Как заставить депутата заседать

За 23 года существования Госдумы ее депутаты впервые всерьез озаботились дисциплиной в своих рядах, обязавшись карать прогульщиков и их фактических пособников. Вопрос, изменит ли это внутреннее отношение народных избранников к своим обязанностям.

Что произошло

Как уже писала «Речь», отныне у депутата Госдумы будет лишь четыре уважительных причины отсутствия на пленарных заседаниях палаты. Это больничный лист, отъезд с официальной делегацией, командировка в регионы и исполнение возложенных полномочий. В остальных случаях факт отсутствия будет приравнен к прогулу со всеми вытекающими, вплоть до лишения мандата.

Одновременно в регламент Думы было внесено еще одно долгожданное новшество: запрет голосования по доверенности. Как отмечают в нижней палате, скорее всего, в таком виде новый порядок работы и будет принят.

Конечно, отрадно, что новый созыв Госдумы начинает свою работу на такой позитивной для избирателя ноте. Другое дело — непонятно, почему так долго медлили со столь очевидным решением.

Что было

Статья 81 Трудового кодекса РФ содержит недвусмысленное определение прогула, дающего в том числе повод для увольнения наемного работника. Это отсутствие на рабочем месте без уважительной причины больше четырех часов подряд. Хотя достаточно и трех, и даже двух часов, если именно столько длился рабочий день.

Работодатель имеет право уволить прогульщика по статье, равно как имеет право ограничиться выговором или вовсе закрыть глаза на факт нарушения.

Правда, речь идет именно о наемном труде. Депутатская деятельность всю дорогу находилась где-то в стороне от деятельности «простых смертных», несмотря на то, что это не менее ответственный труд, к тому же оплачиваемый (и весьма недурно оплачиваемый).

Высокая ответственность депутата Госдумы, от которого зависит принятие судьбоносных для страны законов, сама по себе предполагает ряд приятных профитов вроде депутатской неприкосновенности, оплаты дорогостоящих командировок, труда помощников и проч. Тем не менее до сей поры некоторые избранники забирались выше своей ответственности, полагая, что график своей работы они не обязаны согласовывать ни с кем. Законодатель — это звучит гордо.

Немудрено, что телекартинка с пленарных заседаний общество просто возмущала. В думском зале было в буквальном смысле шаром покати, заседания проходили на грани кворума, а число голосов, необходимое для принятия решений, набиралось за счет того самого голосования по доверенности, или «за того парня».

Апогей народного недовольства был зафиксирован в 2010 году, когда было опубликовано характерное видео: из 450 депутатов в зале присутствует около 70 человек, которые во время голосования снуют по залу, жмут кнопки за коллег, и в итоге набирается более 400 проголосовавших. На жаргоне это звалось «кнопкодавство» или «депутатское пианино».

Тогдашний президент Дмитрий Медведев на встрече с лидерами думских фракций назвал такое поведение «оскорблением тех, кто голосовал за партии» и предложил ужесточить наказание для прогульщиков. Но с тех пор прошло уже шесть лет.

Что важнее

Многие депутаты не стеснялись оправдывать прогулы, что свои, что чужие. Среди наиболее частых аргументов звучали слова о необходимости напряженной работы в регионах, не оставляющей времени принимать законы в Москве. Мол, встречи с избирателями — дело святое, а что касается передачи права голоса другому лицу, то в этом ничего зазорного нет: может же депутат заранее определиться, как он будет голосовать по тому или иному вопросу.

Фактически же этими доводами признавалось, что обсуждения и прения на пленарных заседаниях проводились для галочки и вопрос был решен заранее. Что, разумеется, доверия к депутатам не добавляло.

Проблема характерна не только для Госдумы. В новостях читаю, что депутаты Астраханского областного заксобрания отныне будут обязаны объяснять свое отсутствие на заседании парламента в десятидневный срок. А депутатов Народного хурала Бурятии, пропустивших заседания без уважительных причин более двух раз в год, лишат месячной суммы возмещения расходов.

Сам я, регулярно освещая заседания Череповецкой гордумы, вынужден констатировать, что чаще всего на них присутствует где-то половина от списочного состава, а лица отдельных избранников знакомы мне лишь по их фотографиям на сайте думы. У муниципальных депутатов, впрочем, есть хоть какое-то оправдание: несмотря на их статус, зарплату в гордуме они не получают, и от основной работы освобождены только спикер и его зам. Хотя известно, что предлог можно найти всегда.

В чем дело

Дай бог, чтобы все изменилось. Это, впрочем, не основной итог вышесказанного. Ведь если изменится только форма, а не содержание, пользы не будет никакой. Вид заполненного до отказа зала заседаний не должен обманывать. Он ничего не скажет нам о том, зачем здесь собрались все эти добрые люди.

Если даже малая часть из них пришла отбывать некую повинность, откровенно скучать, страшась лишиться денежного довольствия или мандата, для избирателя не будет большой радостью об этом узнать. Значит, и во власть эти господа отправились не для вершения судьбы страны, а по каким-то своим, одним им известным причинам.

И никакой патетики здесь нет. Дело ведь не только в депутатах. Достаточно вспомнить известную кампанию времен генсека КПСС Юрия Андропова. Тогдашние облавы в банях, магазинах и кинотеатрах с целью выявить нарушителей трудовой дисциплины и сейчас воспринимаются по-разному. Говорят, что это дало несколько процентов роста объемов производства в СССР. Но понятно, что большего эффекта достичь было нельзя: основная проблема плановой экономики заключалась не в прогульщиках.

Так и качество принимаемых Госдумой законов не изменится от того, сколько человек давят на кнопки. Но это уже совсем другая история.

Андрей Савин