Не осилил: много букв!

Многие еще с детства замечают эту досадную закономерность: чем еда вкуснее, тем она вреднее. И многие процессы и события в нашей жизни чем важнее, тем скучнее. А что-то гиперважное и вовсе проходит мимо. Можно ли усилием воли возбудить интерес к скучному?

Бюджет и диалог

Все последнее время внимательно следил за процедурой прохождения через парламент проекта российского бюджета, но пока обсуждать параметры казны рано: депутаты Госдумы, принявшие проект в первом чтении, намерены сильно потрепать правительство ко второму чтению, и в результате цифры в документе могут сильно измениться.

Пока же привлек сам ход обсуждения. Выясняется, Минфин не угодил никому. Одни (в лице главы Счетной палаты Татьяны Голиковой) недовольны излишним оптимизмом ведомства, ибо базовый сценарий, исходящий из среднегодовой стоимости нефти 40 долларов за баррель, не предполагает путей выхода из стрессовой ситуации, если нефть подешевеет, например, до 25 долларов.

Другие (представители Общественной палаты), напротив, упрекают Минфин в пессимистических ожиданиях и в намерении подстраховаться, сократив расходы на развитие экономики и социально значимые госпрограммы.

Спор о том, пуст стакан наполовину или полон, стар как мир, но этот спор хотя бы есть. Один из политологов в своей статье заметил, насколько бурно в этот раз проходит обсуждение бюджета, говоря о том, что между ветвями власти, равно как между властью и обществом, появляется диалог. И немедленно собрал кучу гневных комментариев в духе «что бы они там ни обсуждали, все это имитация бурной деятельности», «какой еще, к чертям, диалог», «прозаседались» и «пустая трата времени».
Очень, очень распространенный взгляд на заседания. И на диалог. И отношение к тому и другому такое саркастичное, что комментатор сам собою горд.

На суд зрителя

А ведь есть темы куда более интересные.

Споры последних дней (до хрипоты и взаимных оскорблений, разумеется) о самоубийстве подростков в Псковской области, об аресте министра Улюкаева и о том, хорошо или плохо слово «россияне», сами по себе естественны и неизбежны.
Но если, как в крайне сложной и неоднозначной истории с подростками, стрелявшими в полицейских и покончившими с собой, на очень высоком уровне делается глубокомысленный вывод о вреде компьютерных «стрелялок», возникают сомнения в нужности таких споров.

Никому не придет в голову честно признаться, что он не готов судить и рядить, потому что не владеет информацией, потому что даже обнародованные обстоятельства зачастую противоречивы, потому что, в конце концов, углубление в тему потребует чтения множества букв, а к этому он тоже не готов. Но тема, повторюсь, интересная, особо сложной не кажется, а потому и радикальное суждение имеется. Не то что этот ваш проект бюджета.

И вот теперь снова к заседаниям. По специфике своей работы я посетил немало заседаний. О, сколько их было проведено для галочки, сколько их было бессмысленных и беспощадных! Но попадались и важные, и полезные, и это вовсе не означало, что они лишались своего ореола нудности. И там и там множество заумных слов говорят мужики в пиджаках, и даже если кто-то придет в свитере, ситуацию это не исправит. Не изменится она и в том случае, если ты не слушаешь, о чем идет речь, и не следишь, к чему вообще все идет.

«Не осилил» и «много букв» — воистину лозунги нынешнего времени не только для молодежи, но и для тех, кто еще лет десять назад все осиливал и обилие букв за зло не считал. Я не знаю, плохо это или хорошо. Это так.

Мой и ваш земляк, журналист и сценарист Александр Молчанов отразил в своем блоге замечательное наблюдение после последнего посещения родной Сямжи: «Там бесплатный вайфай можно было поймать, просто идя по улице. Главное, смотреть под ноги — а то можно вступить в навоз».

Что-то в этом мире стремительно меняется, а что-то тоскливо остается, и от того, замечаешь ты это или нет, зависит, поверьте, многое.

Сегодня любой школьник знает, что мы — это общество потребления. Вот такая с нами случилась эволюция, что мы уже не можем без вайфая и должны наконец решить, стоит ли заменить успевший безнадежно устареть подшивной потолок с точечными светильниками на глянцевый натяжной со светодиодной подсветкой по периметру.

И в этом смысле семейный бюджет важнее, чем государственный. И в этом смысле человек был таким всегда — что его винить? Но все же есть люди, которым есть дело не только до потолка в своей спальне, но и до стен в подъезде, до тротуаров на улице. Здесь я подкину еще одну идеальную для споров тему.

Кто решает?

В Самаре группа активных горожан, пожелавших взять от жизни больше, чем вечное движение между работой, домашним телевизором и торговым центром, решила самостоятельно восстанавливать дома в историческом центре.

Без капремонтов, без бюрократии — просто подновили фасады нескольких зданий, затратив на это чуть более миллиона волонтерских рублей. Любой чиновник вам скажет, что это невозможно, и будет отчасти прав, ведь он живет в своем измерении: нужен проект, тендер, договор и средства в бюджете, которых вечно нет. Какой там миллион — десятки, сотни миллионов!

Кто-то похвалит активистов и утонет в негодовании по поводу бездействия властей. Кто-то скажет, что обычные граждане не должны выполнять работу за чиновника — за что тот бюджетные деньги получает? Мы не хотим знать о существующих в России проблемах формирования муниципальных бюджетов, оставляющих города и поселки без средств на серьезное развитие. Это не наше дело. Наше дело заплатить налоги — и требовать.

Никого защищать не буду. У нас есть, с одной стороны, переведенные на понятный человеческий язык проекты бюджетов всех уровней («Открытый бюджет» или «Бюджет для граждан» — названия бывают разные), которые должны размещаться в открытом доступе и защищаться на публичных слушаниях. Но это мало кого интересует. С другой стороны, даже заинтересованной публике информацию о проведении этих слушаний бывает днем с огнем не найти.

Так что на фоне инертности большинства вопросы решают те, кто занят скучными делами. Или те, кто фасады красит.

Андрей Савин