35media.ru

«Ты не один»: пять лет в поисках потеряшек

Не проходит и недели, чтобы в Интернете не появились ориентировки на пропавших череповчан либо призывы выйти на поиски потеряшек. Как создавался поисково-спасательный отряд «Ты не один» и чем он живет сейчас, рассказала член отряда Татьяна Соминина.

— Татьяна, с чего начинался ваш отряд?
— Поисково-спасательный отряд «Ты не один» ведет отсчет времени своей деятельности с ноября 2011 года, когда пропала Светлана Филюк. Именно тогда первые волонтеры начинают распространять информацию в Интернете, создавать группу, призывать людей помочь в поиске. Желающих было много — друзья, знакомые пропавшей девушки и просто неравнодушные люди. Позже мы стали смотреть, есть ли что-либо подобное в других регионах, и узнали о всероссийской организации «Поиск пропавших детей». Они помогли нам создать отряд, делились опытом. Официальная дата основания нашего отряда — 2 октября 2012 года.

— Почему вы приняли решение стать волонтером?
— В тот момент, когда пропала Филюк, мой ребенок еще был мал, и я сама в поисках не участвовала, но распространяла информацию в сети и в целом следила за ситуацией. А когда отряд сформировался, то просто к нему примкнула. Наверное, это была чисто гражданская ответственность: мне было жаль родителей пропавшей девочки, я переживала за своего ребенка. Так как я плохо ориентируюсь на местности, то не участвую в поисках. Сейчас я разрабатываю проекты по предотвращению несчастных случаев с детьми, организую флешмобы, работаю в тесном контакте с полицией. Это дело занимает все свободное время, но сейчас я нахожусь в декретном отпуске.

— Как строится поисковая работа?
— Мы начинаем свою работу после того, как подано заявление в полицию. Если пропал ребенок — сразу. В нашей группе в социальной сети «ВКонтакте» размещается ориентировка. Сотрудники полиции очерчивают фронт наших работ: только распространение ориентировок, проверка данных или полевые поиски. Например, когда пропала Елена Комягина, волонтеры отряда не только участвовали в масштабных поисках, но и помогали полиции, просматривая записи камер видеонаблюдения.
В общей сложности мы просмотрели порядка двух терабайт. Если есть подозрение, что человек уехал в другую область, то мы посылаем ориентировку в дружественные отряды. Был случай, когда потеряшку нашли в другой области только благодаря репостам. Хочу еще раз подчеркнуть, что без ведома полиции мы ничего не делаем.

— Каким образом проходит отбор волонтеров?
— Желающие присоединиться к отряду заполняют анкету. У нас есть одно ограничение — к полевым поискам допускаются лица старше 18 лет: во время поисков существует доля опасности, и человек должен быть совершеннолетним, отвечать за свои поступки. Несомненным плюсом будет наличие определенных умений, например навыков оказания первой медицинской помощи. Кроме того, существует негласный кодекс волонтера — он должен следовать определенным правилам: например, не распространять информацию, если это запрещает полиция. Из-за этого, кстати, много негатива в нашей группе: очень многие хотят узнать, где находился найденный потеряшка все время поисков. Но мы должны понимать, что существует тайна следствия и есть моральные причины, по которым нельзя разглашать информацию. Зачастую родственники найденного человека не желают говорить об этом. Плюс человек, желающий стать волонтером, должен понимать, что все проводится на добровольных началах: транспортные расходы на выезд в места поисков оплачивает сам волонтер. Поэтому людей, которые реально готовы помогать, мало. Сегодня в списке отряда около 150 человек, из них активных — 20.

— Волонтер должен обладать какими-то определенными чертами характера? Например, быть психологом?
— Если волонтер только распространяет информацию или расклеивает ориентировки, то никаких особых данных не нужно. Если волонтер дежурит на круглосуточной горячей линии, то он должен быть как минимум вежливым. Надо понимать, что родственники, чьи близкие пропали, могут быть близки к панике, поэтому следует объяснить человеку, что нужно успокоиться, что есть случаи, когда потеряшку находили живым и здоровым даже по истечении длительного периода времени. Часто мы просим родственников рассказать о пропавшем человеке, его круге общения. Но это наживное, опыт приходит со временем. Помню, когда я первый раз дежурила на горячей линии, то у меня тряслись руки. Главное — следовать определенному алгоритму.

