35media.ru

Про лен, операцию «Юг» и странную логику жизни

Закрепить молодежь на селе — этой задаче не один десяток лет. Раньше для ее решения строили дороги, клубы, развивали культуру сельской жизни. Сегодня почему-то многое происходит наоборот. Во всяком случае в отдаленных местах на востоке области.

По воде и по земле

Вот и первый снег выпал, и осень властвует на всей Вологодчине. Река Сухона вот-вот покроется коркой льда, давно уже улетели чайки, не слышно гудков парохода. Все замирает. Из лесного поселка Карица, где я был зимой, мне пишет библиотекарь Марина Морогина: дороги плохие, ребятишек автобус с трудом доставляет в Николу в школу, а хлеб в магазин из Тотьмы и вовсе не привозят, приходится печь его самим, как в старину.

Почему я об этом рассказываю? А потому, что восточные районы области и пятьдесят, и тридцать лет назад испытывали схожие проблемы. Когда-то реки Сухона и Юг были единственными ниточками, которые соединяли Тотьму, Кичменгский Городок, Никольск, Нюксеницу с большим миром. За навигацию нужно было успеть доставить по воде множество грузов в районы, где не имелось альтернативы водному транспорту — попросту говоря, не было дорог. Особенно напряженной была навигация на реке Юг, которая становилась судоходной буквально на какие-то две недели весной, в период самой большой воды. Да, еще летали Ан-2, прозванные в народе кукурузниками, — эти небольшие самолеты применялись в сельхозавиации, а также перевозили людей из отдаленных мест. Это сейчас из некоторых деревень до райцентров добираются по несколько часов по бездорожью, а тогда эти самолеты, которым не требовалась большая взлетная полоса, доставляли селян за полчаса. И что удивительно, людей в этих краях жило много, и не помышляли они о том, чтобы бросить родную землю. Даже несмотря на отсутствие дорог и сложности со снабжением.

Собираясь ехать в восточные районы, я в Интернете увидел ссылку на документальный фильм «Операция «Юг» 1982 года. Он меня очень заинтересовал: хотелось увидеть, чем же жили тогда вологодские колхозники, о чем думали, о чем мечтали. В этом фильме говорится о той самой доставке грузов по реке Юг. Рассказывается, как люди ждали прихода первых судов с грузами для народного хозяйства, с продовольствием и т. д. Экипажи тех судов встречали как героев, на пристани собиралось народу — не протолкнуться, пионеры салютовали, первые секретари райкомов партии произносили торжественные речи, девушки преподносили хлеб-соль… И все это было от души. За короткий срок речникам предстояло в очень сложных условиях обеспечить районы всем, от сельхозтехники и продовольствия до модных платьев, лекарств, школьных тетрадей и карандашей.

Проводилась операция «Юг» с конца 30-х годов до начала 90-х, когда появилась дорожная сеть, позволившая заменить речные перевозки наземными. Увы, сегодня многие дороги доведены до состояния направлений.

Льняные перспективы

Все это я вспомнил, когда побывал на льнозаводе ООО «Кичменгский лен», у директора Николая Николаевича Алексеевского. Мы встретились в небольшой лаборатории предприятия. Николай Николаевич с кем-то разговаривал по телефону, потом беседовал с сыном, который у него является первым помощником. Чувствовалось по настроению, что нынешним урожаем льна Алексеевский доволен («Кичменгский лен» не только занимается переработкой, но и выращивает лен). Хотя нет-нет да и выглянет в окошко — как погода. Наша встреча проходила в начале октября. И Николай Николаевич сетовал, что осень слишком капризна — то какой циклон пройдет, то еще что — и в отведенные сроки не удалось убрать весь лен. Директор ждал, пока земля подсохнет, пройдут первые морозные утренники и оставшийся лен можно будет убрать. Не хотелось ему, чтобы труд людей ушел в землю. В сельском хозяйстве Николай Николаевич, если можно так сказать, с самого рождения. Отец его, Николай Ильич, был председателем колхоза, мать тоже в колхозе работала. Так что сельская жизнь ему знакома хорошо. Правда, мечтал он стать учителем, но народ избрал его председателем. И как главе СХПК «Майский» Николаю Алексеевскому указом президента страны присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства РФ». А сейчас он директор небольшого льнозавода. Когда-то это было очень крупное предприятие, на котором люди работали в три смены. Как рассказал Николай Николаевич, лен — это культура, которая формировала бюджет колхоза. Все свободные поля, клочья пахотной земли поочередно засевались льном. Потому что лен по законам агрономии нельзя сеять на одном и том же месте несколько лет подряд — качество будет плохое. На уборке льна, как вспоминает Николай Николаевич, работали все, потому что это давало возможность неплохо заработать.

