35media.ru

В Череповце вспомнили традиции бабушек

4 ноября отмечается православный праздник Казанской иконы Божией Матери, а в Череповце проводится фестиваль традиционного и православного искусства «Звонница». На нем вы как будто оказываетесь в старинном поселении, жители которого — сплошь народные умельцы.

Частушки и молитвы

На сцене Дворца металлургов — торговые ряды: скобяная лавка, льняная, кружевная, с вологодским маслом… По рядам ходят парни и девушки, предлагают пирожки. То ли это юный Череповец, то ли село Луковец, которое до затопления было центром торговли и ремесел. Как жили в то время, следуя народным обрядом и веруя в Бога, показывают коллективы из Череповца, Твери, Сизьмы, Ёрги и Московской государственной консерватории. Традиционные вечерние «беседы», где трудилась и веселилась молодежь зимой и где зарождались семейные пары, свадебный обряд, колыбельная, детские забавы — и так вся жизнь человеческая в фольклорных образах. Оттенял пестроту народных нарядов и обрядов одетый во фраки хор Воскресенского собора, который исполнял духовные песни.

Фестиваль «Звонница» состоялся с благословения епископа Череповецкого и Белозерского Флавиана. Вместо него, занятого на службе, к зрителям вышел с приветствием настоятель Храма Афанасия и Феодосия Череповецких, протоиерей Александр Куликов и многих удивил своей речью.

— Многие священники осторожно относятся к народной культуре, почему-то привилось сознание что это остатки язычества. Но это все пережитки советского времени, когда старались заглушить русскую народную культуру. А ведь как без песни, без пляски, без удалых праздников? Все это необходимо. Русский человек умел и умеет и веселиться, и работать, и молиться, — сказал Александр Куликов.

Панки и чеканки

Фестиваль «Звонница» — это не только выступления. В Череповце, а затем в Шексне и Сизьме, народные умельцы передают свои знания, устраивая мастер-классы, организуя выставки. Газета «Речь» поговорила с мастерами, приехавшими в Череповец и узнала, сколько в их творчестве исконного, а сколько авторского.

Михаил Кутепов, народный мастер России и методист по народным промыслам в Сизьме вырезает из дерева традиционную вологодскую и архангельскую игрушку и посуду. Играли дети до крещения Руси лошадками, птичками, медведями, а еще были куклы-панки (уроженец Череповца, Михаил думает, что это название имеет что-то общее с нашим «Панькино»). Посуда же в основном в виде утки — птицы, которая, по древним поверьям, несла с собой солнце. У мастера рядом с языческими идолами стоят и ангелочки — это уже авторская работа. Он занимается резьбой уже почти сорок лет, а унаследовал это умение от деда-плотника, который благодаря своему таланту выжил в немецком плену.

Рядом с резчиком по дереву плетет поясок для народного костюма Анна Прохорова, она методист центра традиционной народной культуры в селе Воскресенском.

— Плету пояс на бердышке — оно заменяет ткацкий станок. Пояса раньше нужны были всем: ребенка подпоясывали с самого рождения, повязывали его даже под ночной рубашкой. Пояс считался оберегом для человека, и в хозяйственных нуждах пригождался, — рассказывает Анна Прохорова.

Сегодня такие пояса ткут и покупают те, кто занимается народным творчеством, надевает периодически традиционный костюм. Анна вспоминает, что не всегда в семьях так ценились народные традиции, многое выбрасывалось как старье, сжигались прялки, а сейчас они на пересчет.

Вера Ергина, артистка череповецкого народного коллектива «Феникс», подарила нам бабушкин рецепт архангельских козуль на жженом сахаре. На три стакана сахара приходится один стакана воды, три яйца, 500-600 грамм пшеничной муки, 150 грамм сливочного масла, пряности (по одной чайной ложке корицы, гвоздики, имбиря), одна чайная ложка соды. Для глазури используется два яичных белка, 200 грамм сахарной пудры, пара капель лимонной кислоты. Традиционную и авторскую козулю можно отличить по рисунку, он очень простой: обычно это линии и точки (так обозначали засеянное поле, солнце, рыболовецкие сети).

— Сначала этими пряниками играли, а потом уже съедали. Пекли их обычно к рождеству и делались пряники в форме животных — олени, коровы, вола, лося, козы, — говорит Вера Ергина.

А Маргарита Коновалова из Вологды делает другие пряники — из ржаной муки и меда, печатные. Обсуждается вопрос, чтобы такие пряники возвести в ранг произведений искусства — для чеканки изображений на них используются пряничные доски, на которых изображаются целые монастыри, символы и достопримечательности городов (своего рода прообраз сегодняшних магнитиков).

И все гости понимали: если хозяева раздают пряники, значит, пора расходиться. Эти изделия и в старину уже были авторскими, не говоря уже о современности. Делают что-то похожее и на комбинатах, но там рисунки проще.

— Когда я работала технологом на череповецком хлебокомбинате (на улице Белинского был завод черного хлеба), руководство поставило передо мной задачу механизации штамповки пряников, и я стала изучать традицию, сделала свои первые установки для печатного пряника, — вот так началось народное творчество для Маргариты Коноваловой.

Юлия Бочкарева