— Существует ли какое-то обучение для новых членов отряда?
— Раз в год мы читаем курс лекций, так называемый базовый комплекс: это поиск на местности, умение пользоваться компасом и читать карты, оказывать первую медицинскую помощь. 25 мая, когда отмечается Международный день пропавших детей, в Ярославле проходит слет волонтеров. Программа мероприятий довольно обширная, в них участвуют сотрудники МЧС, делятся своим опытом. Поэтому мы советуем волонтерам обязательно там побывать. В этом году наши сотрудники МЧС также провели учения совместно с нами.

— По каким причинам вы можете отказать человеку, желающему стать волонтером?
— Смотрим на внешний вид человека: если он пришел пьяным, то, естественно, получит отказ. Некоторые приходят и сразу требуют, чтобы мы предоставили им всю информацию, иначе они не будут участвовать в поисках. Другие в поле отказываются слушать, что говорят старшие координаторы, в результате могут своими действиями подвергать опасности как свою жизнь, так и жизнь других волонтеров. Но чаще всего люди отпадают сами, понимают, что не потянут.

— Есть ли у вас дежурный отряд, всегда готовый выехать на поиски, и кто работает на горячей линии?
— Костяк отряда — это порядка 20 человек, из них человек шесть стабильно готовы выехать на поиски. Но нужно понимать, что поиски проводятся либо в выходные, либо вечером в будни. Сейчас, когда световой день короткий, поиски вечерами проводить нет смысла. На горячей линии дежурят шесть человек, по две недели каждый. Раньше один человек координировал горячую линию в течение года, но мы поняли, что это тяжело и морально, и физически: линия работает круглосуточно, звонков бывает очень много.

— Зачастую в комментариях под размещенной в Сети ориентировкой можно увидеть сообщение, в котором подросток пишет, что не стоит его искать. Как вы действуете в таких ситуациях?
— В основном подростки уходят из дома сами из-за недопонимания с родителями, отсутствия контроля. В таких случаях мы передаем информацию в полицию, сотрудники могут определить, чья это страница, с которой было отправлено сообщение. Мы тоже связываемся с потеряшками, пытаемся выяснить, в чем проблема, можем ли мы чем-то помочь. Но ориентировка снимается, только когда полиция закрывает дело. Бывает, что после того, как подросток нашелся, заявление о его пропаже поступает снова буквально через несколько дней. Многие горожане пишут, что не стоит его искать, мол, нагуляется и вернется, забывая, что, пока ребенок на улице, с ним может произойти все что угодно. Если ребенок периодически уходит из дома, значит, здесь требуется психологическая помощь.

— Как относятся ваши родственники к вашему участию в отряде? Что дало волонтерство вам лично?
— Первый вопрос, когда я только вступила в отряд, был: зачем тебе это надо? Родители поддерживают мое увлечение, муж пытается мириться: все-таки из-за волонтерства я уделяю меньше времени семье. Благодаря отряду я приобрела много новых друзей. Я начала смотреть на вещи по-другому. Раньше я считала, что если у меня все хорошо, то остальное неважно, относилась ко многому проще. Теперь пытаюсь обезопасить себя и родных: например, всегда говорю родителям, которые любят ходить в лес, о том, что нужно взять с собой телефон, компас, запас еды и воды.

— Каковы дальнейшие планы отряда?
— Миссия отряда не только поиск, но и активная деятельность по профилактике пропажи и ухода несовершеннолетних. Сегодня мы разрабатываем новый проект — кукольный театр детской безопасности «Будь умным». Это спектакль, в котором куклы олицетворяют людей, проигрываются жизненные ситуации, варианты конфликтов между сверстниками, детьми и родителями, а также наиболее безболезненные пути их решения. Также мы пытаемся наладить взаимодействие с городскими властями для совместного осуществления программ детской безопасности и решения проблем детских уходов из семьи.

Марина Белая