экземпляры — кудрявых лошадок забайкальской породы: «В ближайших городах их по пальцам можно пересчитать. У меня они из Читы, там они гуляют дикими табунами, потом их вылавливают и приручают». Сейчас эти плюшевые лошадки катают детей и подростков, добрый характер и небольшой рост (примерно 1,5 м в холке) располагают к общению с детьми.

В «Грации» особый подход к воспитанию и содержанию лошадей. Ни у кого ребра не торчат, никто не бросает на людей просящих голодных взглядов. И как ни странно, из их рациона исключили специализированные корма. «Лошадь от природы ест либо овес, либо сено, либо свежую траву. В кормах, где содержатся химические добавки, ничего полезного нет. А спортивным лошадям для выработки энергии достаточно овса, от кормов же они, наоборот, становятся вялыми», — объясняет Светлана Николаевна. Лошадь в среднем живет 25 — 30 лет, но Преснецова вспоминает своего жеребца-производителя, который на натуральной пище прожил 38 лет. Девушка не знает случаев, когда ей приходилось бы лечить своих лошадей: сквозняков нет, сами засеивают арендуемые ими поля и заготавливают сено, поля чистят, чтобы лошадь не получила травму.

Для тренировки коней есть огромный крытый манеж и тренировочное поле с высокими препятствиями, дорожки для бега. И что интересно: препятствия в поле стоят, но молодых лошадей насильно через них прыгать не заставляют — они учатся сами по себе, на свободе, а уже потом садится в седло человек. Своих лошадей заводчицы не отдают тренерам, тем более что Светлана Преснецова и Нина Кузнецова сами достигали высоких результатов в конном спорте и являются тренерами по выездке и конкуру.

— Я выезжаю лошадей по немецкой системе, которой обучалась на стажировках. Мы не дергаем лошадей за рот, баланс достигается движением корпуса и взаимопониманием между лошадью и ездоком. Все начинается с доверия лошади к человеку, — объясняет Светлана Николаевна.

Мы удивляемся, как спокойно ведет себя спортивный жеребец с нами, незнакомыми людьми, как аккуратно берет яблоки с ладоней и доверчиво просит почесать ему нос. Лошади воспитаны так, что не вызывают страха.

Сейчас конюшня этой семьи популярна своей инфраструктурой и услугами у череповецких владельцев лошадей. Конный спорт становится все больше востребован, а вот разведение — и это происходит по всей стране — затухает. Но заводчики верят, что местный натуральный продукт еще вернет к себе доверие, которое всегда оправдывал.

Юлия Бочкарева