35media.ru

Недолгое счастье новоселья

Если бы не полуторамесячная девочка, восемь человек могли погибнуть в огне, который поздней ночью охватил недавно построенный жилой дом.

Семья, в которой воспитываются шестеро детей, потеряла дом из-за пожара. Многие череповчане захотели помочь. Но нашлись и те, кто предпочел осуждать семью, автоматически ставя знак равенства между терминами «многодетная» и «неблагополучная».

Дом для семьи

По профессии Ольга Акимова — пекарь-кондитер, сейчас находится в декретном отпуске; ее супруг Владимир трудится на частном предприятии водителем-крановщиком. В семье шесть детей: Полина (ей почти 17 лет), Татьяна (13 лет), Илья (9 лет), Тамара (3,5 года), Арсений (скоро исполнится 2 года), Варвара (1,5 месяца). Для любителей поцокать языком на тему «зачем столько», сразу хочу отметить, что дети ухоженные, ведут себя спокойно, одеты аккуратно; а ведь мы встретились вскоре после того, как семья, пережившая пожар и потерявшая большую часть вещей, обживалась в комнате.

Комнату в четырехкомнатной квартире Акимовы приобрели в 2012 году на средства материнского капитала. Но изначально понимали, что такой большой семье и жилплощадь нужна побольше. Поэтому супруги решили приобрести участок и построить на нем дом.

— Участок на Фанере (на дачных линиях — прим. авт.) мы купили год назад, — рассказывает Ольга Акимова, — в рассрочку. Последний платеж внесли буквально в сентябре. Почти сразу после покупки начали потихоньку строиться, а переехали туда в апреле.

На строительство дома и приобретение необходимых материалов тоже был взят кредит, который еще не выплачен. После переезда семья завела небольшое подсобное хозяйство: куриц, петуха, уток, кроликов; также в семье жили три собаки и две кошки.

Пожар

Раньше для обогрева помещения Акимовы использовали печку-буржуйку, но она стала коптить — дым шел внутрь помещения. Потому в специализированном магазине приобрели газогенераторную печь, которая тоже топится дровами. Установкой Владимир Акимов занимался сам, предварительно проконсультировавшись с продавцом и прочитав инструкции, а также информацию в Интернете. Вместе с печкой были куплены и изоляционные материалы, которые должны выдерживать температуру до 1 000 градусов. Эти материалы Владимир Владимирович на всякий случай уложил в два слоя. Печь установили 26 октября. Тем же вечером случился пожар.

— Я была с Тамарой в поликлинике, мы проходили медкомиссию для детского сада, — рассказывает Ольга Владимировна. — Старшие дети были у родственников мужа.

Освободившись, Владимир привез всех домой. Уставшая Ольга (в тот день, помимо прочего, еще пришлось расчищать двор после обильного снегопада) легла спать пораньше — сразу, как уснула Варя. Родители и младшая дочь обычно спали на первом этаже, а старшие дети — на втором. Вечером и ночью Владимир присматривал за печью, проверял, все ли в порядке. Спать он лег очень поздно.

— Ночью Варя начала возиться, — продолжает Ольга Акимова, — а я всегда чутко на нее реагирую, даже сквозь сон. Я встала, думала, сейчас покормлю маленькую. Сначала ничего не поняла, только сквозь дрему вижу какой-то огонек. Вгляделась: точно, огонь! Я бужу мужа: «Вова, горим!» Он вскочил. Я побежала на второй этаж, муж — за водой, чтобы тушить пожар. На первом этаже дыма было не очень много, он в основном поднимался на второй. Позже от воды дыма стало еще больше. Я разбудила детей, мы кое-как спустились со второго этажа. Маленьких муж вынес сам, отдал старшим. Мы просто выбежали, успели прихватить только одежду, которая висела на вешалке в коридоре, — я буквально сгребла вещи в охапку на ходу. После того как открыли дверь, пламя вспыхнуло еще сильнее. Муж пытался тушить огонь, я вызвала пожарных, но дом все равно сгорел — очень быстро. Он был просто-таки весь объят пламенем.

Помощь

Об истории семьи Акимовых мы узнали благодаря их соседке. Людмила (фамилию и даже отчество женщина назвать не захотела) пришла к нам в редакцию и буквально со слезами на глазах рассказала о своих соседях, у которых накануне сгорел дом и которые теперь вынуждены вернуться в свою комнату в коммуналке, да еще практически без вещей. Квартира Людмилы в том же доме, что и комната Акимовых, семью эту женщина знает хорошо и отзывается о них как о добрых порядочных людях.

