Сто шестнадцать дней войны

За окном сугробы, а у моего собеседника загорелое лицо. Только загар не курортный. Александр Коцюба, череповчанин, в прошлом корреспондент ГТРК «Вологда», ныне работает на телеканале «Россия» в Москве и на днях вернулся из воюющей Сирии.

Те, кто смотрит новости на федеральном канале, могли видеть Александра — как он, порой рискуя жизнью, делал репортажи из Сирии. В начале нашего разговора он сказал мне, что, хотя его и называют героем, сам себя он таковым не считает — просто выполнял свою работу.

Когда Александр собирался в командировку в Сирию, руководство обещало, что через два месяца их съемочную группу сменят. Но в итоге Александр и его оператор провели в горячей точке почти четыре месяца — 116 дней, с 28 июля до 20 ноября.

Прибыв в Сирию, российские журналисты отправились на вертолете в разрушенный боевиками Алеппо. Приземлились в районе города, дальше поехали на машине. И тут, как вспоминает Александр, метров за пятьсот до въезда в город перед ними разорвалась мина. Было принято решение срочно перевезти людей в более безопасное место, потому что начался обстрел и в течение двух часов шел бой. Вот такое боевое крещение принял Александр.

— Конечно, всегда вспоминаются первые дни, — рассказывает Александр. — Поселили нас в полуразрушенную гостиницу, где с девятнадцатого этажа хорошо просматривается весь город. Постоянно слышны разрывы снарядов, самодельных ракет, которые боевики делают из пустых газовых баллонов, наполняя их железками и гвоздями. Иногда такой снаряд может пролететь 800 метров. Боевики выползают из укрытий, стреляют по цели и опять скрываются. У них подземные ходы прорыты. И в основном они использовали для этих работ мирных жителей, превращая их в своих рабов, а потом безжалостно с ними расправлялись. Город разделен на две части: с одной стороны боевики, с другой — правительственные войска. Сказать, что город полностью разрушен, не могу, в центре все более-менее спокойно, дети учатся, базар работает. А вот на окраинах настоящие бои. Конечно, нам было очень тяжело, потому что мы постоянно ходили в бронежилетах, да у нас еще была своя аппаратура, а на улице жара страшная. И вот в таких условиях мы и делали репортажи: утром снимаем, вечером, а иногда и ночью посылаем в редакцию. С нами постоянно была охрана — два бойца национальной гвардии, Фади и Абус Ахмет. Благодаря им мы ездили на самые передовые точки. Что было самое страшное? Мы постоянно чувствовали, что за нами, за нашей машиной, нашими передвижениями ведется наблюдение. Мы никогда не видели снайперов, зато они видели нас. И требовалось быть осторожным, так что армейская закалка мне пригодилась… Мы наблюдали жизнь мирных людей в осаженном городе. Надо было видеть, как ребятишки к нам шли, благодарили, когда местным жителям раздавали прибывающую гуманитарную помощь. Именно наша съемочная группа телеканала «Россия» первой среди всех аккредитованных журналистов сделала репортаж об открытии гуманитарного коридора в районе Салах ад-Дин (густонаселенный район Алеппо). Добирались ночью, потому что боевики были очень настроены на то, чтобы самим вырваться из города. Даже сейчас страшно вспоминать: снимаем, нас обстреливают, воздух пропитан запахом пороха, а надо сделать материал и отправить его в редакцию. Вместе с нами работали и иностранные журналисты в рамках миссии ООН, но я никогда не видел, чтобы они ездили на передовую. Так, из укрытия снимут что-то и под флагами миссии улетают. Мы же работали в гуще событий. Конечно, было больно видеть, как погибали дети… Всегда, когда ребятишки к нам прибегали, старались угостить их чем-то вкусным. Ведь многие там живут очень бедно. И надежда у многих только на нашу страну.

Лишений и трудностей хватало и журналистам, они тоже жили в тяжелых бытовых условиях. Но надо было выполнять свою работу, и они с ней справлялись. Александр, как и его коллеги с других каналов, скучал по родине и, чтобы как-то отвлечься, писал стихи. Вот это, о Вологодчине, он написал в подвале, когда гремела канонада:

Душа моя, Вологодчина,
Дивный край
    северных фей.
Вот изба стоит у обочины,
А в саду голосит соловей…
И сорвать бы рубаху
    да в полюшко,
Телом белым
    укутаться в лен
Да парным молоком
    залить горюшко
Под тягучую песню
    про клен…

Это лишь часть большого стихотворения о нашем крае, которое Александр написал в своей сирийской командировке. Сейчас он дома, навестил близких и родных — и готов опять на передовую. Но пусть продлится его отдых: лучше разгребать на даче снег да ходить на рыбалку… Уже в конце нашей беседы Александр поделился планами приступить к написанию книги. Я слушал и думал:«Как хорошо, что человек сумел даже на войне сохранить в себе доброту и любовь». И это главное.

Сергей Рычков