Пока мы сидели в лаборатории, постоянно приходили люди. Зашел мужчина и спросил, не могут ли ему продать для хозяйственных нужд куколю, то есть то, что остается от переработки льносемян. Затем забежал молодой рабочий Андрей Трудов. В ответ на мой вопрос он сказал, что работой на заводе доволен; недавно сыну компьютер купили, хозяйство свое держат. Все хорошо.

А мы с Николаем Николаевичем идем в цех, где укладывают в рулоны готовую продукцию — льноволокно. Как признался Николай Николаевич, работать к нему люди идут с радостью, но проблема в том, что работа сезонная, заканчивается в феврале. Кто-то потом сам ищет работу, другие встают на учет в Центр занятости, а кому-то и на предприятии находится место. Но самое главное — люди верят, что у них есть будущее, уже сейчас построен из некогда запущенного здания новый цех, обустроили место, где будет складироваться сырье. На огромной территории восточных районов области льном занимается практически только Николай Николаевич Алексеевский. Он старается развивать производство, чтобы предприятие выпускало продукцию только высшего качества.

Всем классом — в колхоз

Мы долго разговаривали и вдруг опять вспомнили о фильме «Операция «Юг». В этом фильме говорилось и о том, что нужно, чтобы молодежь оставалась на местах, работала в родных колхозах. Например, председатель колхоза предлагает проводить в школе уроки профориентации и при этом выделяет из хозяйства самую лучшую технику и передового тракториста. В то время, в 80-е годы, в стране, и в том числе у нас на Вологодчине, зародилось движение: выпускники сельских школ целыми классами оставались работать в своем колхозе. Жена Николая Николаевича Любовь Викентьевна, работавшая тогда в школе, проводила беседы на эту тему со своими учениками. Она помнит, что молодым работникам давали благоустроенное жилье, посылали их на учебу. В фильме «Операция «Юг» молодая доярка в беседе с большим районным начальством рассказывала об успехах молодежной бригады, а еще говорила, что она, как и ее ровесники, хочет, чтобы в селе был клуб, чтобы можно было ходить на танцы, чтобы устраивались поездки в город — в театр и музей. И когда заканчивалась страда, когда урожай был убран, молодежь действительно ездила в большие города, посещая множество культурных заведений.

А Николай Николаевич вдруг предложил мне съездить в село Косково, где был колхоз, в котором он долго председательствовал. Именно там до сих пор живет и работает героиня фильма «Операция «Юг» Татьяна Анатольевна Шарова, в девичестве Обухова. Автор фильма Игорь Беляев очень тепло отзывался о многодетной семье Татьяны Анатольевны. Мне запомнились те кадры, где молодая доярка говорит, что хочет вступить в партию и быть в первых рядах строителей коммунизма. Звучало это очень искренне.

Когда я рассказал Татьяне Анатольевне, почему доехал до нее, она лишь улыбнулась, словно вспомнив что-то доброе и хорошее. А потом показала рукой на стройку, которая видна из окна:

— Это у нас школу строят, ребят в селе стало много, учиться в старой уже тяжело. Я думала, мои ребята тут выучатся, да строительство заморозили, пусть уж внуки походят. Я-то не жалею, что когда-то решила остаться в колхозе, потому что мы были на подъеме, получали хорошие деньги, была перспектива. А сколько все держали скотины! Теперь мало держат, потому что невыгодно… Нет, хорошее было время!

Позже к нашему разговору присоединился Алексей Шишов, который живет и работает в деревне. У Алексея большая семья. И когда вдруг появилась информация, что финансирование строительства школы может прекратиться, молодой человек стал писать во все инстанции, до приемной президента страны дошел. И вот пришел ответ, что к 1 сентября школа будет достроена. Для сельчан это радость: если на селе будет школа — люди останутся, будет развиваться хозяйство, будут новые рабочие места.

…И опять я вспомнил про «Операцию «Юг», когда уже уезжал из Кичменгско-Городецкого района. Думал, что теперь у нас во все районы есть дороги, где хорошие, где плохие. А проблемы остались прежние. Только три десятилетия назад хотели клубы открывать, а теперь закрывают, как и школы, потому что выгоднее возить детей на автобусе. Но может быть, все наладится, и вернется молодежь в село, и поднимем мы наше сельское хозяйство. И будет расти на вологодской земле лен.

Сергей Рычков