На следующий день я сама, предварительно договорившись, отправилась к Акимовым. Встретили меня Татьяна Максимова — тетя Ольги — и Полина Акимова. Обе они присматривали за младшими детьми; двое «средних» были в школе.

— Вчера был очень тяжелый день, — проговорила Татьяна Викторовна. — Олиной маме, когда она обо всем узнала, стало плохо — гипертонический криз. К счастью, все обошлось, сейчас она дома (в Шухободи — прим. авт.).

Ольга попросила о помощи — не о деньгах, а о вещах, через Интернет, и люди не остались безучастными. Сейчас семья попросила прекратить сбор, потому что все необходимые вещи уже есть: одежда, игрушки, мебель и т. д. Правда, сломалась стиральная машина. Чуть позднее в разговоре прозвучала застенчивая просьба, точнее, робко выраженная надежда: возможно, найдется мастер, который согласится починить машинку бесплатно? Пока договорились о стирке с соседкой сверху, но долго так продолжаться не может. Если вы можете и хотите оказать какую-либо помощь, лучше всего связаться с Татьяной Викторовной Максимовой (Ольга сейчас просто разрывается и не всегда успевает ответить на звонки): 8-921-255-84-14.

Много вложено

Вскоре пришла сама Ольга, а вместе с ней мужчина, который занес мешок с вещами. Я поначалу решила, что это Владимир Акимов, оказалось — нет.

— Это от школы, — объяснила Ольга Владимировна. — Там собрали для нас вещи. Нам сейчас помогают и родственники, и знакомые, и незнакомые. Кто-то переводит деньги (волонтеры помогли «организовать» телефонный номер, на который можно перевести средства), и даже не знаешь, как спасибо сказать. Я бы очень хотела поблагодарить всех, кто нам помог: учителей и учеников из школ Ильи и Тани, волонтеров, всех тех, кто жертвовал вещи и деньги.

Пока мы разговаривали, Ольга возилась с Варей, Арсений и Тамара тихонько играли рядом.

— В этот дом было очень много вложено, — качает головой Ольга. И чуть тише повторяет: — Очень много. Муж у меня работал бедный не покладая рук. Он и сейчас на работе, только вчера день брал за свой счет. Вечером еще поедет туда (к сгоревшему дому — прим. авт.) кормить животных.

Возвращение

Все это было на прошлой неделе. А буквально вчера мы вместе с Ольгой Акимовой ездили к тому месту, где стоял их дом.

— Первый раз после пожара еду туда, — Ольга крепче сжала руль, — как-то страшно...

По дороге мы говорили о многом, в частности о реакции людей в Сети. Добрых людей больше — это Ольга Акимова отметила не раз, но все же есть те, кто не поскупился на обвинительные комментарии, с ходу обозвав Акимовых безответственными родителями, да еще обвинив в алкоголизме.

— Как можно делать такие выводы, не зная людей лично? — недоумевала наша собеседница. — Я обычно не принимаю такие вещи близко к сердцу, но вчера почитала отзывы и очень расстроилась.

Самую маленькую по размеру собаку Акимовы взяли с собой в комнату. Еще одну на время отдали знакомым. Самая крупная пока остается на участке. Хозяева приезжают каждый день покормить пса Цезаря и кошек Басю и Германа, приютившихся в сарае. Животных Акимовы бросать не собираются, правда, хотели бы пристроить на какое-то время в добрые руки.

Завидев хозяйку, Цезарь вскакивает и начинает носиться вокруг своей будки, виляя хвостом и то жалобно, то радостно поскуливая. Какое-то время уходит на то, чтобы погладить и успокоить собаку.

Потом Ольга направляется к обугленному деревянному каркасу, который еще неделю назад был домом их семьи. Проходит мимо покосившейся, пострадавшей от огня детской коляски, поднимает игрушечный самосвал, быстро проводит пальцами по щеке, отвернувшись от нас на несколько секунд. Позднее недалеко от будки Цезаря женщина находит размякшие бумаги, смотрит, отряхивая их от снега:

— Мои детские фотографии...

Елена Бжания